Абоский мир 1743 года. Когда историю не удалось поворотить вспять…

Автор:

Александр Гончаров.

18 августа 1743 года был подписан Абоский мир, который увенчал собою окончание Русско-шведской войны.

Всего русские со шведами воевали около 17 раз, не считая мелких приграничных конфликтов, начиная с XII века и заканчивая XIX веком. Из всех войн та, что прошла с 1741 по 1743 годы, является наименее известной современному российскому любителю истории.

По большому счету, этой войне были посвящены всего две достаточно основательные книги. Одна вышла в свет в 1859 году, другая же – только в XXI веке. Данная война обычно рассматривалась в других монографиях и статьях как эпизод.

Можно с уверенностью сказать, что Русско-шведская война (1741—1743) является забытой войной, а между тем она сыграла ключевую роль в истории России XVIII века.

В условиях политической нестабильности (не надо забывать, что наступило время Дворцовых переворотов) Россия могла полностью потерять завоевания Северной войны и оказаться отброшенной в своем развитии примерно к началу XVII века.

Швеция готовилась к этой войне с 1735 года. Для этого заключались тайные и явные союзы с Францией и Турцией, для этого велась усиленная шпионская и дипломатическая деятельность на территории России, для этого постепенно нарастала антирусская пропаганда на территории самого королевства. Планы у шведов были весьма серьезные, причем они продолжали считать, что могут при помощи других государств разобраться с Россией и вернуть положение дел, по крайней мере, к ситуации, сложившейся до Северной войны.

Заранее шведами были выработаны следующие условия мира, причем на все случаи завершения войны: «Если Россия будет просить мира, то не вступать с нею даже и в перемирие раньше, чем прелиминарно не будут уступлены Швеции Карелия, Кексгольм, Выборг, Петербург, Кронштадт и Кроншлот, и вся Нева. Основанием настоящего мира принять Столбовский мир, заключенный в 1617 году; поэтому Швеции и её союзникам, кроме уже помянутого выше, должны еще были быть уступлены вся Эстляндия, Лифляндия, Карелия и Ингерманландия, и все принадлежавшие прежде Швеции острова, и сверх того все Ладожское Озеро, так что граница должна быть значительно отодвинута к востоку против той, которая была назначена в 1617 году, и идти чрез Онежское Озеро до Белого Моря…

Если бы шведское оружие потерпело какой-нибудь урон на сухом пути или на море, или стечение обстоятельств (конъюнктуры, как тогда выражались) стало бы вообще невыгодно для Швеции, то тогда требовать только, чтобы были возвращены Эзель и Дагэ (Dago) и остальные острова Финского Залива, а также вся Эстляндия, Ингерманландия, Карелия и Кексгольмская Губерния, со всеми принадлежащими к ним городами и крепостями, одним словом, восстановлены только те границы, которые существовали в 1700 году…

Наконец, если, против всякого ожидания, шведское оружие потерпело бы значительное поражение, или на Швецию восстали бы другия державы, и ей чрез то угрожала бы опасность, то довольствоваться в таком случае следующими условиями: вся Карелия, Кексгольм, Выборг и вся река Нева, с крепостию Нотенбургом, Петербург, Кронштадт и Кроншлот должны быть уступлены Швеции. Россия должна обязаться не иметь военных судов или галер в Финском Заливе или у берегов Эстляндии и Лифляндии, откуда вывоз хлеба снова должен быть дозволен на условиях нюштадтского мирного договора, о котором впрочем ни под каким видом не упоминать, но считать его совершенно уничтоженным, так как он заключает в себе такие пункты, которые служат России предлогом вмешиваться в частные дела Швеции» (Шпилевская Н. С. Описание войны между Россией и Швецией в Финляндии в 1741, 1742 и 1743 годах. – СПб.: Тип. Якова Трея, 1859.– 281 с.).

Огромную роль в возбуждении шведского общества сыграло убийство шведского разведчика и курьера, майора Малькольма Синклера. Оно произошло в 1739 году в районе Бреслау. Малькольм вез документы из Турции в Швецию, которые должны были сыграть свою роль в антирусском союзе. Синклер был убит, а два русских офицера: капитан Кутлер и поручик Левицкий доставили документы в Россию. Эта история, на самом деле, являлась весьма темной, так как основным свидетелем преступления был французский купец Кутюрье (работавший на французскую разведку).

В дальнейшем, гибель Синклера послужила одним из поводов для начала Шведско-русской войны 1741—1743 годов. Некий Андерс Удель даже написал романтическое произведение «Песнь о Синклере». В этом опусе рассказывалось, как шведский король Карл XII встречается с Синклером, и там же прозвучал пафосный призыв отомстить Российской империи. Указанную Шведско-русскую войну нельзя рассматривать изолированно, в отличие от одного из крупнейших столкновений, известного под названием «Война за австрийское наследство» (1740—1748 гг.).

По сути, в этом конфликте решалась судьба сразу нескольких государств, и боевые столкновения проходили не только на территории Европы, но и в Северной Америке и Индии.

В середине XVIII века сильнейшим государством в Европе было королевство Франция. Кроме того, основными игроками выступили Англия, Соединенные провинции (Голландия) и, конечно же, Австрия. Нельзя забыть еще и Испанию, и Сардинию, и Пруссию.

Франция знала, что потенциал России может быть привлечен для поддержки антифранцузской коалиции, так как во главе страны стояла регентша Анна Леопольдовна (из Брауншвейгской династии). Император-младенец Иван VII, естественно, никакой роли не играл. Анна Леопольдовна и ее супруг Антон Ульрих поддерживали Австрию. Хотя долгое время игравший при ее дворе особую роль Христофор Антонович Миних отнюдь не был австрийским сторонником.

Окончательно проавстрийская ориентация России стала понятной после отхода в марте 1741 года Миниха от власти. Усилившееся влияние Андрея Ивановича Остермана явно свидетельствовало о том, что «австрийская партия» в России выигрывает.

В этих условиях шведы и французы сделали ставку на государственный переворот и приход к власти Елизаветы Петровны, дочери императора Петра I. Шведский посол Эрик фон Нолькен вместе с французскими дипломатами обхаживали Елизавету Петровну как раз перед началом войны. Швед просил за содействие своего государства вернуть Стокгольму земли, потерянные в Прибалтике. Елизавета Петровна отказалась.

Шведско-русская война началась по воле Риксдага, где господствовала «партия шляп». Надо сказать, что все сословия Швеции хотели этой войны. Шведские купцы, промышленники, крестьяне мечтали о возвращении Прибалтики, чтобы поставить под контроль экспорт хлеба из России в Европу, да и самой Швеции хлеб тоже требовался, ибо его на территории Короны выращивалось очень мало. Кроме того. Шведы чувствовали себя ущемленными в чисто патриотическом духе, после, как казалось им, позорного окончания Северной войны. Так что и шведское дворянство войну с Россией поддерживало. В августе 1741 года Швеция объявила войну России.

Намерения сторон очень хорошо можно проследить: Россия не хочет войны, а Швеция буквально жаждет, причем шведы очень хотели уже в ходе военных действий поправить свое материальное положение.

Шведский король предлагал своим подданным: «Нашим военным кораблям и судам нападать на неприятельские военные корабли и суда, отыскивать и брать их, а также и все принадлежащия русским подданным и васалам суда со всеми находящимися на оных товарами и всяким имуществом, но и всемилостивейше дозволили, чтобы все Наши верные подданные были к тому поощряемы и снабжаемы следуемым к тому уполномочением» (Шпилевская Н. С. Описание войны между Россией и Швецией в Финляндии в 1741, 1742 и 1743 годах. – СПб.: Тип. Якова Трея, 1859.– 281 с.).

