• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

15.04.2019

Что читали русские дети 110 лет назад

Автор:

Елизавета Преображенская

 

Ничто так не влияет на хрупкую детскую душу и не развивает её так, как правильно подобранное хорошее чтение. К сожалению, в наш мятежный век чтение книг, особенно бумажных – одно из самых непопулярных занятий, как среди взрослых, так и среди детей. Иначе обстояло дело в той старой доброй России, ныне «унесенной ветрами». Книга тогда была для ребенка самым желанным подарком, а чтение – любимым занятием.

Читать учились рано – сначала с помощью специальных кубиков, затем приступали к азбукам. Они были украшены прекрасными иллюстрациями и рисунками – ведь их поначалу не столько читали, сколько рассматривали красочные рисунки и иллюстрации. Стоит только вспомнить очарование допетровских царевен и боярышень из азбуки, проиллюстрированной  Елизаветой Меркурьевной Бём.

«Хорошо при свете лампы книжки милые читать»

Итак, знакомство с книгами начиналось с созерцания. Затем начиналось пора чтения вслух. Любимые русские и европейские, народные и авторские сказки читали вслух гувернантки и бонны на сон грядущий или днем, пока дети спокойно играли или занимались рукоделием. Кроме того, к чтению приучал и пример родителей – по вечерам многие семьи собирались в гостиной, где глава семейства читал что-нибудь из классических произведений. Так было в семьях интеллигенции и аристократии, такие книжные вечера были частыми и в императорской семье. Книги сближали детей и взрослых, соединяли за общим вечерним досугом разные поколения.

Интересна история создания детской мистической сказки «Черная курица или подземные жители». Это произведение вышло под псевдонимом «Антоний Погорельский», но на самом деле автором был Алексей Перовский и сочинил он «Черную курицу» для своего маленького племянника Алёши, будущего поэта, писателя и драматурга Алексея Толстого. Наряду с «Городком из табакерки» В. Одоевского «Черная курица» стала любимым мистическим произведением у маленьких читателей.

Читать самостоятельно учились по деревянным кубикам с изображенными на них буквами. После кубиков, переходили к первым учебникам: во второй половине XIX века большую популярность приобрела азбука Анны Дараган «Ёлка. Подарок на Рождество". Эта книга была издана в 1845 году специально для детей цесаревича Александра Николаевича и цесаревны Марии Александровны. Переиздавалась 14 раз с 1845 по 1907 гг.

«Ёлка» — это красочное руководство, помогающее быстрее обучать детей азбуке и начальным азам чтения. Данный метод основан на том, что обучение чтению должно начинаться со слогов, а не с букв. В отличие от многих букварей того времени в этом пособии для чтения использованы только светские тексты.

Очень часто русские дети изначально узнавали иностранный язык – французский, немецкий или английский, но это совершенно не мешало выучить и родной язык, напротив, владение многими языками только способствовало гармоничному развитию личности. И русская «Ёлка» шла рука об руку с «Noёl et Chapsal»…

Когда же ребенок постигал азы этого волшебства, наступала пора хрестоматий. «Первое словечко» Клавдии Лукашевич включало в себя притчи, предания, пословицы, стихотворения и отрывки из различных произведений русских классиков. Эта хрестоматия была разделена на четыре времени года и все произведения были подобраны соответственно каждому периоду.

 … Друзья в потёртом красном переплете…

Очень быстро книги захватывали детское воображение, просыпалась любовь к чтению и перед широко распахнутыми детскими глазами открывались массивные двери родительской библиотеки. Это было целое царство книг, под которое отводилась отдельная комната. Л. Миндовский вспоминает об одной усадебной библиотеке Кинешемского уезда: "Первая большая комната, в которую вы попадали при входе на второй этаж, была библиотечная... все стены которой были заняты книжными шкафами чёрного дерева с точёными колонками и зеркальными стёклами. Высота шкафов соответствовала высоте комнаты.  Заполнены они были хорошо подобранными книгами: беллетристическими — всех русских классиков в полных изданиях, иностранных авторов — как, например, Шекспира, Мольера, Гёте, Шиллера, Гейне, Бомарше, Шпильгагена и многих других, и научными — по различным вопросам техники, сельского хозяйства, естествознания, истории, географии, философии и проч.

Однако, в детские руки книги попадали очень дозированно. Только в некоторых семьях, отличавшихся особой либеральной вольностью, позволялось читать всё подряд – это было скорее исключение, нежели правило. Чаще родители, либо наставники очень тщательно отбирали книги для детского чтения. Огромной популярностью пользовалась La Bibliothèque Rose, куда входили «Без семьи», «Записки осла», «Швейцарская семья Робинзонов», «Дети капитана Гранта» и другие произведения золотого фонда детской литературы.

Именно об этих изданиях писала Марина Цветаева:

Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлёте,
Не изменившие друзья
В потёртом, красном переплёте.

Любимыми авторами мальчиков становились  Жюль Верн, Луи Буссенар, Майн Рид и Фенимор Купер.  Из русских авторов в детские руки прежде всего попадал А. Пушкин, И. Крылов, М. Лермонтов, В. Жуковский. Во второй половине XIX века стали популярными Лажечников и Загоскин.

Девочки часто читали те же классические, приключенческие и исторические книги, что и мальчики,  но у них были и свои, исключительно девичьи, произведения. Всевозможные «Дневники куклы» и «Записки куклы» носили назидательный характер и учили девочек быть всегда вежливыми, опрятными, бережливо относиться к своим игрушкам.

Считалось, что детская литература должна быть прежде всего назидательной. И в этом плане очень ценились произведения русской француженки, графини де Сегюр (урожденной Ростопчиной). Её героини – всегда очень правильные и примерные девочки. Эмигрантка Нина Кривошеина (урожденная Мещерская) провела детство в Петербурге 1900-х годов и вспоминала, что их с сестрой тоже воспитывали на книгах де Сегюр: «Когда мы начали подрастать и начали (обе очень рано) читать, сразу появились красные с золотом книжки «Bibliotheque Rose» с повестями графини де Сегюр, дочки Ростопчина, того самого, который сжег Москву в 1812 г. Про этот жанр детской литературы не мало уж говорено; это были рассказы, написанные — почти все — в царствование Наполеона III, когда французская буржуазия наслаждалась своим благополучием в тени Тюильрийского дворца. В этих книгах все благородные дети добры и отзывчивы, все «нувориши» вульгарны и злы; но были и несчастные, бедные рабочие или крестьяне, и им надо было носить лекарства и бульон из курочки...»

Интересно и противопоставление двух детских писательниц, находившихся на пике популярности  в начале XX века: Евгении Тур и Лидии Чарской. Героини Чарской считались чересчур чувствительными и многие полагали, что эти трогательные институтки могут подать барышням дурной тон. А вот Евгения Тур с её «Княжной Дубровиной» и «Семейством Шалонских» была единодушно одобрена как полезное детское чтение. При этом книги Тур о первых христианских мучениках или Отечественной войне 1812 года с удовольствием читали не только барышни, но и юноши. Граф Сергей Николаевич Толстой писал в своих мемуарах: «Я еще маленький, но не случайно в числе первых мною прочитанных книг — Евгения Тур, «Дети короля Людовика XVI». Веселый голубой переплет с позолотою букв скрывает трагическую историю молодого дофина».

А до крайности сентиментальная Лидия Чарская у мальчиков вызывала только насмешки. «Кругом было твердо известно, что полезно «ребенку» читать и что вредно. Из детских писателей безоговорочно допускалась одна лишь Евгения Тур. Никак не Чарская, заклейменная словом «пошлятина» и эпитетом «истерическая институтка» — вспоминал С. Толстой.

Постепенно от детских книг переходили к более серьезной литературе – золотому фонду русской и европейской классики. При этом многие произведения, которые сегодня включены в школьную программу, в начале XX века в детские руки попасть не могли. Так граф Сергей Николаевич Толстой вспоминал, что даже его сестре, барышне двадцати трёх лет, было запрещено читать романы Золя и конечно же «Мадам Бовари» Гюстава Флобера. Даже «Анна Каренина», творение их знаменитого дальнего родственника, было под запретом. Влияние на детскую душу таких чрезмерно раскрепощенных и безрассудных образов, как Анна Каренина признавалось пагубным.

Важное место в домашних библиотеках тех лет занимали периодические издания: «Задушевное слово», «Золотое детство», «Вокруг света», «Вестник Европы», «Русский вестник»,  «Нива», «Русская мысль», «Всемирная иллюстрация», «Русская старина».

Детские журналы с трогательными названиями: «Задушевное слово», «Незабудка», «Подснежник», «Пчелка», «Звёздочка», «Зорька» — шли в ногу с временем. Как только раздались первые выстрелы на полях сражений Великой войны, в журналах появились актуальные рассказы и стихотворения о военном времени, прославляющие русских воинов и воспитывающие в детских душах безграничное уважение к  защитникам Родины. Многие из этих журналов прекратили своё существование в 1917 году, а читавшие их дети из своих светлых детских были брошены в водоворот самых страшных и трагичных событий отечественной истории.

После екатеринбургской трагедии в доме Ипатьева были собраны книги погибшей царской семьи. Все их названия записал педантичный следователь Николай Соколов. Среди книг, которые великие княжны и цесаревич взяли с собой в последнее путешествие были житийная и духовная литература, Чехов и Аверченко, Шекспир и Лафонтен, Лажечников и Авенариус, Ростан и Чарская. Почти все тома – подписаны, многие из этих книг – были памятными рождественскими и пасхальными подарками от родителей. Читали книги этих авторов не только великие княжны, но  и множество детей по всей огромной Российской империи. Классика, духовная и назидательная литература формировали целые поколения, подарившие нам цвет русской культуры.

Дореволюционного списка детского чтения придерживались и в эмиграции, где чистота классики заботилась о хрупких душах и сохраняла русский дух в тех поколениях, которые появились на свет в изгнании, но были воспитаны в лучших традициях Царской России.

ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».