Бунт на броненосце «Князь Потемкин-Таврический»

Автор:

Алексей Селиванов.

Все революции похожи одна на другую. Большая часть участников попадает в их жернова по трагической случайности. Повернись все иначе – большинство никогда не стали бы не стало участниками революционных событий. Революции возникают не на пустом месте. Чтобы революция случилась, её долго готовят. Ослабляя государство, разлагая народ. Но даже в таком случае победа мятежников не гарантирована.

В 1905 году на то, чтобы осуществить в России революцию, работало множество сил. Военный противник России – Япония вложила в российские (а точнее, антироссийские) революционные партии – от финских, польских и кавказских сепаратистов, до большевиков — десятки миллионов долларов. В Россию активно завозилось и распределялось среди революционеров оружие. На стороне врагов России активно играла Британия, осуществляя международные антироссийские провокации, такие, как «Гулльский инцидент». В Лондоне тогда, как и теперь, находился штаб всевозможных провокаторов-оппозиционеров. Так, именно в Лондоне, в апреле 1905 года, состоялся III съезд РСДРП, на котором вождь большевиков Ленин призвал к подготовке вооруженного восстания в России. В рамках этой подготовки, готовилось  восстание на Черноморском флоте, запланированное на осень 1905-го.

Но бунт на корабле «Князь Потемкин-Таврический» случился раньше, в общем-то, команда броненосца считалась у большевиков не революционной. Большевики поспособствовали бунту косвенно – из-за стачки в Одессе большая часть магазинов в городе оказалась закрыта, и морякам, посланным на берег, пришлось купить не самое свежее мясо. Время, потраченное на доставку говядины на борт, тоже свежести мясу не добавило. Но на флоте такие случаи не новость и до этого конфликтов не вызывали – часть мяса пошла в борщ, часть вывесили проветривать на соленом ветру.

Тем временем среди матросов началась агитация – не есть борщ. Кто знает – разреши тогда командир корабля, капитан 1 ранга Голиков просто не есть его тем, кто не желал – то бунта и не было бы? Тем более, попробовавшие борщ нашли его хорошим. В общем, на построении старший офицер И. Гиляровский решил переписать тех, кто есть отказывается. А это – понятно всем – было чревато наказанием. Да еще перед обедом на голодный желудок матросы по чарке водке выпили. Что, опять же, порядку не добавляло.

В общем, слово за слово – начался бунт. Кто-то из матросов решил, что их сейчас будут расстреливать, и часть матросов кинулась в караульное помещение, за оружием. Дальше все покатилось по наклонной. Артиллерийский квартирмейстер Вакуленчук убил своего непосредственного командира, лейтенанта Неупокоева. В ответ пал от пуль караула, верного командирам. Мятежники убили или пленили оставшихся офицеров, а также захватили вспомогательное судно – миноносец №267.

Дальнейшая история мятежа на броненосце «Потемкин» представляла собой не героическое восстание, а бессмысленное болтание между портами, в ходе которого на борт проникли профессиональные революционеры. Кстати, разрекламированный позже большевиками поднятый красный флаг был не партийным знаменем, а всего лишь сигнальным флагом, означавшим готовность к артиллерийской стрельбе. Чтобы напугать горожан и полицию.

Броненосец ушел в Одессу, где происходила стачка. Сразу же возник ажиотаж вокруг «жертвы революции» Вакуленчука, похороны которого превратились в антиправительственную манифестацию. Манифестация переросла в погром морского порта. Полиции были слишком мало, чтобы унять беспорядки, и город были вызваны войска. Государь Николай II приказал принять «немедленно самые жестокие, решительные меры к подавлению восстания, как на „Потёмкине“, так и среди населения порта. Каждый час промедления может в будущем обернуться потоками крови».

Как видим, реакция Царя была своевременной и адекватной. Войска оцепили территорию порта и подавили восстание. В ответ с броненосца сделали несколько холостых, а затем и боевых выстрелов, попав в жилые дома, по счастью, без жертв.

Узнав о бунте на корабле, Ленин оживился и отправил в Одессу своего представителя, наказав ему убедить вооруженных матросов высадиться в городе, захватить арсеналы и поднять на бунт всех, кого возможно. К счастью, курьер большевиков на восстание опоздал.

Восстание на «Потемкине» показало, что личный состав флота оказался к мятежу не готов психологически. Другие корабли по броненосцу огонь так и не открыли, к восставшим присоединилась команда ещё одного броненосца, «Георгий Победоносец». Но избиения офицеров на нем не было, а команда чуть позже попыталась не только сдаться сама, но и заблокировать «Потемкина» в порту.«Потемкин» ушел болтаться между Крымом и румынским портом Констанца, торгуясь за припасы и за условия приемлемой сдачи. В конце концов, большинство потемкинцев сдались румынам, и вернулись в Россию только после революции 1917 года, где были позже героизированы большевиками. Сам корабль и часть команды вернули в Севастополь.

Со дня мятежа на броненосце «Князь Потемкин-Таврический» прошло 115 лет. Но от революций мы все равно не избавились. Да и, видимо, к сожалению, не избавимся. Если политическая технология работает, значит, её будут использовать и дальше. А восстание на броненосце «Потемкин» служит нам (и государственным органам, ответственным за безопасность) уроком того, как можно и нужно вовремя блокировать революционные выступления.

 

Поделиться ссылкой: