• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

29.08.2018

Андрей Горохов: Мы до сих пор относимся к историческим памятникам, как будто истории до 1917 года у нас не было

Выражение «здесь всё дышит историей» — это точно про Калининградскую область. Но по пути из Кёнигсберга в Калининград многое было утрачено и забыто. И я не о прусском наследии — о русском. Многовековое российское присутствие в Восточной Пруссии — факт общероссийского значения, им можно гордиться. А еще область может зарабатывать на этом деньги, и стесняться этого не надо.

В конце июля в Калининградскую область приезжал Леонид Петрович Решетников. Генерал-лейтенант Службы внешней разведки, зампредседателя совета Общества развития русского исторического просвещения «Двуглавый орёл». Имею честь сотрудничать с Леонидом Петровичем уже несколько лет. Он выступил автором предисловия к моей книге о Западном Берлине. В мае мы с делегацией были в Сербии на ежегодных «Русских днях в Воеводине». Сербия — одно из основных направлений белой эмиграции. Туда были вынуждены уехать тысячи офицеров и членов их семей, покинувших родину в результате страшной трагедии — Гражданской войны. Горжусь тем, что награжден памятной медалью, которую Решетников вручил мне за финансовую помощь в реставрации росписей Храма Успения Пресвятой Богородицы в сербском Русском Селе.

В чем заключается одна из главных задач «Двуглавого орла», очень мне близкая? В тонкой, кропотливой работе — восстановлении исторической преемственности нас нынешних и той России, которая почти исчезла после революции 1917 года. Лично для себя я понимаю это как медицинскую реабилитацию. Если представить историю любой страны как ее хребет (а она им и является), то каждый исторический период — это отдельный позвонок. Достаточно вынуть один, и страна превращается в инвалида.

Репродукции фотографий времен Первой мировой войны и Второй мировой, сделанные на территории Восточной Пруссии. 

«Двуглавый орел» ставит памятники, посвященные важным событиям дореволюционной России. Проводит просветительские мероприятия и вообще ведет просветительскую работу. Еще раз, эта работа рассчитана на десятилетия. Задача — чтобы в общественном сознании укоренилось понимание: Россия началась не в 1991-м и не в 1917-м. Вообще-то, мы великий народ с тысячелетней историей. Мы справились с такими вызовами, которые другой народ стерли бы с лица земли.

Прейсиш-Эйлау — наше калининградское Бородино

Историческая память — вещь не абстрактная, она вполне конкретна. Вот, например, рядом с нашим индустриальным парком «Экобалтик» в Багратионовске, буквально в сотне метров, стоит памятный православный крест. В «Экобалтик» приезжают бизнес-делегации из разных стран и других регионов России, задают вопрос: кто похоронен? Десятки тысяч русских солдат, отвечаю. И десятки тысяч французских. Всего убитых и раненых было 50 тысяч с обеих сторон.

У людей иногда возникает недоумение: почему французских, может, все-таки немецких? Нет, говорю, немцы тоже там были в некотором количестве, но воевали тогда на нашей стороне. И это была не Великая Отечественная, про которую кто же не знает, что блестящая Восточно-Прусская операция советских войск закончилась разгромом фашистов. Это был пролог к первой Отечественной. В битве при Прейсиш-Эйлау 1807 года — Денис Давыдов назвал ее «кровавым предисловием Наполеонова вторжения в Россию» — Наполеон впервые не смог одержать победу. Споткнулся именно на русских солдатах, а их вели Багратион и Барклай-де-Толли. До Бородино это была самая кровавая битва Наполеоновских войн.

Крест в память о погибших в битве при Прейсиш-Эйлау. Расположен между Багратионовском и поселком Большое Озерное. Фото: maps.google.ru

Именно с Прейсиш-Эйлау ведет свою историю «солдатский» Георгиевский крест — главная награда для низших чинов армии. Александр I после сражения издал манифест об учреждении соответствующего ордена. Правда, вручить его успели уже тем солдатам и унтер-офицерам, которые чуть позже отличились в битве под Фридландом.

Сражение при Прейсиш-Эйлау стало генеральной репетицией Бородино, сопоставимой по ожесточенности боев и по результатам. Вот только Бородино сегодня — это отлаженная «машина» памятников, музеев, экскурсий, исторических реконструкций, медиа-поддержки в СМИ. Про Бородино снимаются фильмы, туда каждый день приезжает масса туристов. Бородинское сражение давно и прочно нанесено на карту исторической памяти.

А память о Прейсиш-Эйлау, ничуть не менее славная и необходимая, — на этой карте словно выколотая точка.

Кирха, где чуть не пленили Наполеона, сегодня в руинах

Конечно, битве 1807 года уделена комната в краеведческом музее. Поставлен памятный крест на поле битвы — в 2004-м, но лучше поздно, чем никогда. В советское время переименован обелиск, который, вообще-то, возвели еще немцы в XIX веке своему прусскому корпусу. Было «Славной памяти Лестока, Дирика и их братьев по оружию», стало «Памятник-обелиск Славы русского оружия». То есть просто переписали вывеску.

Памятник битве при Прейсиш-Эйлау в Багратионовске. Фото: maps.google.ru

Вот, наверное, и всё. Памятные знаки на местах расположения русских полков отсутствуют. Нет музея сражения. Древняя кирха — главный символ Прейсиш-Эйлау, с которой Наполеон наблюдал за ходом битвы и в восхищении сказал о русских солдатах: «Какая отвага!» — в советское время стала промышленным цехом, а теперь заброшена и находится в руинах.

Кстати, в этой кирхе наши чуть не взяли в плен Наполеона.

Есть прекрасная идея реконструкции кирхи. Ее разработал Михаил Черенков, руководитель местного филиала общества «Двуглавый орел», председатель калининградского Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Восстановленная кирха станет символическим центром памятных объектов сражения, нынешних и будущих, «стянув» их в одно целое и объединив историческую часть Багратионовска.

Для меня как для человека из бизнес-сферы важны две вещи: что будем иметь на выходе и окупятся ли потраченные средства. Так вот, если говорить о прагматике, на выходе будет веер полезных вещей: повышение туристической привлекательности Багратионовска и Калининградской области, рост малых сопутствующих бизнесов, которые по традиции возникают вокруг туристической инфраструктуры. Те же экскурсионные бюро, гостиницы, общепит, «сувенирка».

Это в ближнем горизонте. Но есть работа вдолгую. Инфраструктура — всегда дело затратное и окупается не здесь и не сейчас. Вот почему большие проекты осуществляются с участием государства. Но потом на инфраструктуру приходит бизнес и «разгоняет» затраченные средства вдвое-втрое.

Здание краеведческого музея в Багратионовске.

Сколько будет стоить реконструкция кирхи? Немало. Но у нас есть источники, откуда можно привлечь средства. Это, например, программы приграничного сотрудничества, федеральные целевые программы, частные пожертвования. Можно попытаться привлечь французов. Приехал же к нам только что военный атташе при посольстве Франции в России на установку памятного знака в месте захоронения русских солдат, погибших в Гумбиннен-Гольдапском сражении.

Нужно считать бюджет, но, по-моему, идея работоспособна. И в конце концов, на домик Канта в Черняховском районе 50 миллионов у государства нашлось (фактическая сумма работ составила порядка 37 млн руб. - прим. авт.), а сражение при Прейсиш-Эйлау — историческая величина как минимум не меньшего масштаба. По своему значению, по туристическому, инвестиционному потенциалу.

Исторический туризм — это настоящий клондайк

Вообще, исторический туризм для Калининградской области может стать одной из отраслей экономики. Это клондайк, возможности которого мы не используем и на 10 %. Я как советник губернатора по инвестициям вижу: здесь реальный инвестиционный ресурс развития.

Но дело не только в доходах и инвестициях. Есть вещи, ценность которых на калькуляторе не посчитаешь. В данном случае это наше коллективное самосознание, то, кем мы себя ощущаем и кем являемся.

Битва при Прейсиш-Эйлау — одно из ярких событий российской военной истории. А она всегда была важна. (Хотя где не так? Везде важна, по-моему). Страна на перекрестке цивилизаций и народов постоянно защищалась, воевала. Знание о том, что сотни лет поколения твоих предков умели останавливать сильнейшие армии мира, а значит, и ты сможешь, если вдруг придется, — это ключевой элемент общественного здоровья и безопасности. Тут речь на самом деле о мире, а не о войне.

Что еще важно? Сегодня российский суверенитет над Калининградской областью держится на одной исторической опоре — победе во Второй мировой. С того времени прошло 73 года. Вроде бы срок немалый, но мы с вами жили в одной исторической формации, которая не дожила до 75 лет.

Другое дело, когда твое присутствие на этой земле исчисляется сотнями лет. Когда у тебя не одна опора, а много. Первая мировая, Гумбиннен-Гольдапское сражение — уже отсчитываем 104 года. Прейсиш-Эйлау — 211 лет. Сражение Семилетней войны при Гросс-Егерсдорфе (ныне Черняховский район) — больше двух с половиной веков! Если не говорить об исторических хрониках, где первое появление отряда «московитов» вообще датируется 1610 годом.

Экспонаты краеведческого музея в Багратионовске. Военная форма времен Наполеоновских войн.

Так вот, при Гросс-Егерсдорфе, в 1757-м, российские войска разбили части армии Фридриха II, которая считалась непобедимой. Позже Фридрих скажет знаменитое: «Русского солдата мало убить, его еще надо повалить». Знакомая история, не правда ли? К тому же опровергается один вредный миф, крепко вбитый в голову. Мол, все наши победы только потому, что «трупами закидали».

Нет, конечно. Гросс-Егерсдорф, Прейсиш-Эйлау, Гумбиннен сопоставимы по потерям, нашим и противника. Мне как производственнику важно, что в Семилетнюю войну прекрасно проявила себя артиллерия российского производства — тайные гаубицы Шувалова. Каждой эпохе свой ответ: в Великую Отечественную была «Катюша» — в XVIII веке Шуваловские гаубицы. Они стояли на вооружении армии до второй половины XIX века, их копировали в Европе. Артиллерия — это на тот момент самый что ни на есть хайтек. Факт в том, что ключевые позиции в этом высокотехнологичном секторе удерживали российские промышленники и инженеры.

Так что побеждали российские войска не крестьянской массой, а умом, продвинутой промышленностью и инженерной мыслью. И, конечно, храбростью и выучкой нашего солдата.

Гросс-Егерсдорф: спрятали, чтобы забыть?

Большинство калининградцев и совсем немного граждан России в целом знают, что на несколько лет в Семилетнюю войну Восточная Пруссия перешла в российское подданство. Но как это объясняется? Мол, была оккупация, прусскую знать и мещан принудили к присяге. На самом деле было не так, русских встречали чуть ли не с фанфарами. Потому что видели, что в соседних Лифляндии и Эстляндии Российская империя оставляет традиционные вольности. А Бранденбург, вокруг которого в то время начало складываться централизованное германское государство, у Восточной Пруссии эти вольности отбирает.

Иммануил Кант писал императрице Елизавете письма, полные верноподданнических восторгов, в которых, чтоб себя дорогого не забыть, просил о должностях в университете...

После смерти Елизаветы Петр III вернул Пруссию Фридриху. Пример иррациональности российской истории, которая у нас иногда прорывается в виде смут и чудовищных по глупости решений. Но как бы то ни было, Калининград – Кёнигсберг был в орбите российского влияния начиная с середины XVIII века. Вот главное, что мы должны помнить. А еще лучше — постоянно напоминать.

Лучший инструмент для этого — сеть исторических меток по всей территории. Те самые музеи, обелиски, исторические реконструкции, фильмы и экскурсии студентов и школьников. Знание, которое станет аксиомой для новых поколений.

Как обстоит дело с Прейсиш-Эйлау, мы уже увидели. Весьма печально. Теперь посмотрим, что там насчет Гросс-Егерсдорфа и Гумбиннена. В первом случае существует памятник-обелиск на месте сражения. Хорошо. Но это место вдали от туристических маршрутов. Его банально никто не видит. А если поставить памятник на федеральной трассе Калининград – Черняховск в том месте, где сражался правый фланг русских войск, визуальная досягаемость станет в десятки, сотни раз больше. Очевидный маркетинговый ход. Конечно, нужно установить места захоронения русских солдат и офицеров и поставить там памятник. Эту идею также прорабатывает «Двуглавый орел».

