• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

07.07.2019

Айсберг Тильзитского мира

Автор:

Александр Гончаров.

7 июля 1807 года был подписан Тильзитский мир, ставший результатом переговоров Александра I и Наполеона Бонапарта, начавшихся еще 25 июня встречей двух императоров на плоту посредине реки Неман. Он определил окончание войны Четвертой антифранцузской коалиции против Франции и ее союзников. Непосредственным поводом для заключения мира стало поражение русской армии в битве с армией Наполеона I при Фридланде 14 июня 1807 года.

Английская карикатура на Тильзитский мир

Тильзитский мир часто называют промежуточным, так как он явился лишь отсрочкой  большой войны Наполеоновской Франции с Российской Империей. Историки, отмечая последствия соглашения в Тильзите, обычно рассматривают их с позиций чисто европейского противостояния, оказывавшего влияние на международную жизнь на достаточно небольшом временном отрезке, примерно до Отечественной войны 1812 года.

На самом деле Тильзитский мир открывал уже новую эпоху. Тильзит – это полный крах Вестфальской системы международных отношений, сложившейся после окончания Тридцатилетней войны, в 1648 году. Все принципы Вестфаля были опрокинуты и дальнейшие попытки их реанимации не привели ни к чему. Главный же принцип «национально-государственного суверенитета» просто отправился на свалку истории. После Тильзита появление искусственно созданных государств превращается в норму, как и ликвидация существующих вполне законно стран, хотя до этого подобные действия рассматривалось как политический моветон.

Тильзитский мир оказался выгоден как в среднесрочной, так и долгосрочной перспективе не только участникам его, но и сторонним наблюдателям. Тильзит установил прецедент серьезной перекройки границ без учета национально-государственного суверенитета. Пруссию обкорнали по полной программе, хорошо хоть то, что Александр Павлович отстоял перед Наполеоном само существование данного королевства, потерявшего даже свою столицу. Прусский королевский двор вынужден был обитать в заштатном Мемеле (ныне – город Клайпеда) вместо Берлина под спасительной охраной русских штыков. Французский император, вообще, предлагал русскому царю разделить Пруссию «по-братски», забирая львиную долю территорий себе. Но Александр Первый отлично понимал, что новое столкновение с Францией неизбежно и какая-никакая, но, пусть и условная, буферная территория не помешает.

Создание герцогства Варшавского (из части польских земель), переданного саксонскому королю – французскому союзнику, ставят в заслугу Наполеону и в вину Александру. Однако, это далеко не так. Не было создано Польское королевство под скипетром, скажем, одного из родственников или маршалов Наполеона Бонапарта, что давало стратегический выигрыш в международной политике.

Но для России имелись и серьезные потери. Пришлось отказаться от баз на Средиземном море. Ионические острова и район залива Котор (область Боки-ли-Каттаро) передавались Франции. Таким образом полностью ликвидировались успехи Средиземноморского похода Ф. Ф. Ушакова и Второй Архипелагской экспедиции под руководством Д. Н. Синявина. Фактически, осложнялись и военные действия против Блистательной Порты. А между тем, русский флот под командованием Синявина дважды наголову разбил турок: 22 мая – в Дарданелльском сражении, а 1 июля – в Афонской битве.

После Тильзита русским (под напором французов) пришлось оставить Молдавию и Валахию, хотя и на суше русская армия отлично разбиралась с османами.

Впрочем, Тильзитский мир позволил России разруливать ситуацию на присоединенных территориях в Закавказье и планомерно вести войну с Персией (у которой имелся союзный договор с Францией).

Как-то ныне мало помнится, что в 1807 году Российская Империя вела одновременно три войны: с Францией, Турцией и Персией. А ресурсы отнюдь не были безграничными.

И еще следствием Тильзитского мира (гарантировавшего невмешательство Франции) явился успех России в войне со Швецией (1808—1809), с последующим присоединением Финляндии и геополитически важных Аландских островов. Россия даже как бы наказывала Швецию за проанглийские и антифранцузские позиции.

Интересно, что Тильзитский мир, подрывавший Вестфальскую систему, оказывался выгоден и Англии. Прецедентное право Британией признавалось всегда, достаточно вспомнить судебную систему Англии. Пока в Европе гремели войны, сперва с республиканской Францией, а потом с Наполеоном Первым, англичане прихватывали французские колонии, оттяпали Капскую колонию у голландцев и организовали вторжение в вице-королевство Рио-де-ла-Плата (владение Испанской короны) (1806—1807). Правда, из Монтевидео и Буэнос-Айреса уйти все же пришлось.

Любопытно, что англичане в попытках захвата испанских колоний в Вест-Индии руководствовались планом венесуэльского революционера и масона Франсиско де Миранды. Возникновение формально независимых государств в Южной Америке в XIX веке было бы невероятно при признании принципов Вестфальской международной системы. «Освобождение» Латинской Америки от Испании явно стимулировалось из-за рубежа. Англии и США требовались «вольные» государства, ведь Испания защищала свои владения от излишнего ввоза промышленных товаров, стимулируя местное производство и предотвращая варварское разграбление ресурсов. Любители «Боливарианской революции» и самого Симона Боливара не любят вспоминать об этом.

Все-таки вернемся опять к Тильзиту. Важнейшим пунктом в соглашении считается присоединение Российской Империи к Континентальной блокаде Англии по плану Наполеона. Здесь-то и таится целый ряд «подводных камней» Тильзитского мира. После сражения у Трафальгара (1805), когда Англия разбила в пух и прах соединенный флот Франции и Испании, Континентальная блокада не имела смысла. Англичане господствовали на море, да и нейтральные страны отнюдь не брезговали поставками товаров в Англию. Берлинский декрет Наполеона о Континентальной блокаде Британии (1806) задачи, поставленные императором французов, решить не мог ни при каких обстоятельствах. Экономика Англии не подрывалась, да и голод населению Туманного Альбиона по проискам Наполеона не грозил. Скорее этот декрет был всего лишь ответным ходом на королевский декрет Георга III от 16 мая 1806 года, по которому Англия блокировала континентальные европейские порты на территориях, принадлежащим французам (примерно от г. Бреста и до городов на Балтике). Англичане широко развернули контрабанду и «каперскую войну». Континентальная блокада приносила Британии не убытки, а доходы. Если бы дело обстояло не так, то Англии предстояло каким-то образом наставить Россию постоянно обходить блокаду скрытыми путями, а они имелись – через нейтральные страны. Но англичане вместо дружественных неформальных актов устраивают 2 сентября 1807 года бомбардировку флотом датского Копенгагена. Дания в 1807 году – дружественная России страна, связанная с ней и политически, и экономически. Россию чуть ли не открыто пригласили активнее участвовать в Континентальной блокаде.

Континентальная блокада приносила ущерб участникам ее, а не Британии. И она способствовала росту недовольства Наполеоном в Европе.

Тильзит представляется столь неоднозначным событием в истории, что и более чем через два века после него нельзя со стопроцентной уверенностью ответить на вопрос: «Кто же выиграл от подписания мира в 1807 году?»

Айсберг Тильзитского мира еще ждет своих новых исследователей...

 

 

 

АНАЛИТИКА, ПУБЛИКАЦИИ , , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».