• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

22.07.2019

Борьба за свободу совести в «святые» 90-е

Автор:

Олег Ракитянский.

22 июля 1997 года президент России Б. Ельцин наложил вето на закон о религии, предоставлявший привилегии православной церкви.

Православная церковь и вера русского народа являются базовой основой существования Российской державы, и не признавать это – значит, погрешать не только против всей российской истории, но и против нашего будущего.

Первые оковы коммунистического атеизма начали спадать с началом общего процесса распада, загнивающего СССР и приняли активную фазу при вступлении в должность руководителя РСФСР ярого коммуниста, сына раскулаченного и репрессированного – Ельцина. К этому времени, общесоюзная власть, далёкая от понимания вопросов государственно-церковных отношений в революционно меняющейся стране, судорожно хваталась за уходящее в небытие время, стремилась доворовать и доразграбить вековые накопления России. Обанкротившуюся идею «светлого коммунистического будущего» она пыталась синтезировать с популизмом и либерализмом якобы новой религиозной политики. Но, как всегда, действовала в этой области лукаво, цинично и по большей части антирусски.

Со своей стороны, руководством РСФСР в своей смертельной схватке с союзным центром решила перехватить инициативу в сношениях с Православной церковью и предприняла усилия по ликвидации последствий антирелигиозной политики советской власти. 24 августа 1990 г. был упразднен Совет по делам религий при Совете министров РСФСР. Государственный орган по делам религий также не предусматривался принятым 25 октября 1990 г. Верховным Советом РСФСР Законом «О свободе вероисповеданий», в то время как Закон СССР «О свободе совести и религиозных организациях» (принятый впопыхах Верховным Советом СССР 1 октября 1990 г.) предусматривал сохранение Совета по делам религий.

Важность закона РСФСР заключалась в упразднении обязательных прежде атеистических учебных программ в средних и высших учебных заведениях страны. С его принятием в государственных вузах допускалось преподавание и знакомство с религиозным мировоззрением на факультативной основе

27 декабря 1990 года Верховный Совет РСФСР в знак уважения к религиозным чувствам верующих постановил объявить праздник Рождества Христова выходным днем. 30 мая 1991 г. министр юстиции РСФСР Н.  Фёдоров вручил Патриарху Алексию II свидетельство о регистрации Устава РПЦ. Таким образом, впервые за 73 года Православная Церковь получила в стране полноценное юридическое признание.

15 ноября 1991 г., Ельцин подписал указ об использовании Московской Патриархией храмов Московского Кремля. 16 июля 1992 г. в президентском Указе «О создании фонда возрождения Москвы» первоочередной задачей было названо воссоздание храма Христа Спасителя (все работы по строительству храма были завершены в декабре 1999). С 1992 г. руководство России по приглашению Московской Патриархии присутствовали на патриарших пасхальных и рождественских богослужениях.

В целях выработки новых государственных решений в области религиозной политики 24 апреля 1995 г. был создан консультационный Совет при Президенте РФ по взаимодействию с религиозными объединениями, в который вошли: представители священноначалия РПЦ, исламские муфтии, главный раввин России, хамбо-лама, а также предстоятели старообрядческих Церквей, руководители апостольских администратур Римско-католической Церкви, религиозных объединений лютеран, евангельских христиан-баптистов, адвентистов, пятидесятников. В марте 1996 г. Совет был дополнен представителями Правительства РФ, Федерального собрания и Администрации Президента РФ.

Наряду с этими позитивными процессами к 1996 году вскрылись и негативные явления государственно-религиозных отношениях: политизация религиозных организаций, всплеск межконфессиональной напряжённости в бытовых, и социально-политических конфликтах, использование религиозных положений экстремистами националистических и радикально-политических течений, коммерциализация религиозных институтов. К этому следует добавить прозелетическую активность иностранных  миссионеров попытоки, формирования новых и расширение существующих религиозных движений и обществ не традиционных для России. По своему существу созданные тоталитарные секты наносили серьёзный ущерб психическому, физическому и нравственному здоровью наших граждан, и таили в себе зерна будущих межконфессиональных конфликтов, которыми в 21 веке оказались охвачены страны ближнего Востока, а также Украина.

