• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

01.10.2019

Антисистема и революция. «До основанья, а затем…»

 Автор:

Александр Гончаров.

Лев Николаевич Гумилев родился 1 октября 1912 года в Санкт-Петербурге в семье выдающихся русских поэтов Николая Гумилева и Анны Ахматовой. Биографию его пересказывать нет смысла, ибо она достаточно хорошо известна. Впрочем, любознательного читателя могу отослать к книге С. Б. Лаврова «Лев Гумилёв: Судьба и идеи», как наиболее объективной и спокойной. Дело в том, что еще при жизни, а Лев Николаевич ушел ко Господу в 1992 году, Гумилев вызвал откровенную неприязнь у части людей, принадлежащих к кругу интеллигенции. Его «теория пассионарного этногенеза» неоднократно подвергалась остракизму, причем критики нападали на частности, но вот фундаментально разрушить ее не могли. Собственно говоря, особый гнев у противников Л. Гумилева обнаруживается даже не против «пассионарного этногенеза», но теории антисистем, органически входящей в общую концепцию.

С Л. Н. Гумилевым до сих пор стараются спорить нечестно, применяется вполне «джентльменский» набор манипулятивных приемов, когда внимание переносится с одного объекта на другой, на самого автора навешиваются ярлыки: «лжеученый», «шарлатан вроде Фоменко» и т. д. Между тем, теория пассионарного этногенеза (и теория антисистем тоже!) принадлежат к сфере историософии, а имя Льва Гумилева находится в одном ряду с К. Н. Леонтьевым, Н. Я. Данилевским, Освальдом Шпенглером, А. Дж. Тойнби, Карлом Ясперсом и Максом Вебером.

Человечество всегда интересовал вопрос: «Как развивается всемирная история, как искажаются ее естественные пути и есть ли у нее смысл?» Так вот Гумилев сформулировал свои оригинальные ответы, которые далеко не всем пришлись по вкусу и позволяют посмотреть на исторические проблемы с другой стороны и отнюдь не социально-классовой.

Например, революция 1917 года не имела экономических причин и не зиждилась в глубинах Первой мировой войны. Та же Франция находилась в более тяжелом положении, чем Россия, но там мятеж не вспыхнул. Не всполошились революционеры и в Великобритании, и даже в Австро-Венгрии. Революция в России – это результат деятельности антисистемы, возникшей в зоне контакта двух суперэтносов: европейского и российского.

«В потоке нормального этногенеза антисистема не может возникнуть. Но при совмещении двух суперэтносов, когда в зоне контакта возникает этническая химера, антисистемы развиваются со страшной силой. И ведь нельзя сказать, что к приятию негативного взгляда на мир побуждает ухудшение бытовых условий или экономические затруднения. Нет, их не больше, чем было до этого, а иной раз и меньше, ибо в зонах контактов обычно идет интенсивный обмен вещей (торговля), людей (работорговля) и идей (торговля верой).

То есть вместо инстинкта самосохранения, сохранения потомства, сохранения природного ландшафта, сохранения памятников культуры у них возникает – ненависть ко всему этому. Причем ненависть эта импульсивная.

Но размножаются они, естественно, не простым путем, не путем брачным, а, наоборот, – путем инкорпорации в свою среду завербованных членов» (Лев Гумилев. Струна истории).

Если обратиться к трудам «вождя мирового пролетариата», то все признаки антисистемы вырисовываются достаточно легко: «Мы сказали, что социал-демократического сознания и не могло быть.  Оно могло быть могло быть принесено только извне. (выд. -  А. Г.) История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское, т.е. убеждение в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами, добиваться от правительства издания тех или иных необходимых для рабочих законов и т.п.»     (В. И. Ленин. Что делать? // ПСС, Т.6., С.29-30.) и еще «…организация революционеров должна обнимать прежде всего и главным образом людей, которых профессия состоит из революционной деятельности (потому я и говорю об организации революционеров, имея в виду революционеров-социал-демократов). Пред этим общим признаком членов такой организации должно совершенно стираться всякое различие рабочих и интеллигентов, не говоря уже о различии отдельных профессий тех и других» (В. И. Ленин. Что делать? // ПСС, Т.6., С.112.).

Впрочем, антисистемщиками были не только господа большевики, но и те, кто организовывал Временные правительства. А. Ф. Керенский так же антисистемен, как и В. И. Ульянов-Ленин. Поэтому и Ильича ловили не охотно, с ленцой – все-таки свой товарищ.

Итоги известны. Империя лишилась своей столицы: переезд правительства из Петрограда в Москву достаточно хорошо вписывается в антисистемную логику, прикрытую разговорами о военной опасности. Затем страна лишилась своего имени и своей целостности, превратившись в конгломерат республик, объединенных только самой антисистемой. Разрушались жизнь и быт этносов и, прежде всего, русского. Национальная культура была забыта. Пролеткульт насаждал нечто чуждое и чужое. Православие преследовалось, как единственная сила, духовно противостоящая антисистемной лжи и антисистемному хилиазму.

Где-то к 30-м гг. XX века антисистема поменяла знак «минус» на «плюс» в отношении государственного строительства. Нечто подобно происходило в истории неоднократно. Но все остальное осталось. В том числе и безжалостность к народам России и к ландшафту. Затопленные водохранилищами селения свидетельствуют об этом.

Сам же мифический «советский народ» стал порождением антисистемы.

«…Центр со времен Ленина и до самого последнего времени руководствовался не национальными интересами страны, а человеконенавистнической коммунистической идеологией. Красная Москва перекраивала в соответствии с директивами ЦК образ жизни всех без исключения народов, подгоняя его под вымышленную вождями социальную схему. Реализуя политические утопии, власть насильственно перемещала ингушей и прибалтов – в Сибирь, а корейцев и калмыков – в Казахстан. Реализуя утопии экономические, та же большевистская власть переместила русских и украинцев по оргнабору в Прибалтику…

Местными национальными движениями политика коммунистов воспринимается как русская национальная политика. Такая аберрация рождает величайшее заблуждение, ибо русские с октября 1917 г. точно так же были лишены возможности проводить свою национальную политику, как и все другие народы. Но даже в теоретическом смысле отождествление русских с коммунистами неправомочно. Коммунисты изначально представляли собой специфический маргинальный субэтнос, комплектуемый выходцами из самых разных этносов. Роднило их всех не происхождение, а негативное, жизнеотрицающее мироощущение людей, сознательно порвавших всякие связи со своим народом. (Такие структуры известны в этнической истории со времен античности, их принято называть антисистемами.) Вспомним знаменитое определение Л.Д. Троцкого – «кочевники революции» и вполне искреннее высказывание идейного доносчика и человекоубийцы Л. З. Мехлиса: «Я – не еврей, я – коммунист». Вряд ли найдутся эмоциональные, а уж тем более научные основания считать русским В. И. Ленина, поляком – Ф. Э. Дзержинского, а тофаларом – К.У. Черненко. Нам кажется одинаково неправомочным возлагать на русских ответственность за ленинскую национальную политику, а на латышей – ответственность за террор «красных стрелков» в отношении семей русских офицеров» (Л. Гумилев, В. Ермолаев. Горе от иллюзий).

Сейчас в Российской Федерации постепенно нарастает процесс оправдания советской власти и антисистемной идеологии «научного коммунизма». Ренессанс антисистемы вполне возможен и всякому мыслящему человеку должно быть ясно, что ни к чему хорошему это не приведет. Пример современной Украины демонстрирует все весьма наглядно. Кстати, не стоит забывать, что памятники Ленину сбрасывали только по одному поводу – «это памятники москалю!» Антисистема склонна ко лжи. И «бандеровец» вряд ли вспомнит, что первый идеолог «украинства» Дмитро Донцов до 1913 года принадлежал к Украинской социал-демократической рабочей партии. А украинский «национализм» вырос из «пролетарского интернационализма». Для антисистемы наименование не значит ничего. Цели всегда остаются без изменений.

 

Примечания:

АНТИСИСТЕМА – системная целостность людей с негативным мироощущением, выработавшая общее для своих членов мировоззрение. Все антисистемные идеологии и учения объединяются одной центральной установкой: они отрицают реальный мир в его сложности и многообразии во имя тех или иных абстрактных целей. Вывод из этого двояк: либо подобные учения призывают в корне изменить мир, на деле разрушая его, либо требуют от человека вырваться из оков реальности, разрушая самого себя. И то, и другое в пределе дает один результат – небытие. Для А. характерны известная скрытность действия и такой прием борьбы, как ложь. Среди адептов А. преобладают люди с футуристическим ощущением времени. А. всегда складываются в зонах контакта несовместимых суперэтносов – химерах, в силу чего их идеологии противопоставляют себя любой этнической традиции. Распространяются А. иногда далеко за пределами тех контактных зон, где они появляются. Примеры А.: гностицизм (офиты, александрийские гностики Василид а Валентин и т.д.; гностики проповедовали, что мир сотворен Демиургом, т.е. крайне несовершенно), манихейство (живший в III в. н.э. Мани учил, что мир состоит из двух стихий: Света и Мрака, причем материальный мир он относил к стихии Мрака) в мусульманском мире – исмаилизм, в Византии и Болгарии – богумильство. К А. относятся также некоторые направления буддизма.

(Словарь понятий и терминов теории этногенеза Л. Н. Гумилева. Составитель — Мичурин В.А. / Под ред. Л. Н. Гумилева)

ХИМЕРА – форма контакта несовместимых этносов разных суперэтнических систем, при которой исчезает их своеобразие. Выросшие в зоне контакта люди не принадлежат ни к одному из контактирующих суперэтносов, каждый из которых отличается оригинальным этническими традициями и ментальностью. В Х. же господствует бессистемное сочетание несовместимых между собой поведенческих черт, на место единой ментальности приходит полный хаос царящих в обществе вкусов, взглядов и представлений. В такой среде расцветают антисистемные идеологии. Потеря своеобразных для каждого этноса адаптивных навыков приводит к отрыву населения от кормящего ландшафта. Таким образом, Х. можно охарактеризовать как общность деэтнизированных, выпавших из этносов людей. В отличие от этноса Х. не может развиваться, а способна лишь некоторое время существовать, впоследствии распадаясь – происходит своего рода этническая «аннигиляция». Возникшие в недрах Х. антисистемы выступают, как правило, инициаторами кровопролитных конфликтов, либо Х. делается жертвой соседних этносов…

(Словарь понятий и терминов теории этногенеза Л. Н. Гумилева. Составитель – Мичурин В.А. / Под ред. Л. Н. Гумилева)

 

 

 

 

Александр Гончаров, АНАЛИТИКА, ПУБЛИКАЦИИ , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».