ПУБЛИКАЦИИ

04.05.2018

БЛОКИРОВКА ДУРОСТИ

Война органов государственной власти России и мессенджера Telegram продолжается. Причем, как ни странно, пока уверенно себя чувствует именно Telegram, отбивающийся от блокировки и работающий скоро как месяц после его официальной «блокировки». И правда, ситуация странная, если не сказать — дурацкая.

В чем суть проблемы?

Довольное долгое время Роскомнадзор и, конечно же, ФСБ предупреждали Павла Дурова — основателя и главного по «Телеге», что мессенджером без проблем пользуются террористы для организации акций на территории России, и не только. Более того, люди из запрещенного в РФ ИГИЛ, находясь на Ближнем Востоке и в других регионах планеты, спокойно связывались с агентурой и адептами в нашей стране, отдавали приказания, вели вербовку и сбор средств. Делали это они, благодаря техническим возможностям Telegram. Государство требовало от руководства мессенджера предоставить доступ, по-другому «ключи» от каналов Telegram для, как минимум, контроля над террористическим контентом, распространяемым в сети. Главный посыл, с которым не поспоришь, — предотвращение террористической деятельности.

Павел Дуров отказался сотрудничать с государством, отписываясь и «морозясь». Суть отписок — отсутствие «ключей» как таковых и фактически признание невозможности контролировать контент, распространяемый в собственной сети. В итоге 13 апреля суд принял сторону Роскомнадзора, постановив заблокировать мессенджер. Но, как уже говорилось, Telegram вышел сухим из воды, а сам Павел Дуров сбежал из России, хотя до сих пор не объявлен в розыск.

В итоге Роскомнадзор пока безуспешно борется с Telegram, который продолжает работать, благодаря встроенной технологии обхода блокировок при помощи VPN и socks-прокси. Но самое главное, те самые террористы до сих пор успешно используют мессенджер, а в дурацком положении оказалось именно государство — его фискальные органы оказались пока не в состоянии исполнить решение суда. При этом, слишком многие в России, включая чиновников во власти, считают инициативу блокировки Telegram дуростью, считая что меры антитеррора почему-то должны обходить пространство социальных сетей и коммуникаторов.

При этом сам Telegram, пытаясь сохранить реноме, регулярно отчитывается о закрытии каналов, групп и ботов, связанных с ИГИЛ.
Закрыть подобную группу администрация Telegram может после рассмотрения заявлений от пользователей по запрещенному контенту. Причем, одной жалобы на группу недостаточно, необходимо несколько заявителей, которые ранее не были дискредитированы в платформе. Так что канал или группу могут и не закрыть. Как захочет Паша Дуров.

Выглядит всё это глупо, ибо тогда, по разумению П. Дурова и Ко, Telegram может делать то, что не могут, скажем, ФСБ с МВД, Роскомнадзором и т.д., вместе взятыми. А здесь попытка явно взять на себя функции государства. И если, не дай Бог, очередной теракт и человеческие жертвы, как вы думаете, с кого будут спрашивать неугомонные «борцы за права человека» за случившееся? Неужели с эмигранта Павла Дурова?

Если по делу, то ситуация — дрянь. На просторах Telegram постоянно активны, как минимум, несколько сотен русскоязычных каналов ИГ (тех самых закрытых, по утверждению П. Дурова), в которые приглашают боты. В этих каналах публикуются фото и видео казней, боевых действий в Сирии, Афганистане, Ираке. Здесь выкладываются материалы боев на Украине и в других горячих точках. В сети Telegram продолжают открыто обсуждать и выкладывать запрещенную в России экстремистскую литературу, как и материалы по изготовлению самодельных взрывных устройств. Численность участников таких каналов достигает от сотен до нескольких тысяч пользователей. Много это или мало для организации терактов и диверсий на территории России?

Многие ли понимают, какая мина заложена в подобной практике, куда государству «вход запрещен»? Сколько жизней должны заплатить в России, чтобы ситуация изменилась в пользу безопасности реальных людей, включая тех, кому совершенно плевать на Telegram? Слишком много вопросов.

Почему подобных вопросов не возникает, скажем, в отношении ВК или «Одноклассников». Оказывается, в этих сетях подошли к проблеме профессиональнее — здесь работа по выявлению экстремистских групп проводится путем организованного мониторинга специально выделенными сотрудниками сервисов. Как показала практика, срок «жизни» экстремистской группы при таком подходе к выявлению не превышает недели.

В Telegram всё по-иному. Число запрещенных здесь групп составляет несколько тысяч, в том числе несколько сотен русскоязычных. А борьба с ними выглядит так — при закрытии нескольких десятков за это же время образуется около сотни аналогичных групп-клонов, дублирующих откровенно экстремистский и террористический контент.

Кстати, П. Дуров «отличился» и на своем руководящем посту еще в ВКонтакте, где также были проблемы — тогда в ВК фактически была парализована работа в правоохранительной сфере, информация в этом направлении не предоставлялась спецслужбам. Включалась та же практика «замораживания».

Что же имеем в остатке? Сбежавший Дуров развернул PR-кампанию отвергнутого в России «гениального разработчика, которого гнобят и душат, не давая работать». В реальности — предоставление площадки и услуг террористическим структурам, потворство экстремистской деятельности.

Пожалуй, это главная претензия к «отвергнутому гению», чье, мягко говоря, нежелание помогать спецслужбам России в деле борьбы с террором похоже на дурость или, что хуже, предательство.

Я уже не говорю о претензиях к Telegram по политической тематике. Хотя, по большому счету, это уже вопрос этики, нравственной гигиены. Telegram — это большой объем политических каналов, в том числе со сливами и т.п., где невозможно установить администраторов и владельцев таких сообществ.

Источник

АНАЛИТИКА, МНЕНИЯ, ПЕРЕДОВИЦА, ПОЛИТИНФОРМАЦИЯ, СЕГОДНЯ.РУ, Сегодня.ру

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».