Все эти религиозные новообразования и их деятельность неконтролируемая государственными структурами выявили существенные недостатки в законодательстве о деятельности религиозных организаций. Необходимость внесения поправок в Закон «О свободе вероисповеданий» приобрёл новую актуальность после ликвидации политического кризиса в 1993 году. В связи с этим был подготовлен проект ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях». Развернувшаяся в СМИ дискуссия обозначила концептуальные позиции в этом проекте. Предлагалось отказаться от любых попыток контроля и регулирования деятельности религиозных организаций, либо, предоставив приоритет конфессиям, существовавшим в России на протяжении столетий и ставшими неотъемлемой составляющей частью жизни российского общества, ввести ограничения в деятельность нетрадиционных религиозных движений. Наибольшую полемику и резонансное восприятие вызвал термин «традиционные религии», а также введение 15-летнего срока деятельности религиозной группы в стране для получения ею статуса религиозной организации с соответствующими льготами и возможностями.

10 июля 1996 г. в Госдуме РФ состоялось 1-е чтение и принятие в целом проекта ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», внесённого Правительством РФ в ГД в июле 1995 г. Со своей стороны, Ельцин в замечаниях к проекту ФЗ высказал пожелание обеспечения права на создание религиозных организации для лиц, не проживающих постоянно на территории РФ. Не совсем понятно насколько в адекватном состоянии   пребывал президент, но он предложил новое религиозное объединение регистрировать как обычное общественное объединение если оно не вынашивает намерение по насильственному изменению конституционного строя, созданию вооружённых формирований, разжигание социальной, национальной и религиозной вражды. Не учитывать такие пожелания ГД РФ не могла.

Не осталась в стороне от обсуждения этого важного ФЗ Православная церковь. Состоявшийся 18 – 23 февраля 1997 г. Архиерейский Собор РПЦ призвал поставить правовой заслон бесконтрольной и агрессивной деятельности всякого рода псевдорелигиозных организаций и зарубежным миссионеров. В конечном итоге закон был принят Госдумой 18 июня 1997 г. во 2-м и 23 июня в 3-м, заключительном, чтении. 4 июля закон был утвержден Советом Федерации. Для вступления закона в силу требовалось его одобрение президентом.

После этого в стране, с подачи зарубежных спонсоров и СМИ развернулась либеральная истерия с особыми нападками на положение преамбулы ФЗ с упоминанием особой роли Православия в истории и становлении духовной культуры России, а также указание на религии, явившиеся историческим наследием народов России: христианство, ислам, буддизм и иудаизм. Повышенный градус напряжённости вызвало положение о 15-ти летнем сроке пребывания новой религиозной группы по месту будущей регистрации, а также запрет миссионерской деятельности зарубежных религиозных организаций, не зарегистрированных в РФ. С особым мнение выступила старообрядческая Церковь, подвергшая критике закон за то, что он «слабо препятствует агрессивности не православного религиозного влияния».

Когда чаша весов в схватке за ФЗ стала склоняться в пользу его подписания президентом в «бой» вступил главный бенефициар развернувшейся, религиозной «войны» — Ватикан. Осознавая, что уничтоженную коммунистическую идеологию планируется заменить истинно русской идеей – Православной верой, папа Римский не постеснялся угрожать Ельцину, а в его лице и всей стране, о недопустимости принятия данного закона. В общем, сбросив овечью маску, Рим опять обнажил своё главное оружие – иезуитское коварство и сатанинскую ненависть к Православию. 8 июля в адрес Ельцина посыпались предупреждения со стороны президента США Клинтона, а 16 июля сенат США принял решение о прекращении программ помощи России (прежде всего – продовольственной) в случае вступления ФЗ в силу.

В защиту Закона выступил Патриарх Алексий II, указав, что закон различает религиозные объединения по времени образования и степени распространённости в России, по численности их последователей, что вполне справедливо, поскольку создаёт предпосылки для ограждения личности и общества от разрушительной псевдорелигиозности и псевдомиссионерства, наносящей очевидный вред духовному и физическому здоровью человека, национальной идентичности, социальной стабильности и спокойствию в стране. Патриарх предупредил Ельцина, что отклонение закона может привести к дальнейшей духовно-нравственной дестабилизации в России.

Однако, 22 июля 1997 года закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» в предложенной редакции был Ельциным отклонён под надуманным предлогом, что: «многие положения закона ущемляют конституционные права и свободы человека и гражданина, устанавливают неравенство различных конфессий, противоречат принятым Россией международным обязательствам». Собственно, повторил все западные и либеральные спекуляции и измышления.

Отказ от подписания ФЗ вызвало широкую негативную реакцию в обществе. Своё сожаление высказал по этому поводу и Алексий II. Патриарх вновь выразил убежденность в необходимости введения в действие закона без изменения его структуры и принципиальных положений. В заявлении подчёркивалось, что содержащееся в преамбуле закона упоминание об уважении к христианству, иудаизму, буддизму и иным традиционно существующим в России конфессиям не имеет прямого юридического действия и не ущемляет прав религиозных меньшинств. В то же время ни одна статья закона не предоставляет преимуществ или ограничений для религиозных организаций по вероисповедному признаку. При этом обозначенная в преамбуле дифференциация религиозных объединений по времени их создания, численности и распространённости присутствует в законодательствах многих европейских стран. На основании этого Патриарх Алексий II заявил о политической предвзятости в оценке ФЗ и политику «двойного стандарта» в отношении России со стороны некоторых зарубежных государств и религиозных конфессий (папа Римский публично поблагодарил Ельцина за наложенное на закон «вето»).

После неоднократных заявлений Патриарха Алексия II и встреч с ним президент направил законопроект в согласительную комиссию на доработку, которая велась в ходе регулярных рабочих встреч с представителями различных конфессий и депутатами парламента. Начался изнурительный этап компромиссных согласований статей закона. Ельцинская администрация стремилась затянуть процесс на годы. И тогда решающую роль сыграла властная и принципиальная позиция Патриарха Алексия II. Он отказался прийти на Арбатскую площадь для освящения храма-часовни святых Бориса и Глеба. Данный храм был выстроен Ельциным в честь своих внуков, которые носят эти имена. После короткой обиды Президент пошёл на попятную – и это был, пожалуй, первый пример в истории РФ, когда воля церковного иерарха оказалась сильнее воли государственного властолюбца. Храм был освящён Патриархом 5 августа. Компромиссный вариант закона, сохранивший большинство предложений, поддержанных Церковью с 37-ю незначительными поправками был принят 19 сентября 1997 года ГД (358 голосов «за» — около 75%), 23 сентября одобрен единогласно Советом Федерации, а 26 сентября 1997 года подписан Президентом РФ и вступил в силу со дня его официального опубликования 1 октября 1997 года. Так, пастырская власть – впервые в истории постсоветской России – оказалась сильнее всемогущего Запада с его «россиянскими» клевретами.

В соответствии с принятым законом последователи новой религии могли создавать «религиозную группу», которой в течение 15 лет разрешено существовать без правоспособности юридического лица и лишь по прошествии этого срока вправе получить такую правоспособность. Исключение делалось для тех, кто входит в уже существующие централизованные религиозные организации: в этом случае регистрация проходит автоматически. К принципиально новым нормам можно отнести право государства затребовать при регистрации сведения вероучительного характера. Светский характер государства в законопроекте сохранился и даже детализировался, несмотря на то, что на практике многими министрами и губернаторами эта норма не соблюдается. Расширялся список различных льгот для религиозных организаций, вплоть до освобождения священнослужителей от военных сборов. Представительствам иностранных религиозных организаций запрещалось заниматься в России религиозной деятельностью. В то же время представители так называемых «тоталитарных сект» могли легко обходить «сито» государственной регистрации и контроля, получая подтверждение о своём вхождении в любую зарегистрированную по прежнему закону (до 1 октября 1997 г.) централизованную организацию своих единомышленников или сочувствующих.

И всё же – это была православная победа, которую Запад не простил Патриарху Алексию II, принимая во внимание неоднозначные обстоятельства его кончины 5 декабря 2008 года.

АНАЛИТИКА, Олег Ракитянский, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».