• 0
    Cart

ПУБЛИКАЦИИ

13.10.2017

Битва за Севастополь

Посвящается памяти великого русского флотоводца П.С. Нахимова,
родившегося 115 лет назад

Ранним утром 11 сентября 1854 года моряки и жители Севастополя наблюдали, горестное событие. У входа в Севастопольскую бухту уходили ко дну боевые корабли русского флота. Многие офицеры и матросы плакали...
Мера была вынужденной. Жестокий враг уже обступил южную часть Севастополя – Корабельную сторону. С моря бухту и город блокировал англо-французский флот, намного превосходящий в силах севастопольскую эскадру.
Начальник штаба Черноморского флота, вице-адмирал Корнилов, предлагал пойти в атаку. Пусть флот погибнет! Но в бою, с честью, нанеся тяжелые раны неприятелю.
Командование русских боевых сил в Крыму отдало другой приказ. Требовалось во что бы то ни стало сохранить офицеров и матросов, имевших высокую боевую выучку. Поэтому решили затопить крупные корабли у входа в бухту, чтобы неприятель не мог туда войти.
Орудия с кораблей сняли и установили на береговых оборонительных сооружениях. Экипажи кораблей отправились сражаться на суше, где искусные морские артиллеристы ценились на вес золота. Они еще покажут себя в бою!
Севастополь был главной базой русского флота на Черном море. Город жил ради флота. И вот главные боевые корабли пришлось затопить собственными руками, без боя. Многие моряки задавались вопросами: как же это допустили?
За год до того началась война между Россией и Турцией. Начало боевых действий ознаменовалось двумя триумфами русского флота. Новейший пароходо-фрегат «Владимир» столкнулся в открытом море с османским боевым пароходом «Перваз-Бахри». На борту «Владимира» находился вице-адмирал Владимир Алексеевич Корнилов. Два часа продолжалась артиллерийская дуэль. В итоге «Перваз-Бахри» сдался. Столкновение «Владимира» и «Перваз-Бахри» вошло в мировую историю флота как первый в мире бой паровых судов.
В Синопской бухте эскадра вице-адмирала Павла Степановича Нахимова напала на турецкий флот. Русские экипажи маневрировали быстрее и слаженнее турок, лучше стреляли. Нахимов последовательно уничтожил 13 из 14 кораблей противника, а сам не потерял ни одного.
Синопская битва стала величественным гимном уходящей эпохе парусного флота. Стремительно надвигалась новая эра – время господства на море паровых кораблей. Русский флот давно собирались перевооружить. Командование заказало для моряков-черноморцев 34 боевых корабля на паровом ходу.
Но перевооружение шло медленно. Император Николай I провел реформу государственных крестьян. Им оказали великое благодеяние: отпустили на волю с землей и без выкупа. Денег на это было потрачено очень много, и правительству не хватило средств, чтобы до начала войны перевооружить армию и флот.
Турцию спасли от разгрома великие державы Европы — Англия и Франция. Обе располагали новейшим паровым флотом. В сентябре 1854 года англо-французская армада высадила десант на побережье Крыма. Армия вторжения, сошедшая на берег, состояла из 62 000 человек. Турецкий корпус в ее составе насчитывал всего лишь 7000 воинов.
За считанные дни вокруг Севастополя выросло семь высоких земляных бастионов. Их устроили так, чтобы ставить атакующего неприятеля под перекрестный огонь. Каждый из бастионов мог оказывать огневую поддержку соседним.
Мощные морские орудия, снятые с затопленных кораблей, установили на земляных бастионах. Даже цистерны из-под пресной воды, снятые с кораблей, использовали на батареях. Их приспособили под пороховые погреба.
Большинство защитников города составляли морские офицеры и матросы. Вождями обороны города стали адмиралы – Нахимов и Корнилов.
Вражеское командование уверяло свои правительства: через несколько дней Севастополь спустит флаг.
Город был подвергнут жестокому обстрелу из пушек. После него планировалось взять Севастополь штурмом.
Но в ответ ударила русская артиллерия. Морские артиллеристы были приучены к пальбе с необыкновенной для того времени частотой. Офицерам даже приходилось отдавать приказ: стрелять реже! Орудия раскалялись до такой степени, что их поливали водой. Ведра к батареям таскали мирные горожане. Тяжелые пушки, снятые с русских кораблей, наносили неприятелю ужасающий урон. Под огнем севастопольцев замолкали осадные батареи врага.
Малахов курган был ключом ко всей обороне города. Туда приехал адмирал Корнилов. Он приказал устроить перевязочный пункт. В этот момент вражеское ядро раздробило ему ногу. Адмирал успел только сказать: «Отстаивайте же Севастополь!» — и потерял сознание. Умирая, адмирал Корнилов призвал Бога на помощь осажденному городу.
Командование укреплениями принял Нахимов.
Неприятельский флот должен был ударить по городу с моря. Корабли противника стреляли разрывными бомбами, картечью, пороховыми ракетами. Русские артиллеристы мужественно стояли под неприятельским огнем, отвечая меткой стрельбой. Морские силы противника жестоко пострадали. Английский корабль «Родни» сел на мель, а «Спайтфуль», получил столько пробоин, что едва не утонул.
Штурм города пришлось отменить.
Наступила зима. Враг ставил новые батареи и рыл траншеи, старясь приблизиться к русским бастионам. Но севастопольцы отвечали вылазками. По ночам в неприятельские окопы врывались матросские батальоны, брали пленных, разрушали сооружения противника.
Положение города ухудшилось весной 1855 года.
Армия вторжения пополнилась свежими войсками и орудиями, доставленными по морю. Она начала вторую бомбардировку города. Канонада продолжалась 10 суток. Но батареи Севастополя постоянно огрызались огнем.
Лишь 26 мая, через 8 месяцев после начала осады, неприятель решился на новый штурм.
40 000 человек пошли в атаку. Надежды противника на то, что артиллерия русских будет молчать, не оправдались. По словам одного из русских участников боя, неприятеля встретили ураганом картечи. Оставляя сотни раненых и убитых, союзники захватили три передовых укрепления и двинулись на приступ Малахова кургана. Огнем артиллерии на кургане руководил лично Нахимов. Он бросил подошедшие свежие силы русских в контратаку. К концу дня вражеский напор иссяк. На Малахове курган по-прежнему стоял русский флаг.
Прошло всего десять дней, и неприятель повторил бомбардировку. А потом опять пошел на приступ. Русские солдаты и военные моряки вновь отбросили его с потерями.
За русскими командирами неприятельские стрелки охотились особо. Поэтому даже офицеры, не говоря уже о генералах и адмиралах, для маскировки надевали простые солдатские шинели. Лишь отважный Нахимов каждый день появлялся на бастионах в полной форме. Однажды Нахимов осматривал позиции противника. Его фигура в мундире с горящими на солнце адмиральскими эполетами была совсем близкой мишенью прямо перед французской батареей. Офицеры убеждали Нахимова пригнуться или зайти за мешки с землей. Нахимов, не отвечая, стоял совершенно неподвижно и смотрел в подзорную трубу. Здесь и погиб он от вражеской пули.
Вскоре началась новая бомбардировка. К тому времени противник располагал громадным превосходством в артиллерии и живой силе. Вражеский огонь накрывал русские позиции ковром из бомб и ядер, от которых нигде не было спасения. Защитникам города не хватало пороха, пуль и ядер. Приходилось под огнем противника собирать его же пули, чтобы было, чем заряжать ружья. Однако пушки Севастополя продолжали издавать грозный рык.
27 августа вражеская армия пошла на приступ. Когда заряды у русских кончались, бойцы начинали метать камни. Там, где враг достигал русских бастионов, завязывалась рукопашная. В дело шли штыки и топоры.
Неприятеля отбили везде, кроме Малахова кургана.
После многих часов упорного боя Малахов курган и подступы к нему превратились в кладбище: тела раненых и убитых лежали в несколько слоев. Резервы русских иссякли. Стало ясно, что участь Малахова кургана решена.
А без Малахова кургана защитить город невозможно.
Вечером гарнизон Севастополя вывели из-под удара. Русские боевые части перешли по мосту в северную часть города. Они взорвали укрепления южной части и затопили последние боевые суда, чтобы те не достались противнику.
Русское общество не восприняло падение Севастополя как позор. Напротив защитников города славили за беспримерное мужество. 349 дней они отражали превосходящие силы сильнейших держав Европы!
На месте затопления кораблей Черноморского флота, посреди морских волн, ныне стоит памятник. Он напоминает о доблести и отваге русских моряков.

Дмитрий Володихин

Заглавная иллюстрация статьи: картина Василия Нестеренко «Отстоим Севастополь!»

ИСТОРИЯ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

  • Евгений Евгеньевич

    РУССКОЕ общество не приняло падение Севастополя как позор, а АНТИРУССКОЕ до сих пор им «козыряет»...