Александра Коллонтай

Александра Коллонтай: убеждённая большевичка и страстная феминистка

Первая в истории женщина-министр Александра Михайловна Коллонтай (в девичестве Домонтович) (1872–1952) была очень своеобразным человеком. Если не говорить более резко…

Происходила из дворянской, состоятельной семьи. Выйдя замуж за своего дальнего родственника, военного инженера Владимира Коллонтая, Александра тяготилась семейными и материнскими обязанностями и больше занималась чтением революционных книг да своими писательскими опытами.

Через пять лет она окончательно бросила мужа и сына и уехала за границу. Там познакомилась с различными революционными «звёздами», от Плеханова до Елены Стасовой.

Участвовала в революции 1905 года:

— была на знаменитой демонстрации 9 января 1905 года;

— организовала революционное «Общество взаимопомощи работницам»;

— в своей брошюре «Финляндия и социализм» призывала к вооружённому восстанию.

В 1908 году она эмигрировала. Читала лекции в партийной школе в Болонье. Своё участие в революционном движении активно совмещала с деятельностью суфражисток. Ездила от РСДРП на международные конгрессы.

Во время Первой мировой войны окончательно присоединилась к большевикам (член РСДРП(б) с 1915 года). Вела партийную пропаганду в Швеции и выполняла деликатные поручения Ленина.

После Октябрьского переворота стала наркомом государственного призрения в первом ленинском правительстве.

Пыталась лично во главе революционных матросов реквизировать Александро-Невскую лавру в 1918 году. В результате этого был убит новомученик протоиерей Пётр Скипетров, а патриарх Тихон предал коммунистов анафеме.

Как левая коммунистка, она вышла из правительства в знак протеста против Брестского мира. А во время Гражданской войны комиссарила на Украине и в Крыму.

Позже состояла в «Рабочей оппозиции», чем испортила отношения с Лениным. В связи с этим в 1922 году была отправлена полпредом в Норвегию. Затем была на дипломатической службе в Мексике, снова в Норвегии и наконец, в 1930–1945 годах состояла послом в Швеции, всё это время сохраняя хорошие отношения со Сталиным.

Коллонтай как феминистский идеолог

Но в мире Коллонтай значительно более известна как феминистский идеолог.

Всю свою жизнь Коллонтай пропагандировала новый тип женщины, «отказывающейся играть второстепенную роль в обществе». Этот новый тип лучше всего отображали, в её представлении, холостые женщины.

В связи с этим интересен её текст «Дорогу крылатому Эросу!». В нём она рассуждает об отношениях мужчин и женщин в период революции и в некоем идеальном обществе будущего.

В условиях революции и Гражданской войны: «Мужчина и женщина легко, много легче прежнего, проще прежнего сходились и расходились. Сходились без больших душевных эмоций и расходились без слёз и боли… явно увеличивалось свободное, без обоюдных обязательств общение полов».

В революционной жизни: «Брачное общение возникало попутно, среди дела, для удовлетворения чисто биологической потребности, от которой обе стороны спешили отвязаться, чтобы она не мешала основному, главному — работе на революцию».

Строителям новой жизни было некогда вкладывать свою «душевно-духовную энергию» в семью.

«Пролетарская идеология дорожит», по Коллонтай, тем, чтобы любовь проявлялась «не только с одним избранником сердца, но и при общении со всеми членами коллектива».

Любовь как эрос для Коллонтай должна способствовать чувству товарищества.

В новом коммунистическом обществе, для Коллонтай, «чем крепче будет спаяно новое человечество прочными узами солидарности, тем выше будет его духовно-душевная связь во всех областях жизни, творчества, общения, тем меньше места останется для любви в современном смысле слова».

Любовь мужчины к женщине в браке «изолирует, выделяет любящую пару из коллектива». Это плохо для нового коммунистического товарищества, при котором такая любовь «станет не только излишней, но и психологически неосуществимой». «Эрос» Коллонтай приобретает коллективную значимость и служит «развитию и закреплению чувств товарищества». Правда, весьма своеобразного…

Любовь, «связывающая два пола», должна подчиниться «любви-долгу к коллективу». Коллонтай противопоставляет любовь, связывающую «два пола», с сердечными и духовными скрепами «со всем коллективом», которые «должны быть ещё более крепкими и многочисленными, ещё более органическими». Вместо старой морали «Всё для любимого человека» она предлагает новую мораль пролетариата «Всё для коллектива».

В коммунистических мечтаниях всегда есть место для тумана и недоговорённостей. Например, должна ли эта «новая связь с коллективом» распространяться в том числе и на половые отношения? Вроде как бы это у Коллонтай подразумевается, но вроде и не утверждается?! Хотя в личной жизни революционно-товарищеские отношения с мужчинами у неё часто параллельно прирастали и половыми взаимоотношениями.

Ответы на подобные вопросы ещё более усложняет её рассказ «Скоро (через 48 лет)» (1922). Действие происходит в 1970 году, в некоей коммуне будущего.

Войн — нет, государств, денег, торговли — нет, семьи — нет. Весь мир — федерация коммун. Люди живут согласно их возрастам в разных местах. Дети — в неких «дворцах ребенка», подростки — в «весёлых домиках», взрослые — в «общежитиях», а старики — в «доме отдохновения».

Время от времени разные возраста собираются в «Доме ветеранов революции», где ветераны ведут свои рассказы о революции для молодёжи.

Как появляются дети — не уточняется, но, по-видимому, как и с кем придётся, а потом уже воспитываются отдельно от взрослых.

Мечты социальных преобразователей, как это часто бывает, имеют своими корнями личные пороки мечтателей.

Посмертно именем Коллонтай назвали малую планету (2467), село в Калужской области и многочисленные улицы в разных городах страны: Санкт-Петербург, Волгоград, Харьков (переулок), Днепропетровск, Нальчик, Николаев, Новошахтинск, Тара.

Сегодня в России не только её большевистская практика, но ещё более её антисемейные мечтания совершенно неуместны. И её имя должно быть предано забвению и снято с домов на наших улицах и переулках.

Автор: Михаил Смолин

Фото: Quir

Поделиться ссылкой: