Детский писатель, романтик, каратель или палач?

Автор:

Николай Сычев.

          22 января (9 января по старому стилю) 1904 года в уездном городе Льгов Курской губернии в семье учителей родился Аркадий Голиков (более известный под псевдонимом «Гайдар») – советский детский писатель, журналист, участник карательных операций по подавлению антисоветских выступлений в годы Гражданской войны.

          В советское время Аркадия Гайдара превратили в легендарную личность. В четырнадцать лет он вступил в РКП(б) и ушёл на фронт Гражданской войны; в семнадцать лет командовал полком, жестоко расправляясь с контрреволюционерами; затем стал писателем, книгами которого зачитывалось не одно поколение советских пионеров. Именем Гайдара было названо бесчисленное количество улиц, площадей, переулков в центральных и не очень центральных городах. Его имя носили Дома пионеров, детские библиотеки, отряды и дружины советских школ. Биографию писателя, как увлекательное художественное произведение, зачитывали на «ленинских» уроках и пионерских сборах. Знаменитый портрет молодого Гайдара в кубанке, с шашкой на поясе висел едва ли не в каждом «классном уголке». Детям настойчиво вдалбливали в головы, что нет личности более героической, чем писатель Гайдар. Казалось, что такого героя невозможно было в чём-то заподозрить или обвинить.

Распад СССР повлек за собой и падение ореола «легендарности и героизма» личности Гайдара. Стали открываться новые страницы в биографии писателя – прямо скажем, далеко не героические. Оказалось, что семнадцатилетний комполка проявил себя беспощадным карателем при подавлении антисоветских восстаний на Тамбовщине и в Хакасии в 1921–1922 годах. При этом сражался он вовсе не с вооружёнными до зубов бандитами, а по большей части с мирным населением, которое пыталось защититься от произвола и насилия местных властей. Прославленный детский писатель «учил» молодое поколение добру, справедливости, верности Родине, а сам злоупотреблял алкоголем, не имел своего дома, нормальной семьи и вообще был психически больным, глубоко несчастным, полубезумным человеком.

Судьбу писателя в значительной мере определило революционное прошлое его родителей – они участвовали в революционных событиях 1905 года. Опасаясь ареста, в 1908 году Голиковы оставили Льгов, и с 1912 года жили в Арзамасе. Отец Аркадия — Пётр Исидорович Голиков — в 1914 году был призван в армию, после Февральской революции солдаты 11-го Сибирского полка избрали его комиссаром, затем бывший прапорщик Голиков возглавил полк. После октября 1917 года он стал комиссаром штаба дивизии. В семью он больше не вернулся. Наталья Аркадьевна, мать Гайдара, до 1920 года трудилась фельдшером в Арзамасе, потом заведовала уездным здравотделом в городе Пржевальске, была членом уездно-городского ревкома. Умерла от туберкулёза в 1924 году.

В свою очередь, Аркадий, решением Арзамасского комитета РКП(б) от 29 августа 1918 года был принят в партию «с правом совещательного голоса по молодости и впредь до законченности партийного воспитания». Красноармеец Голиков успешно служил сперва в качестве адъютанта, потом в должности начальника команды связи, но постоянно «бомбил» своё начальство рапортами о переводе на фронт. В марте 1919 года, после очередного рапорта, его направили на командные курсы, которые вскоре были переведены из Москвы в Киев.

Наибольшую известность Аркадий Голиков получил во время подавления антисоветских выступлений в 1921-22 гг. Он был назначен командиром батальона, который действовал против двух повстанческих «армий» Антонова в Тамбовской губернии. В конце июня 1921 года командующий войсками в Тамбовской губернии М. Тухачевский подписал приказ о назначении Аркадия Голикова, которому в то время ещё не исполнилось 18‑и лет, командиром 58-го отдельного полка по «борьбе с бандитизмом». После разгрома «антоновщины» осенью 1921 года командир Аркадий Голиков удостоился личной похвалы Тухачевского за проделанную работу и был направлен в Башкирию, а затем и в Хакасию, где возглавил один из батальонов частей особого назначения (ЧОН).

В этом регионе, как и во многих других губерниях бывшей Империи местное населения противилось грабительской политике новой власти, выраженной продразвёрстками, мобилизациями, трудовыми повинностями, захватом необходимых хакасам-скотоводам пастбищ. Большевики не считались с реальными интересами и объективными возможностями населения, пыталась силой подавить очаги стихийного сопротивления, разрушая традиционный жизненный уклад. Самым деятельное участие в этом процессе принял и Аркадий Голиков.