Сражение при Гумбиннене: как проиграть победу

Кстати, по Черняховску Леонид Петрович Решетников сходу сделал, по-моему, блестящее предложение. На центральной площади города установлен памятник Барклаю-де-Толли (его сердце похоронено под Черняховском – Инстербургом, и тамошнюю усадьбу хорошо бы реанимировать).

Усадьба Жиляйтшен в Нагорном (Черняховский район), где умер полководец Барклай-де-Толли.

На площади в Инстербурге в Первую мировую был проведен парад императорской гвардии. Предложение Решетникова — в том, чтобы установить напротив нынешнего памятника Барклаю скульптурную группу — российские гвардейцы разных эпох в человеческий рост, салютующие великому полководцу. Это немедленно стало бы популярным туристическим объектом, люди охотно бы фотографировались рядом с гвардейцами. Современный подход к истории: она не должна быть музейным экспонатом за стеклом. Люди должны иметь возможность потрогать ее своими руками, встать рядом, вписать себя в общий исторический ряд.

Памятник генерал-фельдмаршалу Михаилу Богдановичу Барклаю-де-Толли в Черняховске.

По Гумбиннену. Это сражение Первой мировой фактически спасло Францию. Поэтому на недавние мероприятия, посвященные памяти этого исторического события, в Нестеровский район приезжал французский военный атташе. После нашей победы возникла угроза оккупации Восточной Пруссии, что заставило немцев оттянуть войска с западного фронта. Изначально германцы делали ставку на блицкриг: разгромить французов, затем перебросить войска на восток и добить уже Россию. Наша победа при Гумбиннене не позволила осуществить этот план. Германия перешла в затяжную войну на два фронта, которая ее и похоронила.

Так вот, в Гумбиннене мы видим классическую социальную технологию, как работают с исторической памятью на Западе (и как до сих пор опасаемся работать мы). На территории Нестеровского района находится крупнейший мемориал солдат и офицеров, павших в сражении. Мемориал создан еще в германские времена, выполнен в виде храма. Алтарная часть — кресты и памятные доски с именами немецких офицеров. Основная часть храма — таблички с именами германских солдат. А на входе, в притворе, где по традиции место для кающихся грешников, — два камня без имен и фамилий. С надписью: здесь похоронено 438 русских солдат.

Вроде бы немцы и о наших позаботились, не забыли, так сказать. Но… забота какая-то странная, колониальная. Беда в том, что мы с таким отношением согласны. В рамках увековечения памяти о начале Первой мировой войне по всей стране — а идею об этом, кстати, выдвинул лично президент Путин — был облагорожен и мемориал. Облагородили. Поставили ограду. Сделали тротуарную плитку. А замысел остался прежним. Немецкие офицеры — в алтаре. Немецкие солдаты — во храме. Российские воины — в притворе кающимися грешниками.

Конечно, с этим нужно что-то делать. «Двуглавый орел» в августе установил памятный знак рядом с местом захоронения наших. Теперь появились имена 30 погибших офицеров Российской императорской армии. Но необходимо добиться того, чтобы русское воинство наравне с немцами оказалось «под сенью креста». То есть нужно рядом ставить часовню. Проблема в том, что надо получать разрешение, а чиновники сопротивляются вмешательству в план мемориала, несмотря на то что он изначально несправедлив и унизителен.

Где мы были до 1917-го?

Думаю, нужно закончить с экскурсом в историю. Я не специалист и, может, в эти темы не стал бы глубоко вникать, если бы не крест рядом с «Экобалтиком» на месте сражения при Прейсиш-Эйлау. В моем случае тоже ведь типичная история. Но хотелось бы, чтобы она стала типовой. Смотришь на экран, где показывают твое сегодня и завтра. А потом вдруг оборачиваешься и видишь, что позади тебя — поколения предков. Это не плоский экран, а панорама на 360 градусов, где твое настоящее — продолжение общего прошлого.

Недавно видел статистику. В России быстро растет количество посетителей краеведческих музеев. Фиксируется взрывной рост тех, кто исследует свое генеалогическое древо. Думаю, это части одного процесса: люди хотят знать, кто они такие. А этого не понять, не зная фамильную историю, историю своей земли.

А мы свою историю, к сожалению, в массе своей не знаем. Наши сегодняшние представления о ней достались нам от ранних большевиков, которые хотели переписать ее с чистого листа, отрицая что-либо позитивное в царской России. Задача была понятна — мировая революция, а для нее требовалось создать универсального, безнационального советского человека, который бы заселил планету.

Когда мировой революции не дождались, и СССР перед войной ощутил себя в одиночестве, началась точечная реабилитация исторических персонажей: Александр Невский, Суворов, Кутузов... Того же рода сталинское обращение к народу «братья и сестры» в 1941-м. Оказалось, что при форс-мажоре абстрактные марксистские ценности не очень работают. Пришлось обращаться к глубинным ценностям, корням.

Но вся эта реабилитация была непоследовательной, а затем ее повернули вспять. Ослабление давления на церковь при Сталине сменилось усилением гонений при Хрущеве.

Как бы то ни было, русскую дореволюционную историю целиком уничтожить не получилось. Но вышло вытравить из общественного сознания множество ключевых событий по всей хронологической линейке. Наша история как нечто связное в лучшем случае начинается с 1917-го, а там уже идут разные оценки. Большая часть населения относится к советскому времени с понятной ностальгией, меньшинство — с неприятием. Но и для тех, и для других — царской, императорской России как будто не существовало. Так, если только отдельные разрозненные имена.

Ребенок, который не помнит своих родителей, — беспризорник, детдомовец. Не знающий свою историю народ — такой же беспризорник. Ему можно написать любую родословную и биографию. С вероятностью 99 % это будет биография и родословная неудачника, пьяницы, раба. Россия как «тюрьма народов», «азиатская орда» — эти исторические «концепции» сегодня популярны не только в Прибалтике и на Украине. Самое печальное, что они и внутри страны имеют сторонников.

Памятник в честь событий Первой мировой — «Штыковая атака» в Гусеве.

Нужно возвращать историческую память

В основе — историческое забвение. Приведу самый показательный лично для меня пример. Мы совершенно забыли величайшего политического деятеля Ивана III Великого. Сколько ему поставлено памятников по всей стране? Один, может, два? А ведь если говорить о России в ее непрерывном развитии, после Киевской Руси у нас был «перерыв» в государственности на несколько веков. Современная Россия берет в качестве истока именно правление Ивана Великого, в XV веке. По масштабу стоявших проблем и успешности их преодоления он не имеет себе равных. На востоке прекращено ордынское иго. На западе оттеснена католическая Литва, до этого претендовавшая на роль альтернативного центра собирания русских земель. Тем самым между прочим сохранилось православие. Территория страны увеличена в несколько раз: раньше западная граница проходила по дальнему Подмосковью. Издан Судебник — свод законов, без которых не может полноценно жить государство. Активизировался культурный обмен с Европой, итальянские архитекторы строят московский Кремль…

Если говорить о Калининградской области, наша историческая ценность как раз может состоять в этом межкультурном обмене между Россией и европейскими странами. По родовому преданию, династия Романовых вышла именно из Восточной Пруссии. Российское и прусское на территории региона неразделимы, и это, конечно, достоинство, а не недостаток. Если товарищи коммунисты настаивают, давайте отдельно обозначим советское. Я против того, чтобы вымарывать из отечественной истории страницы, тем более целые эпохи. Всё, что происходило с нами, должно оставаться нашим.

Я достаточно часто по работе ездил в Китай. Сегодня западный человек проснулся и внезапно обнаружил, что китайцы выходят в лидеры по экономической мощи. Сенсация! А на самом деле нет. Две трети человеческой истории Китай был первой экономикой мира, сегодня он просто берет свое.

В Китае, кстати, это прекрасно понимают. Там умеют жить в тысячелетнем контексте своего великого прошлого. Поэтому и будущее планируют на десятилетия. Если мы хотим такой же истории успеха, нужно научиться жить в реальном историческом времени. Нужно возвращать историческую память.

Автор — советник губернатора Калининградской области по инвестиционной политике

ДОПОЛНЕНИЕ. В первоначальной версии материала был указан неверный объем финансирования домика Канта в поселке Веселовка. Приносим извинения. 

АНАЛИТИКА, ИСТОРИЯ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».