В России же по августовскому манифесту о причинах войны со Швецией объявлялось: «И тако никому из подданных российских тем шведской нации людям, покамест они в Империи и в границах Его Императорского Величества обретаться будут, никаких обид, досадительства и вреда не чинить, и имений и вещей их отнюдь не касаться, и оных не похищать, под опасением жестокого штрафа…» (Шпилевская Н. С. Описание войны между Россией и Швецией в Финляндии в 1741, 1742 и 1743 годах. – СПб.: Тип. Якова Трея, 1859.– 281 с.).

Шведскую армию возглавил граф Карл Эмиль Левенгаупт. В Швеции 30-х годов XVIII века он слыл как выдающийся полководец и предводитель дворянства. Русскую армию в Финляндии получил под свою руку фельдмаршал Петр Петрович Ласси, оказавшийся гораздо более талантливым полководцем, чем его шведский визави.

Изначально война для шведов пошла неудачно, они слишком переоценили свою армию и свои способности. Шведы потерпели несколько поражений, был разбит корпус Врангеля и потерян город Вильманстранд. Подошла осень, и войска обеих стран отправились на зимние квартиры, однако Левенгаупт решился продолжить военную кампанию. Регентша Анна Леопольдовна в ответ распорядилась направить русские гвардейские части в Финляндию, что вызвало недовольство гвардии, которым воспользовалась для переворота Елизавета Петровна.

Вся Брауншвейгская династия была арестована, а малолетний император Иван VI Антонович заточен в крепости. Елизавета, став правительницей, заключила перемирие со Швецией, но уже в феврале 1742 года ей пришлось от него отказаться, так как русское дворянство явно выражало свое неудовольствие, а это грозило контрпереворотом.

Серьезные боевые действия развернулись летом 1742 года. Шведы опять неоднократно были биты, и основные силы шведской армии оказались в тяжелейшем положении у Гельсингфорса (Хельсинки). В конце концов, русская армия заняла почти всю территорию Финляндии, вплоть до города Улеаборга. Стало ясно, что война Швецией проиграна позорно, окончательно и бесповоротно.

В январе 1743 года начались мирные переговоры между Швецией и Россией в городе Або (ныне –  г. Турку), причем военные действия продолжались, но велись они вяло и, в основном, на море, где успеха не добилась ни одна из сторон.

Абоский мир был заключен на весьма комфортных условиях для Швеции. Россия вернула почти все захваченные земли, за исключением территории, почти совпадающей с так называемой «Старой Финляндии», но шведы вынуждены были подтвердить итоги Северной войны (Ништадтский мирный договор 1721 года). То есть, историю не удалось повернуть вспять. Кроме того, риксдаг избрал наследником престола князя-епископа любекского Адольфа Фредерика, родственника великого князя Петра Федоровича (будущего императора Петра III).

Хотя территориальные приобретения России были минимальны, но граница отодвигалась от столичного Санкт-Петербурга на достаточно приличное расстояние. И, самое главное, Россия окончательно превратилась в ведущего военно-политического игрока в Восточной Европе и Балтийском регионе. Конечно, войну можно было продолжать. Потери русских войск были незначительны, Россия имела массу возможностей перенести боевые действия на территорию коренной Швеции и значительно приумножить свои земли в Северной Европе, однако дополнительное ослабление Швеции было Российской империи невыгодно, так как именно в это время начался подъем Пруссии, да и полный контроль Дании над проливами-выходами из Балтийского моря Россию не устраивал. Правительство Елизаветы Петровны решило не добивать Швецию по чисто прагматическим мотивам. Это решение оказалось верным, хотя тот же Адольф Фредерик, став королем, проводил антирусскую политику, да и со Швецией потом пришлось воевать. Но Швеция после войны 1741—1743 гг. уже никогда более не считалась серьезным противником России. Зато эту страну русская дипломатия вполне удачно использовала в международных политических играх против доминирующих государств Европы.

Примечание: Войну все же правильнее именовать Шведско-русской, ибо инициатором этого столкновения оказалась Швеция.

Поделиться ссылкой:

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.