Однако, он не сумел наладить отношений с местными Советами и с уполномоченными губотдела ГПУ, которые, по его мнению, больше следили за поведением чоновских командиров и не занимались своими прямыми обязанностями — созданием агентурной сети. Голикову, по его собственным словам, «пришлось лично вербовать себе лазутчиков». Разумеется, молодой командир не гнушался применять различные устрашающие методы при вербовке. Методы комбата Голикова вскоре вызвали недовольство со стороны как населения, так и местных властей. Аресты происходили по малейшему подозрению в сотрудничестве с т.н. «бандитами». Так, 19 и 27 апреля 1922 года комбат Голиков по подозрению в связях с бандой арестовал Ф. Ульчигачева и И. Итеменева, которые после допроса согласились стать его разведчиками.

Подчиненные также высказывали недовольство жестокостью командира, в результате чего шестеро красноармейцев были арестованы и лишены своих вещей. 24 апреля командир взвода, где служили арестованные, подал вышестоящему командованию рапорт, в котором обвинил комбата в развале своего подразделения. Обращение дало результат — 3 июня 1922 года особым отделом губернского отдела ГПУ было начато дело № 274 по обвинению Голикова в злоупотреблении служебным положением. На место выезжала специальная комиссия во главе с комбатом Я. Виттенбергом, которая, собрав жалобы населения, заключила свой отчёт требованием наказания бывшего начальника боеучастка.

14 и 18 июня Голикова допросили в ГПУ. Утверждая, что все расстрелянные являлись бандитами или их пособниками, он признал себя виновным лишь в несоблюдении при осуществлении данных акций «законных формальностей». Согласно его объяснению, оформлять протоколы допросов и расстрельные приговоры было некому. Начальник особого отдела Коновалов нашёл Голикова виновным в самочинных расстрелах и подлежащим заключению под стражу. Однако, арестовывать «героя» Гражданской войны не решились – Голиков был демобилизован из РККА с диагнозом «травматический невроз».

Демобилизованный комбат впоследствии неоднократно лечился в психиатрических клиниках. Он постоянно испытывал резкие перепады настроения. Сохранились воспоминания о том, что он несколько раз резал себя бритвой, и только своевременное вмешательство близких и врачей спасало его от неминуемой смерти. В 1925 году Голиков опубликовал свою первую повесть «В дни поражений и побед». Произведение было откровенно слабым и вызвало волну критики за явное подражательство. В следующем году Голиков принял псевдоним «Гайдар», и с тех пор все его произведения выходили под этой фамилией. Гайдар много ездил по стране и работал в разных городах Союза – он был корреспондентом местных газет в Свердловске, Хабаровске и на Сахалине. С началом Великой Отечественной войны, Аркадий Гайдар отправился на фронт в качестве корреспондента газеты «Комсомольская правда». После окружения в сентябре 1941 частей Юго-Западного фронта в районе Умань — Киев, Гайдар попал в партизанский отряд Горелова, где был пулемётчиком.

26 октября 1941 года Аркадий Гайдар вместе с пятью партизанами двигался к новой базе партизанского отряда (они несли продукты для бойцов). Остановившись на привал рядом с железнодорожной насыпью в районе села Лепляво у железной дороги Канев — Золотоноша. Гайдар взял ведро, чтобы набрать воды в колодце недалеко от железнодорожной насыпи. На самом гребне насыпи заметил притаившихся в засаде немцев. Успел крикнуть: «Ребята, немцы!», — после чего был убит пулемётной очередью. Это спасло остальных — они успели уйти от засады. То, что убитым был именно Аркадий Гайдар, выяснилось только после войны, его останки были перезахоронены в городе Канев.

Одновременно с раскрытием темных сторон биографии Гайдара происходил процесс «обеления» его личности. Особенно на этом поприще потрудились его потомки, в частности, внук писателя Егор Гайдар – главный идеолог и проводник разрушительных для России экономических реформ начала 1990-х гг. Он всячески стремился представить своего деда как «жертву» революционной эпохи, якобы молодой Аркадий Гайдар не был психологически готов к таким эмоциональным потрясениям. Егор Гайдар, ссылаясь на семейные рассказы, утверждал, что его дед никогда не пытался покончить жизнь самоубийством, а всего лишь стремился причинением себе страданий перебить страшную головную боль. Однако, большинство кровавых палачей времен Гражданской войны страдали теми или иными психическими заболеваниями – сотни замученных невинных душ не давали им покоя до конца жизни. Та же участь постигла и Аркадия Гайдара – его психическое здоровье было подорвано участием в карательных экспедициях и расправами над «антисоветскими элементами». В данной ситуации попытки выгородить пусть и детского писателя, но все-таки карателя и палача, выглядят более чем нелепо.

Поделиться ссылкой:

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.