ПУБЛИКАЦИИ

28.05.2018

Будет ли отмечать Россия день победы над Наполеоном

Депутат Михаил Дегтярев предложил сделать день взятия русскими войсками Парижа — 31 марта 1814 года — днём воинской славы России. Его коллеги сомневаются

Депутаты не знают, как поступить с инициативой Дегтярева, поэтому решили создать специальную межфракционную группу для ее «доработки».

Предложение им кажется столь неожиданным и требующим дискуссии, что если не вмешаются «высшие государственные силы», взятие Парижа и русская победа над великим Наполеоном может не получить депутатской санкции на занятие своего места в пантеоне русской воинской славы.

Законодателям нужен державный «пинок»

Наши депутаты, к сожалению, — плод советского образования и принципа «как бы чего не вышло».

Им, как и всем остальным в нашей стране, понятен праздник Победы 1945 года. Они учили еще в советской школе, что взятие Берлина и подписание капитуляции 9 мая 1945 — это большой праздник. Гитлеровский режим был уничтожен в его столице, и опасность германского мирового господства была устранена.

А тут Франция, Париж, Наполеон, Александр I, русское величие... Бог его знает, что с этим делать? Им ведь никто не давал четких указаний «свыше», как относиться к зарубежным походам русской армии в 1813—1814 годах.

Вот о Первой мировой В. В. Путин сказал, что

«это забытая война... Чем Вторая мировая война отличается от Первой, по сути, непонятно. Никакой разницы на самом деле нет… Наша страна проиграла эту войну проигравшей стороне. Уникальная ситуация в истории человечества! Мы проиграли проигравшей Германии. По сути, капитулировали перед ней, а она через некоторое время сама капитулировала перед Антантой. И это результат национального предательства тогдашнего руководства страны… люди, которые отдали свои жизни за интересы России, не должны быть забыты».

И они сразу поняли «месседж», и 1 августа стал у нас Днем памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне 1914—1918 годов.

Законодателям нужен державный «пинок»

Наши депутаты, к сожалению, — плод советского образования и принципа «как бы чего не вышло».

Им, как и всем остальным в нашей стране, понятен праздник Победы 1945 года. Они учили еще в советской школе, что взятие Берлина и подписание капитуляции 9 мая 1945 — это большой праздник. Гитлеровский режим был уничтожен в его столице, и опасность германского мирового господства была устранена.

А тут Франция, Париж, Наполеон, Александр I, русское величие... Бог его знает, что с этим делать? Им ведь никто не давал четких указаний «свыше», как относиться к зарубежным походам русской армии в 1813—1814 годах.

Вот о Первой мировой В. В. Путин сказал, что

это забытая война... Чем Вторая мировая война отличается от Первой, по сути, непонятно. Никакой разницы на самом деле нет… Наша страна проиграла эту войну проигравшей стороне. Уникальная ситуация в истории человечества! Мы проиграли проигравшей Германии. По сути, капитулировали перед ней, а она через некоторое время сама капитулировала перед Антантой. И это результат национального предательства тогдашнего руководства страны… люди, которые отдали свои жизни за интересы России, не должны быть забыты».

И они сразу поняли «месседж», и 1 августа стал у нас Днем памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне 1914—1918 годов.

По 1814 году, по взятию Парижа, ничего президентом не сказано, и наши депутаты тут же растерялись... Да к тому же никто из них не знает основательно историю России до 1917 года. Ее и в советские, и в демократические времена преподавали и преподают поверхностно и тенденциозно. Взятие Парижа в 1814 году — это для них, как пустой набор произносимых слов, не наполненный ни национальными эмоциями, ни историческими смыслами.

Удивительное рядом, или полный бардак

Наряду со странными, «застенчивыми» действиями Думы надо отметить и удивляющие заключения, сделанные Академией наук и научно-исследовательским институтом (военной истории) Военной академии Генштаба. В первом говорится, что, мол, при взятии Парижа не было крупного сражения.

Спрашивается: а для того, чтобы принудить врага к прекращению борьбы, обязательно провести крупное сражение? Так думал и действовал Наполеон и оказался не у дел в изгнании. Император Александр I лично принял решение по захвату Парижа, что явилось страшной неожиданностью для Наполеона. Он воскликнул, что

это превосходный шахматный ход! Вот никогда бы не поверил, что какой-нибудь генерал у союзников способен это сделать».

Император Александр I Благословенный переиграл Наполеона, взяв Париж, и вынудил его отречься от французского престола.

В сражении за Париж участвовали с обеих сторон не менее 130 тыс. человек, и потери превысили 13 тыс., из них шесть тысяч — русские солдаты. Так что и как чисто военное столкновение взятие Парижа было крупным военным противостоянием.

У депутатов же были даже такие «умопомрачительные» доводы, направленные против инициативы, что, мол, у нас уже есть праздник Бородинского сражения, зачем нам еще взятие Парижа?!

Даже депутаты помнят про сражение при Бородино, которое произошло 26 августа (7 сентября по новому стилю) 1812 года, где Наполеон надорвал свои военные силы, что и способствовало его быстрому изгнанию из России 25 декабря (7 января). Последняя дата почему-то тоже не является днем нашей воинской славой, хотя до бесславной революции была.

Все-таки внесение в «реестр» воинской славы — полезная вещь. Правда, почему-то и Бородинская битва у нас отмечается... 8 сентября, а не 7-го, как во всех исторических сочинениях. Ну, к странностям мы привыкли, у нас официально и другие дни воинской славы празднуются не в те дни, которые приняты в исторической науке (Ледовое побоище, Куликовская битва и сражения XVIII столетия). В этой области полный бардак...

Стоит ли Париж столько же, сколько Берлин?

Возвращаясь к взятию Парижа, напрашивается простой вопрос: а работает ли эта логика — празднуем одно сражение и не празднуем взятие столицы нашего противника и завершение войны — на других исторических сюжетах?

Согласились бы наши граждане с подобной логикой в отношении, скажем, Второй мировой войны?

Если бы, например, какой-нибудь депутат заявил, что праздник 9 мая нам не нужен на основании того, что у нас уже есть дни военного парада 7 ноября (1941 г.), битвы под Москвой (1941 г.), Сталинградского сражения (1943 г.), Курской битвы (1943 г.), полного освобождения Ленинграда (1944 г.), памятной даты окончания Второй мировой войны (2 сентября 1945 г.), все бы возмутились такой странной глупостью и начали бы перемывать этому депутату его русофобские косточки.

По сути, предлагается считать, что битва под Москвой в 1941 году, взятие Берлина в 1945-м и победа 9 мая над Гитлером — это воинская слава и праздники, а битва под Москвой в 1812 году, как называли Бородинское сражение французы, взятие Парижа 31 марта 1814 года и победа над Наполеоном никак не связаны. Бородино — воинская слава, а взятие столицы Франции и принуждение Наполеона к отречению — банальная увеселительная прогулка.

Начало и конец: Бородино и Париж

Конечно, Бородино — величайшая памятная военная дата. Но взятие Парижа 31 марта 1814 года — это квинтэссенция всех военных усилий России в борьбе с наполеоновской революционной Францией.

Эти военные усилия начались еще при Екатерине II, которая выступила одним из главных учредителей антифранцузской коалиции сразу же после революции 1789 года. Со стремлением к мировому господству Наполеона затем боролся великий А. В. Суворов, проведший против революционной Франции Итальянский и Швейцарский походы (1799 г.). Россия участвовала в семи (!) коалициях против французской экспансии на протяжении четверти века.

А Наполеон еще в 1811 году говорил своему духовнику, аббату де Праду, что

через пять лет я буду владыкой всего мира. Остается одна Россия, я раздавлю ее».

Этот безумный проект кончился взятием Парижа русскими войсками.

Русская армия в 1812—1814 годах прошла от Москвы до Парижа две с половиной тысячи километров пешком, с непрерывными боями. Попутно в 1813-м русские войска, кстати, освободили от французов Берлин 4 марта (20 февраля по старому стилю).

Напомню, нисколько не умаляя другую войну, что до Берлина 1600 км.

Взятие Парижа и великая русская культура

Переводя в прозу стихотворные строки А. С. Пушкина, нужно сказать, что, взяв Париж, наш Русский Царь стал главой европейских «царей». Во главе коалиции трех монархов — русского, австрийского и прусского — Император Александр I стал победителем Наполеона и уничтожил французское стремление к мировому господству. Франция никогда так и не оправилась в дальнейшем от этого поражения и превратилась из супердержавы просто в одну из европейских держав.

После 1814 года такого величия и такого положения между странами Россия никогда не достигала.

Взятие Парижа, победа над Наполеоном — это не только величайшая военная победа. Это событие открывает наш русский XIX век, век великой русской культуры, нашего мирового влияния.

Так что сомнения наших депутатов истекают из теплохладного отношения к истории своего Отечества и слабого понимания смысла исторических событий.

Что надо делать обязательно?

Итак, и 25 декабря 1812 года (а по новому стилю 7 января) как день изгнания французов из России должен быть памятной датой (хотя и не было никакого сражения), и 31 марта 1814 года обязан официально стать Днем славы русского оружия.

А принять постановление об этом празднике было бы логично 26 мая, в двухсотлетний юбилей смерти выдающегося русского полководца, бравшего Париж, Михаила Богдановича Барклая-де-Толли (1761—1818 гг.). Именно за взятие Парижа он был возведен Императором Александром I в чин фельдмаршала. И именно поэтому памятник ему стоит рядом с памятником фельдмаршалу М. И. Кутузову в Санкт-Петербурге у Казанского собора.

Кто виноват? Быть «скромными в бою» стыдно

И последнее, что надо сказать по этому поводу. В прошлом году решению по этому вопросу «помешал» визит во Францию нашего президента. В этом году, видимо, мешает визит уже главы французского государства.

Это какой-то паноптикум. Укоренению в нашем обществе исторической памяти о великих событиях прошлого все время мешает мнительность законодателей и... современные мероприятия.

Как-то Суворову пришлось писать служебную характеристику на одного офицера, который был трусом, и он описал его следующим образом: «В бою скромен».

Наши депутаты в этом вопросе тоже показали себя крайне «скромными». Надо переставать постоянно «оглядываться» и думать, «как бы чего не вышло». Особенно когда речь идет о славе Отечества.

Автор: Михаил Смолин

Источник

АНАЛИТИКА, Смолин Михаил Борисович, ЦАРЬГРАД ТВ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».