Бои за станцию Прохладную в июле 1918 года — краеугольный камень Терского восстания

Восстание Терского казачества в 1918 году – одно из крупнейших казачьих выступлений периода начала Гражданской войны охватившее всю территорию Терской области. Столь грандиозного по своим масштабам восстания в этот период не наблюдалось ни на одной территории бывшей Российской империи.

На протяжении всего советского периода истории нашей страны эти трагические события в судьбе терского казачества сознательно обходили стороной исследователи. Правда о событиях лета-осени 1918 года на Тереке замалчивалась сознательно. Советские историки даже заменили слово «восстание» на «выступление». Это и понятно, ведь восстание – это народное движение, сопротивление, а под «выступление» можно подвести что угодно. Восставшим приписывались буржуазные лозунги и даже монархизм, стараясь стереть из памяти лозунг этого восстания – «За Советскую власть без большевиков». В данной статье пойдет речь о кульминационном моменте восстания – взятии узловой железнодорожной станции Прохладная и очищении от отрядов красной армии территорий казачьих станиц ныне входящих в состав Кабардино-Балкарской республики.

Конечно, рамки газетной статьи не позволяют подробно останавливаться ни на глубоких и многосторонних процессах, вызвавших восстание, ни на судьбах ее участников.13 декабря 1917 года на железнодорожной станции Прохладной был зверски убит разнузданной солдатской массой дезертировавшей с Турецкого фронта Войсковой Атаман Михаил Александрович Караулов. С потерей Атамана Войсковая власть в Терской области пала. Постепенно начинает водворяться большевистская система управления: вместо атаманов отделов и управлений отделов, отдельские комиссары и советы; вместо атаманов станиц и станичных кругов – комиссары станиц и станичные советы. Вся власть в области переходит к областному совету в городе Владикавказе.

В пятигорском отделе с помощью созданных отрядов Красной армии, новая «народная власть» с силой разоружила половину станиц. Начались массовые убийства и грабежи. Повсеместно проходили расстрелы офицеров и атаманов. Пассивное отношение к насаждению новой, чуждой казачеству, власти, начинает быстро изживаться. Почти в каждой станице образовываются группы, в которые приглашаются офицеры, живущие в станицах, для противодействия и борьбы за возврат своего исторического бытия.

Доведенные до отчаяния и, не видя другого выхода, казаки взялись за оружие. Почти в один день восстали такие станицы как Георгиевская, Незлобная, Подгорная, Марьинская и Боргустанская. 18 июня Луковская станица, поддержанная ближайшими станицами, захватила город Моздок, заставив красноармейский гарнизон, с большевиками покинуть город. Гарнизон отступил в Ставропольскую губернию. Началось формирование боевых сотен. На слуху были фамилии офицеров ставших во главе восстания. Это генерал-майор Мистулов, полковники: Барагунов, Вдовенко, Рымарь, Белогорцев, Федюшкин, Данильченко, братья Агоевы, Хабаев и другие.

Одновременно с этими событиями, полковник Кубанского казачьего войска А. Г. Шкуро с верной ему соней казаков берет Ессентуки и Кисловодск, но за нехваткой сил вскоре вынужден был их оставить.

Итак, вызов был брошен. Казаче-Крестьянский съезд в Моздоке 23 июня вынес постановление о полном разрыве с большевиками.

После официального объявления Моздокским Казачье-Крестьянским Съездом войны Терскому Совнаркому события в Терской области стали развиваться стремительно. Восстание сразу же распространилось на значительное расстояние и охватило почти всю область. По линии железной дороги посланы теле­граммы: «При появлении эшелонов с большевиками немедленно взры­вать мосты и портить железнодорожные пути».

Совет Народных Комиссаров, наделенный по постановлению Терского Народного Совета чрезвычайными полномочиями, решил, во что бы то ни стало, очистить от восставших войск узловую станцию Прохладную и восстановить связь с Минеральными Водами, надежно организовав охрану железной дороги.

Для овладения Прохладненским железнодорожным узлом и станицей туда 9 июля был направлен, в сопровождении бронепоезда «III Интернационал», довольно большой отряд под непосредственным командованием начальника Владикав­казского военного округа и командующего фронтом П. В. Егорова. В помощь Егорову из Владикавказа были присланы: китайский отряд под командованием Пау Ти-Сана, владикавказская рабочая дружина, малокабпрдинский отряд красных конников под общим командованием Бетала Калмыкова, а из Нальчика были направлены отряд А. И. Филатова и конные сотни Нашхо Нартокова, Таркана Архагова, Блаева и Зукаева.

«Горские, а отчасти иногородние группы, — писал впоследствии участник тех событий М. Ф. Щербаков, — хотя и не верили в обещания пришлых верховодцев, тем не менее поддались на всевозможные их уловки. И мы видим, что в бою у Прохладной, кроме красноармейцев, китайцев и, пришедших извне в Терскую область солдат, участвуют команды кабардинцев и русских из местного населения».
Руководители Казачье-Крестьянского Совета после боя за станицу Прохладную направили кабардинскому народу обращение, в котором говорилось:

«Граждане кабардинцы! Когда до казаков доходили слухи, что вас натравливают на казаков, мы не хотели этому верить… Когда затем в официальной газете появились известия, что Сахарову и Калмыкову удалось набрать кабардинский отряд против казаков, то мы подумали, что это просто хвастают названные авантюристы, потерявшие способность отличить добро и зло. Но когда среди красноармейцев в бою под Прохладной действительно оказалась команда кабардинцев, мы были страшно поражены.

Красноармейцы – люди наемные, они поступают в ряды от безработицы, соблазняясь хорошим жалованьем… Но вы свободные граждане кабардинцы, очевидно, обмануты, иначе мы не можем объяснить ваше участие в рядах красноармейцев. Пришлите своих представителей в Моздок, тут они узнают настоящую правду… Вы узнаете, что никакого политического переворота мы не затеваем, что мы признаем народную власть».

После небольшой артиллерийской перестрелки Сводный отряд особого назначения П. В. Его­рова беспрепятственно занял Прохладную. Но в тылу отряда остава­лись станицы Александровская, Котляревская и Пришибская из которых в помощь восставшим за неделю до начала наступления Егорова ушли сотни под командованием есаула К. П. Кротова, подъесаула А. С. Похмельного, прапорщиков М. И. Божок и А.  Н. Ливенцева.

Чтобы обезопасить свой тыл, отряд Егорова под угрозой орудий бронепоезда «III Интернационал» обезоружил эти станицы — забрав у них артиллерийские орудия.

В тылу командование Красной армией в срочном порядке вела агитацию среди иногороднего и казачьего населения станиц еще не охваченных восстанием. Так следом за отрядом специального назначения командующего Владикавказским округом Егорова в станицы лежащие вдоль железнодорожного полотна с агитационным заданием выехал бывший командующий Юго-Восточной армией А. И. Автономов. Главной целью Автономова и других агитаторов было убедить казаков отказаться от участия в восстании и набор добровольцев в отряды Красной армии. Поездка агитпоезда не увенчалась успехом, в ряды Красной армии записалось лишь 12 человек работников железнодорожной станции Котляревская вступивших в сотню под командованием Я. С. Заботина, порядка 30 молодых казаков и иногородних станицы Котляревской и 25 человек в основном иногородних в станице Александровской.

Со стороны Георгиевска навстречу Егорову двигались красноармейские части А. М. Беленковича, которые тоже не встретили особого сопротивления и с ходу овладели железнодорожной станцией и станицей Солдатской. Уход каза­ков из станицы и железнодорожной станции Прохладной был только маневром. Как сообщал, потом Г. Ф. Бичерахов — Командование Моздокско­го Казачье-Крестьянского Совета скрытно подтя­нуло к Прохладной силы, достаточные для уничтожения отряда Его­рова.

Однако большевистское руководство поспешило громогласно объявить о своей победе. Так, вечером 9 июля комиссар отряда Ю. П. Бутягин доносил во Вла­дикавказ по телеграфу: «Прохладная занята отрядом во главе с Его­ровым. Кавалерия с песнями проехала по станице, рассеивая страх жителей. Боя не было. Казаки оставили Прохладную утром, уходя в моздокском направлении. Среди них раскол. Молодые казаки и ино­городние остались в станице, ушли старики и офицеры — к Моздоку и по реке Невольке (Э. Б. Эристов канал). Беленкович идет на соединение с нами, ведя на­ступление по Невольке... Не могу не выразить радости вместе с Сове­том Народных Комиссаров, что, обезоруживая станицы, постепенно ликвидируем авантюру против Народного Совета без особых жертв и глубокого раскола между группами населения Терской области».

Примерно в это же время для осуществления руководства в борьбе с контрреволюцией и для окончательной организации Советской власти на Северном Кавказе в Терскую область выехал Чрезвычайный комиссар Юга России Г. К. Орджоникидзе.

В начале июля Г. Орджоникидзе проводит в Екатеринодаре первый съезд северокавказских партийных организаций, которые объединяются в единую северокавказскую организацию во главе с краевым комитетом партии. Созванный по инициативе Чрезвычайного комиссара первый Северокавказский съезд советов постановил объединить Кубано-Черноморскую, Ставропольскую и Терскую Советские Республики в единую Северокавказскую Советскую Республику.

Узнав о восстании на Тереке, Г. К. Орджоникидзе немедленно выехал в Пятигорск и 10 июля выступил на общегородском собрании партийных организаций. На этом собрании он призывал большевиков прекратить всякое сотрудничество с меньшевиками и эсерами, как изменниками революции, мобилизовать все силы и средства на борьбу с выступившей контрреволюционной «бичераховщиной».

11 июля Г. К. Орджоникидзе прибыл во Владикавказ, а спустя сутки началось наступление восставших казаков на станцию Прохладную.

Отступившие из станицы Прохладной казачьи части сосредоточились в станице Приближной. Здесь полковник В. К. Агоев в срочном порядке проводил мобилизацию казаков, сюда же начали стягиваться и подкрепления из станиц Моздокского и частью Кизлярского отделов. Первым к станице Приближной подошел пеший батальон станицы Екатериноградской под командованием войскового старшины А. А. Морозова.

9 июля на Прохладненский фронт из станицы Курской был послан отряд станицы Луковской под командованием полковника И. П. Барагунова.

10 июля на Прохладненский фронт, который к этому времени, отодвинулся уже к станице Приближной, прибыл командующий вооруженными силами Терского края – генерал-майор Э. А. Мистулов и начальник штаба В. Ф. Белогорцев. Началось формирование частей из станичных дружин.

Для занятия Прохладной генерал Э. А. Мистулов решил провести одновременно атаку с фронта и сделать глубокий обход фланга противника.

Нанести фланговый удар было поручено батальону полковника Г. А. Кибирова, в состав которого входило две сотни казаков станицы Екатериноградской, общей численностью до 300 человек и около 70 казаков Черноярской и Новоосетинской станиц.

Для атаки с фронта был назначен батальон, сформированный из казаков станицы Наурской под командой есаула Д. П. Бирюлькина, и отдельные сотни других станиц.

Окрыленные недавним успехом под Прохладной, красноармейцы в свою очередь готовились к переходу в наступление и движению на Моздок.

12 июня в 9 часов утра красноармейские части под командованием П. В. Егорова пошли в наступление на станицу Приближную. Начался бой, который длился до вечера. Во время боя был ранен пулей в шею на вылет, командующий вооруженными силами Терского края генерал-майор Э. А. Мистулов. Несмотря на большую потерю крови, Мистулов оставался на позиции ободряя казаков, и только после того как сдал командование своему заместителю полковнику Н. К. Федюшкину, уехал в Моздок.

Официальное сообщение Казачье-Крестьянского Совета от 15 июля 1918 года гласило: «К глубокому прискорбно в деле под станицей Прохладной шальной пулей ранен Командующий нашими народными войсками генерал Э. Мистулов, который во время боя выехал на коне на передовые позиции и лично руководил действиями наших войск. Пуля попала в шею и вышла в верхней части спины, слегка задев верхушку легкого. Генерал перевязал рану первым, попавшимся в руки полотенцем, остался на ногах и спокойно говорил и шутил с окружающими. На паровозе с прицепленным вагоном он был доставлен в Моздок и положен в больницу союза врачей для лечения. Рана для жизни не опасна. Командование войсками принял Полковник Н. К. Федюшкин».

Вечером со стороны Прохладной для разведки тыла восставших войск поднялся аэроплан. Покружив над казачьими позициями аэроплан сбросил несколько бомб в станицах Екатериноградской и Павлодольской.

Автор: Эдуард Бурда, российский историк, публицист, писатель и общественный деятель

Поделиться ссылкой: