• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

30.06.2019

Борьба за казачий присуд на Тереке в 1918 году

К 101-й годовщине Терского казачьего восстания

Автор:

Эдуард Бурда.

 

 

1918 год. Российская империя рухнула и погрузилась в пучину Гражданской войны. Всем известно, что происходило в то время в стране и чем все закончилось. Однако белых пятен в истории более чем достаточно. И одно из таких пятен Терское казачье восстание.

На протяжении всего советского периода истории нашей страны эти трагические события в судьбе терского казачества сознательно обходили стороной исследователи. Правда о событиях лета-осени 1918 года на Тереке замалчивалась сознательно. Советские историки даже заменили термин «восстание» на «выступление». Это и понятно, ведь восстание – это народное движение, сопротивление, а под «выступление» можно подвести что угодно. В чем причина восстания, чем смогли большевики за столь короткий срок пребывания у власти в Терской области, всколыхнуть столь обширную территорию и настроить ее против себя и почему стихийно вспыхнувшее восстание смогло продержаться полгода? На эти вопросы я постараюсь ответить в этом очерке.

В июне 1918 года терские казаки, доведенные до предела бесчинствами большевиков, начали открытое выступление. Поводом послужило решение III Съезда народов Терека, проходившего с 22 по 29 мая 1918 года в городе Грозном, о выселении из 4 станиц казаков Сунженского отдела и передаче их земель (более 35 тысяч десятин) «верным советской власти» горцам.

29 мая 1918 года съезд принимает резолюцию по земельному вопросу, где решено: «В первую очередь удовлетворить безземельных горных жителей Ингушетии, Осетии, Чечни, Балкарии и иногородних из запасного земельного фонда. Земельный фонд создавался путем уничтожения чересполосицы и от избытков после распределения земли по установленной уравнительной норме и частновладельческих земель. Кроме того, комиссару земледелия предлагалось приступить к урегулированию чересполосицы путем переселения для урегулирования национальных границ. В первую очередь в целях уничтожения чересполосицы переселить станицы Сунженскую, Аки-Юртовскую, Тарскую, Фельдмаршальскую. Должны быть приняты меры по предварительному созданию условий для переселенцев». Комиссаром по земледелию, ответственным за переселение казаков, избран левый эсер Ю.Г. Пашковский, ставший 20 июня 1918 года председателем Совнаркома Северо-Кавказской республики.

Несмотря на протесты со стороны казаков и осетин, на Тереке стал «апробироваться опыт» работы большевиков с казачеством Дона и Кубани. В казачьи станицы посылались красноармейские отряды, «которые грабили и расправлялись с недовольными новой властью».

Станичные земли и имущество, отобранные у терских казаков в нарушение декрета «О земле», раздавались горцам за «поддержку и верное служение советам». Все это находило горячую поддержку у инициатора расказачивания на Северном Кавказе – чрезвычайного комиссара Юга России Серго Орджоникидзе.

Из 70 казачьих станиц Терской области Советская власть намеревалась переселить 18-ть с населением в 60 тысяч человек. Успели до прихода в область Добровольческой армии А.И. Деникина выселить 3 станицы. Результатом такой «аграрной политики» большевиков стало вооруженное сопротивление со стороны казаков и, как следствие этого, падение Советской власти в области.

Таким образом, политика, проводимая новой «народной власти» вызвала резкие перемены в настроениях основной массы терского казачества. Колебавшиеся до этого казаки, ощутив на себе явно неприкрытое антиказачье направление в политике местных органов Советской власти – передел земли не в свою пользу, продовольственные реквизиции, частичную или полную конфискацию имущества, устранение неблагонадежных и постоянную угрозу попасть в их число, начали постепенно переходить в антибольшевистский лагерь, организовывать летучие партизанские отряды.

Выдвинув своего лидера – меньшевика, казака-осетина, инженера по образованию Г.Ф. Бичерахова, бывшего в то время председателем Моздокского отдельского Совета, казачество повело борьбу за места в Моздокском Совете, вытесняя рабочих и солдатских депутатов. Как бы сейчас сказали, налицо применение парламентских методов борьбы с целью захвата власти. И в первый момент Г. Бичерахову это удается.

Георгий Федорович Бичерахов являлся профессиональным революционером, начавший свою политическую борьбу еще в 1902 году в Москве как социал-демократ. В 1905 году, с началом первой русской революции, он принял самое активное участие в событиях, развернувшихся в Терской области. Под его влиянием 2-й Горско-Моздокский полк отказался от подавления революционных выступлений во Владикавказе и в 1906 году крестьянского восстания в Ставропольской губернии. С началом Первой мировой войны, будучи инженером по специальности, он попал на Юго-Западный фронт, дослужился до заведующего авиационно-автомобильными мастерскими Юго-Западного фронта. В конце 1916 года штабом авиации фронта он был командирован через Швецию в Норвегию, Англию и Францию для ознакомления с постановкой авиационного дела на фронтах и проведения специальных заказов за границей. Там его и застал февраль 1917 года.

Вернувшись в Россию и попав в июне на Юго-Западный фронт, Георгий Бичерахов, уже убежденный меньшевик, повел энергичную борьбу с большевистскими агитаторами по вопросам о продолжении войны, государственном устройстве, распределении земли. В ноябре 1917 года он снова вернулся в Терскую область. В момент разгара национальной войны и вражды между казачеством и горскими народами Георгий Бичерахов принял провозглашение Советской власти в Терской области, был избран комиссаром Моздокского отдела Терской области, а затем – председателем Моздокского отдельного Совета.

В ответ на создание отрядов Красной Армии Совет Терского казачьего войска организует свои боевые силы самообороны, командующим которых назначен полковник Семен Георгиевич Бочаров. Его заместителем казачья фракция Съезда народов Терека назначает полковника С.А. Соколова, начальником штаба – полковника Генерального штаба В.Ф. Белогорцева. Полковнику С.Г. Бочарову было поручено организовать боевые силы казаков, разделив для удобства территорию Терской области на пять линий. На должности начальников линий назначаются: Сунженской – полковник Н.А. Долгов, Владикавказской – полковник А.Д. Данильченко, Кизлярской – полковник Ф.М. Урчукин, Моздокской – полковник Т.М. Рымарь, Пятигорской – полковник В.К. Агоев.

На всей территории Терской области к этому времени уже созрели условия для вооруженного выступления, для начала активных действий нужен был лишь толчок. И таким толчком стало событие 5 июня 1918 года, когда горцы, подстрекаемые большевистской фракцией съезда, напали на станицу Тарскую Сунженского отдела. Это вызвало возмущение казаков соседних станиц и волнение во владикавказском гарнизоне. На следующий день, во Владикавказе, на плацу перед казармами во время выступления был убит председатель Совета народных комиссаров Терской республики Ной Буачидзе, а на хуторе Тарском устраивается митинг, на котором выносятся постановления о наступлении на Ингушетию и свержении власти большевиков. Чувствуя, что восстание может начаться стихийно, и, желая придать ему организованный характер, казачья фракция объявляет о созыве на 20 июня в Моздоке съезда казаков. Тем временем 13 июня со стороны Кубанской области отряд полковника А.Г. Шкуро совершил налет на город Кисловодск.

Все эти события сильно обозлили большевиков, и они перешли к ответным действиям. Члены казачьей фракции были объявлены контрреволюционерами. 14 июня командующего силами самообороны Терского казачьего войска полковника С.Г. Бочарова по постановлению Совета народных комиссаров Терской республики арестовали как заложника и по прошествии несколько месяцев в октябре 1918 года расстреляли. После ареста полковника Бочарова новым командующим терскими войсками стал герой военных операций на полях Манчжурии, Персии и Галиции генерал-майор Э.А. Мистулов.

Дальнейшие события стали развиваться стремительно и носили стихийный характер. Почти в один день восстали такие станицы, как Георгиевская, Незлобная, Подгорная, Марьинская и Бургустанская. 18 июня в Моздокском районе поднялись казаки станицы Луковской, которые после кровопролитного боя овладели городом Моздоком, началось формирование боевых сотен. На слуху были фамилии офицеров, ставших во главе восстания. Это генерал-майор Мистулов, полковники: Барагунов, Вдовенко, Соколов, Рымарь, Белогорцев, Данильченко, Беликов, братья Агоевы, Кибиров, Хабаев, есаул Гажеев.

23 июня 1918 года в городе Моздоке собрался казачье-крестьянский съезд Советов, который принял постановление о полном разрыве с большевиками. Основной лозунг съезда был – «За Советскую власть без большевиков». На съезде организовали Временное народное правительство Терского края, которое возглавил Георгий Бичерахов. Его меньшевистская программа не могла удовлетворить требования казаков, желавших установить прежний порядок, но политические лозунги уже никого не интересовали – Бичерахов был против большевиков, и этого оказалось достаточно. Товарищем руководителя казачье-крестьянского Совета стал Григорий Вертепов, его помощником избран 26-летний полковник Н.А. Букановский.

В этот же день на съезде назначили командующих линиями: Моздокской – полковника Вдовенко, Кизлярской – полковника Урчукина, Сунженской – полковника Долгова, Владикавказской – полковника Данильченко, Пятигорской – полковника Владимира Агоева. Командующим войсками Терского войска стал генерал-майор Эльмурза Мистулов, начальником штаба – полковник Владимир Белогорцев. Однако вскоре в бою под станицей Прохладненской генерал-майора Э.А. Мистулова ранили, и командование было возложено на полковника Н.К. Федюшкина.

Шаг от политического противостояния к вооруженной борьбе был сделан. Враждующие стороны стали готовиться к активным боевым действиям. Первое вооруженное столкновение, случившиеся в районе станицы Прохладной, завершилось 13 июля победой восставших казаков.

Так, в результате боя под станицей Прохладненской красноармейцы оставили более 700 трупов погибших. В руки казаков попало 2 орудия, более 10 пулеметов, 4 вагона со снарядами, патронами, бомбометами, шанцевым инструментом, 500 снарядов с удушливыми газами, походные кухни, 2 легковых и 3 санитарных автомобиля. Кроме того, восставшие казаки захватили канцелярию командовавшего Красной армией Егорова, санитарный отряд с врачом, сестрами милосердия, аптекой и перевязочными средствами, большие запасы чая, сахара, продовольствия и около 40 лошадей.

Бой под станицей Прохладненской оказался краеугольным камнем для дальнейшей борьбы казачества с большевиками. Он поселил в казаках уверенность в своих силах и окрылил их надеждой на скорую победу. При этом, захватив Прохладненский железнодорожный узел, повстанцы прервали связь Северного Кавказа с Москвой, тем самым, лишив большевиков важной артерии, по которой шло финансирование и вооружение. Все эти события по времени совпали с началом 2-го похода Добровольческой армии генерала А.И. Деникина на Кубань.

К началу июля 1918 года восстание распространилось почти по всем казачьим станицам Терека. Красные части, возглавляемые бывшим штабс-капитаном Егоровым, отошли к Минводам и образовали фронт на реке Золке. Восставших активно поддерживали многие осетинские аулы и селения, уже успевшие узнать все «прелести» большевистской политики. Открытое дружелюбие и поддержку проявили также кабардинцы из отрядов ротмистра Заурбека Даутокова-Серебрякова, чей штаб располагался в станице Солдатской. Его отряд надежно прикрывал левый фланг восставших.

Политическая окраска руководящего органа восстания наложила отпечаток на весь его ход. На протяжении июля казачье-крестьянский Совет, руководимый Г.Ф. Бичераховым, вел безуспешные переговоры с краевым Советом народных комиссаров, а затем с собравшимися во Владикавказе делегатами IV съезда народов Терека. Признавая Советскую власть, Совет требовал изменений политики СНК в отношении терских казаков, прекращения репрессий, возвращения оружия и отставки наиболее запятнавших себя комиссаров.

К этому времени на Тереке уже сформировалось восемь фронтов: Прохладненский, Курский, Кизлярский, Грозненский, Владикавказский, Сунженский, Котляревский и Бургустанский. В такой обстановке 23 июля 1918 года во Владикавказе открылся IV чрезвычайный съезд народов Терека. Революционное крыло IV съезда «обратилось к рядовому казачеству с призывом не поддаваться провокации, отстаивать политику мира и дружбы». По предложению чрезвычайного комиссара Юга России Г.К. Орджоникидзе в район боевых действий (Прохладная-Котляревская) выезжала специальная делегация для переговоров о мирном решении всех вопросов. В Моздок была также послана делегация с предложением мира. В ответ на предложение съезда об установлении мира штаб Бичерахова предъявил ультиматум: немедленно снять с Прохладненского фронта все красноармейские части, отвести с фронта бронепоезд, сдать все замки от пушек, удалить с занимаемых постов – военного комиссара Терской области Бутырина, комиссара земледелия Пашковского, комиссара внутренних дел Фигатнера и т.д. Получив ультиматум от Бичерахова, съезд большинством голосов решительно отверг требования казачье-крестьянского правительства.

Таким образом, переговоры прервались, и 24 июля 1918 года во Владикавказе вспыхнуло восстание, поднятое полковниками И.Н. Беликовым и С.А. Соколовым. Разработанный С. Соколовым план захвата Владикавказа состоял в следующем. Полковник Соколов с отрядом из архонских и ардонских казаков вступает в город и занимает Совдеп. Одновременно выступают отряды самообороны Владикавказа, руководимые полковником Беликовым, и осетины Осетинской слободки, во главе с полковниками Ивановым и Горшковым. Казаки станиц Сунженской и Тарской занимают Владикавказский железнодорожный вокзал. Змейские казаки перерезают железную дорогу в районе Эльхотово, чтобы к Владикавказу не подошло подкрепление. Кроме этого, в поддержку казаков должны были выступить осетинские отряды полковников Кибирова, Голиева и другие. Общая численность задействованных в операции людей насчитывала не более 1000 человек.

Во Владикавказе же Советы народных комиссаров опирались на значительные силы. В первую очередь это был 1-й Владикавказский пехотный полк (800 человек). Большая его часть охраняла IV съезд народов Терека, который проходил в здании бывшего кадетского корпуса на окраине города, остальные красноармейцы находились в Совдепе (бывший штаб 21-й пехотной дивизии) и бывших казармах Апшеронского полка. Незадолго до начала боевых действий во Владикавказ прибыл отряд грузинских большевиков во главе с А. Гегечкори (300 человек). В городе также находились: красноармейский отряд из китайцев во главе со своим командиром Пау-Ти Саном (400 человек), отряд керменистов-осетин (200 человек), отряды рабочей самообороны Курской и Молоканской слободок и артиллерийская часть. Грозную силу представлял собой и бронепоезд под командованием А.И. Автономова, на котором во Владикавказ прибыл Орджоникидзе.

В ходе боев за Владикавказ восставшие казаки захватили часть членов Совета народных комиссаров, но затем по непонятным причинам отпустили. После вступления казаков в город из членов Терского народного совета и делегатов съезда народов Терека были сформированы временный Исполнительный комитет во главе с эсером И. Семеновым и Народный Совет, который возглавил эсер В. Полюхов. В Народный Совет вошли 17 казаков, эсеров, меньшевиков и 7 горцев-чеченцев во главе с Я. Арсановым. Также созданы городские органы власти: городская управа во главе с И. Цирульниковым и городская милиция с начальником Подаговым.

2 августа во Владикавказ прибыл Г. Бичерахов. Выступив с докладом на заседании временного Исполкома, он в очередной раз заявил, что лично был против нападения на Владикавказ и что казачье-крестьянский Совет воюет лишь с большевиками, а не с народами Терской области.

А между тем положение противоборствующих сил начало кардинально меняться. На помощь красным из Грозного прибыл отряд рабочих (300 человек) под командованием бывшего офицера Генерального штаба М. Левандовского. Стали подходить отряды керменистов из селений Заманкул (400 человек) и Зальги (400 человек). Вновь вернулся бронепоезд Г.K. Орджоникидзе, который с боем занял владикавказский вокзал. Кроме этого, еще один бронепоезд начал обстреливать станицу Архонскую, создавая впечатление, что на нее готовится наступление. Это вынудило архонских казаков покинуть город и поспешить на помощь станицы. Ситуация стала критической, удержать город возможности не было.

4 августа 1918 года ночью все участники владикавказского восстания во главе с временным Исполкомом покинули город. Так печально закончились одиннадцатидневные бои во Владикавказе, получившие позднее название Августовских событий. Главная масса ушедших с оружием в руках казаков, офицеров и добровольцев отошла в станицу Архонскую, недалеко от Владикавказа.

Разогнанный во время восстания Совет народных комиссаров с приходом красных частей в город был восстановлен. А 7 августа 1918 года возобновил свою работу IV съезд народов Терека. Он избрал новый состав Терского народного Совета и Совета народных комиссаров.

Прибывший же в Моздок после оставления Владикавказа Исполнительный комитет при содействии Г.Ф. Бичерахова объявил себя временным народным правительством Терского края, подчинив своей власти казачье-крестьянский Совет и взяв на себя руководство восстанием. В середине сентября в Моздоке созван чрезвычайный Казачье-Крестьянский съезд, который призвал «поднять оружие против изменников», под которыми разумел узурпировавших власть большевиков.

Съезд закончил свою работу 19 сентября избранием членов Казачье-Крестьянского совета: Н.А. Букановский, К.Н. Сапронов, Н.Ф. Рощупкин, О.П. Фролов, Н.В. Белоусов и др. (всего 17 членов) и членов Временного правительства. Председателем правительства избран Г.Ф. Бичерахов. Также в его состав вошли И. Семенов (товарищ председателя), В.А Вертепов, О. Полюхов, С. Темирханов, И. Яковенко и Л. Орлов.

В августе 1918 года начались ожесточенные бои в районе Грозного, где три станицы – Грозненская, Ермоловская и Романовская – почти три месяца отбивались от интернациональных батальонов и полков Красной Армии. Образцом стойкости на Тереке стала многострадальная станица Бургустанская, которая выдержала почти за семь месяцев осады 65 кровопролитных боев, – сожженная и разграбленная, она получила название «казачьего Вердена». Не менее тяжелые бои шли и под Кизляром.

Восстание к тому времени приобретает такие масштабы, что даже симпатизировавшие Советской власти горцы предпочли выжидать исход борьбы. Именно в это время Г.К. Орджоникидзе предпринимает шаг, подсказанный ему прекрасным знанием межнациональных отношений на Северном Кавказе. Пробравшись через перевалы в горную Ингушетию, в селении Базоркино через посредство председателя ингушского национального совета Вассан Гирея Джабачиева – бывшего чиновника царского министерства земледелия, одного из немногочисленной ингушской интеллигенции, Орджоникидзе обращается к многотысячному собранию ингушей. Он обращается к ним от имени Советской власти и просит помочь ей с оружием в руках, за это она готова выполнить решения III Съезда народов Терека о выселении казаков с земель и передачи ее ингушам. Долго упрашивать не пришлось – все способные носить оружие ингуши объединились в отряды и ударили в тыл казачьим станицам. Этот удар отвлек казаков от штурма Владикавказа и Грозного, бросившихся защищать свои семьи и имущество.

В это же время, в августе 1918 года, Асламбеком Шериповым была сформирована чеченская Красная армия, дравшаяся под Грозным. В сентябре станицы Сунженская, Тарская, Аки-Юртовская были разоружены и население изгнано. Таким образом, земельный вопрос решился горцами силой. Что, несомненно, послужило поводом очередного недовольства Советской властью казаками.

