• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

05.01.2020

Дело петрашевцев или «Да здравствует Император!»

Автор:

Алексей Селиванов.

4 января 1850 года, после инсценировки расстрела, членам революционного кружка петрашевцев объявлено о помиловании.

Государь Николай Павлович умел обращаться с революционерами. Первый же день его царствования ознаменовался мятежом декабристов. Заговор, целью которого было поголовное уничтожение Царской семьи, введение тоталитарной диктатуры, расчленение единой России и превращение её в рыхлую «федерацию». Теперь, уже обладая историческим опытом, мы хорошо понимаем, что такой проект уже в 1825 году неминуемо закончился бы кровавой гражданской войной и распадом Отечества.

Но распада не случилось. Господь и непреклонная воля Императора тогда отвели кровавую смуту. Наоборот, Россия стала самым сильным государством в континентальной Европе и на равных соперничала с мировой Империей – Великобританией. Всё это происходило в период, когда в Европе нарастало революционное движение. Это движение было направлено против монархий, в первую очередь, против европейских Империй. Находило оно сторонников и в России.

При этом, надо подчеркнуть, что русское общество традиционно было в достаточной мере свободомыслящим. Может быть, даже чрезмерно. Ещё Екатерина Великая состояла в переписке с Вольтером и другими европейскими либералами. Обсуждались либеральные идеи и в образованном обществе — от верхушки аристократии до разночинцев. В России уважали свободу слова и свободу мнения.

Однако, оказалось, что такая свобода имеет две стороны. С одной стороны, запрещать свободу мысли и свободу слова бесполезно. Как это в последствие произошло с Советским Союзом. При Ленине и Сталине за несогласие с официальной большевистской пропагандой следовал тюремный срок, а не редко и расстрел, но уже при последних советских вождях официозная коммунистическая пропаганда уже вызывала у народа лишь смех и издевательства, а коммунистические герои и вожди стали персонажами политических анекдотов и фривольных частушек.

С другой стороны, безнаказанность развращает. Когда власть слишком либеральна и полностью доверяет своим подданным, есть шанс, что ничем не ограниченное свободомыслие перерастет в подготовку реальных заговоров и мятежей. Тем более, что с мятежом декабристов именно так и вышло. Император Александр I, победивший Наполеона, очень снисходительно относился к членству своих офицеров в различных тайных союзах и масонских ложах. И он, и его наследник Николай I загодя знали о мечтах будущих «декабристов».

Поэтому, после разгрома мятежа, «майдана» на Сенатской площади, Николай I быстро сделал надлежащие выводы. За развитием вредных идей, могущих привести к мятежам, стали надзирать Министерство внутренних дел и Третье отделение Собственной Его Величества канцелярии.

Ведь как бывает – соберётся прекраснодушная молодёжь, идеалисты, желающие изменить мир к лучшему. И, через недолгое время, в кругу молодых идеалистов начинают свою агитацию маньяки, мечтающие убивать и резать. Как обоснованно утверждал британский исследователь французской революции Томас Карлейль: «Всякую революцию задумывают романтики, осуществляют фанатики, а пользуются ее плодами отпетые негодяи».

Именно так получилось с «кружком петрашевцев». Михаил Буташевич-Петрашевский собирал на свои «пятницы» университетскую молодежь, молодых офицеров, писателей, ученых и литературных критиков. Кружок посещали Валериан и Аполлон Майковы, Фёдор Достоевский и Михаил Салтыков-Щедрин, Николай Данилевский, Алексей Плещеев и многие другие. На диспутах обсуждались планы переустройства общества, закономерно приведшие к планам создания тайных обществ и произведения государственного переворота.

Михаил Петрашевский вдохновлялся примером духовных отцов французской революции – так называемых просветителей. Для того, чтобы широко распространить революционные воззрения, подвергнуть пересмотру понятия христианской веры, они составили известную «Энциклопедию». Замысел был в том, чтобы создать популярное издание, как бы свод человеческих знаний. Но в статьях по ряду вопросов закладывались революционные идеи. У французских энциклопедистов получилось. И их успех захотел повторить Петрашевский, издав под псевдонимом «Словарь иностранных слов». В этом «словаре» приводились иностранные слова и понятия, с полностью революционным их толкованием. «Словарь» успешно избежал цензуры и вышел в печати, став карманной книжкой петрашевцев.

Кружок был довольно рыхлый, некоторые его участники через некоторое время покидали его и становились славянофилами и консерваторами, как Аполлон Майков. Другие – наоборот, радикализировались и начинали планировать возбуждение недовольства и революционных настроений в различных слоях населения России. Для этого петрашевцами был даже приобретена тайная типография для изготовления прокламаций. В числе этих радикалов был и Федор Михайлович Достоевский…

Дело закончилось тем, что один герой Отечественной войны 1812 года, Иван Петрович Липранди, служивший чиновником по особым поручениям Министерства внутренних дел, внедрил к петрашевцам своего соглядатая, по фамилии Антонелли. Антонелли составил отчеты о деятельности и планах кружка, и петрашевцев задержали. Уже зная по восстанию декабристов, к чему приводит деятельность тайных революционных обществ, к петрашевцам отнеслись строго. Тем более, среди них были действующие офицеры.

Суд приговорил двадцать одного члена кружка к расстрелу. Николай I, с большим вниманием следивший за процессом, заменил смутьянам казнь на ссылку. Но запретил говорить им о помиловании до самого момента казни. Таким образом, петрашевцы до самого последнего мига были уверены, что их расстреляют. На эшафоте, крест в руках подошедшего священника поцеловал даже и сам Петрашевский, дотоле заявлявший себя убежденным атеистом. Только одному из осужденных офицер, стоящий рядом, успел шепнуть: «Вас помилуют!» Остальные же были уверены в том, что через миг прозвучит расстрельный залп. Когда же огласили смягчение приговора, осужденные облегченно вздохнули, а один из них прокричал: «Да здравствует Император!»

Вместо казни осуждённых отправили в ссылку. Со временем их амнистировали и восстановили в правах. Но для многих из них история с отменой казни и ссылкой стала причиной внутреннего преображения. Так, Фёдор Достоевский, по возвращении из ссылки, заявил удивлённым знакомым, что наказание было справедливым. Достоевский считал, что в случае успеха заговорщиков, их осудил бы русский народ и Сам Господь Бог. И что каторга научила его многому, «самому главному, без чего нельзя жить».

Достоевский переосмыслил все происшедшее с ним, и стал одним из самых значимых писателей в русской и мировое культуре, а кроме того, (и это очень важно) истинно русским консервативным мыслителем, достаточно интеллектуально смелым, чтобы подвергать сомнению любые, самые модные, либеральные идеи.

И, хотя спустя 67 лет бесам таки удалось совершить свой переворот, исторические начала России и память о писателе-консерваторе не была уничтожена. Достоевский в своих романах, как никто и никогда, вскрыл подлинную сущность всех революционеров. Говорят, что когда большевистского наркома просвещения Луначарского спросили, какую надпись следует сделать на памятнике писателю, он ответил: «Достоевскому — от бесов»…

АВТОРЫ, Алексей Селиванов, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».