Однако разграбление казачьих станиц Сунженского отдела не помешало Орджоникидзе направить в казачьи станицы группу казаков-большевиков во главе с председателем казачьей фракции Народного Совета области А.З. Дьяковым. Большевистские агитаторы убедили казаков станиц Карабулакская, Троицкая, Нестеровская, Ассиновская и Михайловская признать Советскую власть и выступить на ее защиту с оружием в руках. Сформированные под командованием А.З. Дьякова казачье-крестьянские отряды численностью до 6-7 тыс. человек получили название «советских войск Сунженской линии» и сыграли большую роль в подавлении восстания в Сунженском отделе, а также в снятии осады с Грозного. Вторым крупным отрядом красных казаков, сформированным из жителей станицы Государственной, командовал В.И. Кучура.

Не менее драматически складывалась для восставших казаков ситуация, связанная с боями по овладению Кизляром. Здесь обороной Кизляра от восставших казаков грамотно руководил бывший подполковник Российской императорской армии С.С. Шевелев, проявлявший «поразительное хладнокровие и распорядительность». Позднее по представлению Г.К. Орджоникидзе Шевелев за оборону Кизляра был награжден одним из первых орденом Красного Знамени. А Реввоенсовет советского Кавказско-Каспийского фронта присвоил Кизляру звание города-героя. Упорная оборона Кизляра частями Красной Армии надолго отвлекла на периферийном участке значительные силы восставших казаков.

Борьба за Кизляр длилась без малого шесть месяцев. Обе стороны постоянно наращивали силы. К оборонявшимся красноармейским отрядам в середине сентября прорвались крупные силы из Астрахани, высадившиеся в районе Брянской пристани: отряд конницы, броневики и обозы с боеприпасами. 25 сентября в город вступил Латышский полк, через два дня – Железный, затем Ленинский полки и, наконец, части формируемой XII-й армии РККА. В свою очередь, осаждавшие Кизляр казачьи части тоже непрерывно увеличивали свою мощь. В сентябре по просьбе казачье-крестьянского Совета генерал-майор Л.Ф. Бичерахов высадил южнее Брянской пристани, в Старо-Теречной, двухтысячный десант, затем отправил отряд есаула К.М. Слесарева. Общая численность войск только Лазаря Бичерахова на Кизлярском фронте составила 3 тыс. человек, 7 орудий, 8 пулеметов и 2 бронеавтомобиля.

С каждым днем положение казачье-крестьянского правительства стало ухудшаться. Восстание казаков и осетин во Владикавказе, поднятое во время работы III Съезда народов Терека, было подавлено. Осада казаками Грозного и Кизляра затянулась. Красноармейские отряды совместно с горцами наносили восставшим чувствительные удары.

К началу сентября казаки оказались в сложном положении: не было ни денег, ни оружия, ни техники. Единственным источником получения оружия и боеприпасов стал город Баку. Здесь в это время находился брат Георгия Бичерахова – генерал-майор Лазарь Бичерахов, переправлявший через Старо-Терскую пристань буксиры с винтовками и патронами. По свидетельству активного участника боев Б. Нартова, отряд Л.Ф. Бичерахова являлся «единственным источником питания вооружением и снаряжением для восставших казаков». Как могли, помогали терцам «волчьи сотни» полковника А.Г. Шкуро, открывшие против Советов фронт в районе Кисловодска.

Связь восставших с Добровольческой армией установилась только в сентябре 1918 года. Так, 9 сентября 1918 года для связи с терцами в распоряжение генерала Д.Ф. Левшина был послан генерал И.Н. Колесников с небольшой суммой денег. Генералу Колесникову командованием Добровольческой армией предписывалось добиваться установления на Тереке единоличной атаманской власти. В результате на Тереке образовались два центра руководством восстанием: первый в Прохладной, во главе с командующим войсками полковником Н.К. Федюшиным, бывшим председателем Войскового Круга П.Д. Губаревым и Д.Ф. Левшиным; второй – в Моздоке, во главе с Г.Ф. Бичераховым и эсеровским комитетом. В итоге начинания терского командования, призванные укрепить фронт и повысить боеспособность армии, разбивались о противодействие «Моздокского правительства». Результатом противостояния двух центров стала организационная незавершенность структуры терской армии: на фронте бились отдельные отряды ополченческого характера, восставшие служили посменно, зачастую обнажая фронт, испытывая недостаток в боеприпасах. Под влиянием этих условий и при постоянном воздействии большевистской пропаганды дух терцев падал. Некоторые станицы целиком или частично переходили на сторону большевиков.

«Достойно удивления, – писал впоследствии А.И. Деникин, – как при этих условиях – без дисциплины, без денег, без боевых припасов, почти в полном окружении – в течение пяти месяцев командный состав и лучшая часть казачества находили силы продолжать борьбу. Дрались и умирали, не теряя веры в свое дело и конечный его успех».

Ведя бои с переменным успехом, отряды терцев постоянно меняли свой состав, доходивший в среднем до 12 тысяч человек при 40 орудиях. К осени 1918 года наиболее боеспособные отряды терцев занимали следующее положение: станица Зольская в переходе от Пятигорска – командующий полковник В.К. Агоев, позиции в переходе к югу-востоку от Георгиевска – полковник Г.А. Вдовенко. Отдельные терские отряды прикрывали войско с севера у Курской и с юга от Владикавказа – у Котляревской. Бои шли у Грозного и Кизляра. Против Владикавказа стояли осетинские сотни полковника Я. Хабаева. Большую Кабарду и Нальчик занимали осетинские и кабардинские отряды Г.А. Кибирова и З.А. Даутокова-Серебрякова.

В Пятигорском отделе решительные действия полковника А.Г. Шкуро привели к значительным успехам – в формируемые им полки стягивались не только казаки, но и горцы.

Подчиняясь приказу А.И. Деникина, 27 сентября 1918 года Шкуро провел эвакуацию жителей и учреждений Кисловодска и перебросил свои полки к станице Баталпашинской Кубанской области.

В самый разгар ожесточенных боев в районе Пятигорска, Грозного и Кизляра, воспользовавшись тем, что красные части отвлечены в боях с повстанцами, ротмистр Заурбек Даутоков-Серебряков со своим отрядом занял Баксанский округ и направился к Нальчику. 7 октября 1918 года Серебряков занял Нальчик и учинил расправу над партийными и советскими работниками. Своим рейдом он на время отвлек силы красных частей, действовавших на левом фланге восставших. Следует заметить, черкесы, кабардинцы, карачаевцы и осетины в большинстве своем поддержали казаков в их борьбе против большевистского режима. А в борьбе с красноармейскими частями Чечни и Ингушетии терцам помогали караногайцы.

К концу октября 1918 года обстановка на фронтах резко изменилась. Под давлением наступавшей с запада Добровольческой армии генерала Деникина большевики вынуждены пробивать себе путь на восток через Моздок и Кизляр, предприняв в начале ноября серьезное наступление в этом направлении двумя колоннами: от Георгиевска на Моздок и от Пятигорска на станцию Прохладненскую. Терские казаки отступали, не оказывая серьезного сопротивления. Из-за отсутствия подкреплений, отвлеченных к Моздоку, вскоре был оставлен Грозный, а затем снята осада Кизляра. Повсеместно сказывались отсутствие боеприпасов, деморализация и самовольное оставление казаками позиций. Усугубил положение временный выход из строя наиболее авторитетных казачьих воинских начальников: полковников В.К. Агоева – ранен и Г.А. Вдовенко – заболел.

На место смещенного терским правительством 17 октября 1918 года командующего Казачье-Крестьянской армией полковника Н.К. Федюшкина был назначен до конца не оправившийся от ранения генерал Э.А. Мистулов.

Самые трагические дни начались для восставших в ноябре, когда красные ввели в бой 1-ю Ударную Советскую Шариатскую колонну. По своему составу колонна была интернациональной. В ее состав входили Выселковский, Дербентский и Таганрогский стрелковые полки, Кубанский кавалерийский полк, отряды, состоявшие из кабардинцев, балкарцев, осетин, черкесов. Интернациональным был и командный состав Шариатской колонны. Командиром ее являлся украинец (из казаков) Г.И. Мироненко, комиссаром – русский Н.С. Никифоров. Туземными, то есть горскими, частями, входившими в состав Советской Шариатской колонны, командовал кабардинец Н.А. Катханов, а одним из полков колонны – осетин С. Тавасиев. Шариатская колонна 2 ноября 1918 года первой прорвала фронт восставших. Имея двукратное численное превосходство, красные части вытеснили казаков полковника В. Агоева из Зольской, а Дербентский полк красных заставил Даутокова-Серебрякова отступить.

В сложившейся непростой обстановке, под ударами Советской Шариатской колонны 9 ноября 1918 года восставшие казачьи части оставили станицу Прохладненскую. Последний казачий резерв – два конных полка, ценой собственных жизней обеспечили отход отрядам повстанцев к станице Черноярской. Командующий войсками восставших терцев генерал-майор Эльмурза Мистулов, отдав свой последний приказ об отступлении, не выдержав позора поражения, застрелился. В оставленной им на имя полковника Кибирова записке говорилось: «Дзамбулат и все мужественные духом терцы! Надо бороться с нашими врагами. Бог даст, будет помощь со стороны Деникина. Мое тело отвезите на кладбище и без всяких излишеств в возможно кратчайший срок предайте земле. Эльмурза».

Командующим войсками был избран генерал-майор И.Н. Колесников. Но исправить ситуацию уже стало невозможно, терцы отступали на всех фронтах.

Таким образом, большевикам удалось подавить Терское восстание. Перед тем как оставить Моздок, правительство передало власть триумвирату, в который вошли Г.Ф. Бичерахов, полковник Н.А. Букановский и новый командующий войсками генерал-майор И.Н. Колесников. Вскоре вся территория Терского войска вновь оказалась под контролем Красной Армии.

После того, как повстанцы оставили станицу Прохладную, красные части в течение трех недель «очищали» пространство от станицы Солдатской до города Моздока. Остатки войск восставших рассеялись по Северному Кавказу. Так, около двух тысяч терцев во главе с новым командующим И.Н. Колесниковым и правительством направились к Петровску в Дагестан. Отряды полковников Б.Н. Литвинова, В.К. Агоева, З. Даутокова-Серебрякова и Г.А. Кибирова, общей численностью около 4 тысяч человек, вышли через горы южнее Баталпашинска на соединение с Добровольческой армией А.И. Деникина. Терцы, которые находились в районе Владикавказа (отряды полковников Данильченко, Хабаева, Соколова), отошли в Грузию и через перевалы перебрались на Кубань, где также соединились с Добровольческой армией.

Один из свидетелей тех трагических событий А. Тахо-Годи впоследствии так описывал сложившуюся ситуацию: «Туго пришлось казачеству – и виновным, и безвинным. Разбрелись, раскололись казачьи семьи. Искали виновников своих несчастий, да те уже пропали давно, и невинные ушли с ними. Много детворы осиротело тогда. Половина отцов в бегах оказалась. Томительным ожиданием стало жить казачество, а затем и злобой, какая возможна у привыкших к окружению людей». Те, кто не успел отступить, влились в партизанские отряды, формировавшиеся в лесах поймы рек Терека, Черека и Малки. Белые повстанческие отряды не прекращали борьбу вплоть до января 1919 года, когда Кабарда и Осетия оказались под властью Добровольческой армии генерала А.И. Деникина.

Так закончился один из трагических и одновременно героических эпизодов истории терского казачества. Политика большевиков по отношению к терскому казачеству привела к одному из масштабных казачьих восстаний периода гражданской войны, охватившего всю территорию Терской области. Казаки не могли не защищать свои привилегии и особый статус. Но казачество, как и все крестьянство, не было однородным в социальном отношении, что явилось главной причиной углублявшегося в нем раскола.

АВТОРЫ, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ, Эдуард Бурда

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *