ПУБЛИКАЦИИ

17.02.2018

Дмитрий Володихин: Алексей Иванов: "Главный инструмент историка — факт, а главный инструмент писателя — образ..."

На сайте «Двуглавый Орёл» опубликована новая запись российского историка, писателя, литературного критика, издателя Дмитрия Володихина:

С большим трудом я выбрался сегодня на встречу Алексея Иванова с читателями в магазине "Библио-глобус".
И не пожалел. Впечатления — весьма полжительные.
Вживую я видел Алексея Иванова первый раз, хотя все его романы и значительную часть внероманных вещей прочитал, на многое — написал отзывы и рецензии.
Общее ощущение от его ответов на вопросы битком набитого зала, от его поведения и стиля общения таково: Алексей Иванов — воплщенное трезвомыслие. Очень спокойный, негорделивый, и в то же время уверенный в себе человек. Не любит пафосной риторики, рассуждения его чаще всего нарочито приземленны, никакого "прекраснословия", никаких "котурн". В общении чувствуется высокая культура (включая весьма "правильный" язык) и некоторая холодноватость, можно сказать, легкая отчужденность от людей в сочетании с ровной вежливостью, — что делает невозможным любого рода амикошонство по отношению к нему самому.
Интересно говорил о своей писательскй кухне. Прежде всего, четко определил себя: "Я не историк, я писатель. По образованию я искусствовед. И я никогда не позиционировал себя как историка". По архивам не ходит, но в работе "перемалывает" огромное количество книг и статей профессиональных историков, опирается на их труды; много путешествует, желая видеть места, где происходили события, сюжетно входящие в его романы.
О точности исторического описания в художественных текстах говорит вещи здравосмысленные: "Главный инструмент историка — факт, а главный инструмент писателя — образ... Роман — вовсе не исследовательская монография. Поэтому я могу что-то выдумать ради большей выразительности книги. Но в целом стараюсь держаться исторической точности". Ему: "Но если Вы готовы что-то вообразить такое, чего в истории не было, так почему ради художественной экспрессии не отойти от общей канвы действительной истории подальше?" Он: "Это соблазн для начинающего писателя, но не для зрелого, а для зрелого высшее удовольствие и лучший драйв писать так, чтобы собственные выдумки не разрушали общей структуры истории".
Об уровне собственной религиозности: "Я верующий, но не воцерковленный".
О политике: "Внутри глобализма жить скучно".
Еще  политике: "Российское общество не гомогенно. Оно существует как бы в разных мирах, в разных временах и развивается разнонаправленно: Москва живет в 21 веке, провинция частенько пребывает в состоянии, недалеком от советской эпохи, а некоторые народы Сибири, даже обладая снегоходами и охотничьими ружьями, сохраняют обычаи каменного века". Ему: "Нужно ли общее для всей России единство?". Он: "В культурном плане оно было бы полезно, мы ведь живем вместе, и должна быть какая-то общность, но это единство не должно перечеркивать местные идентичности. Что положить в основу этой общности? Я не могу описать и перечислить всё, но думаю, свобода должна считаться ценностью повсюду и снизу доверху".

Не ручаюсь за дословную точность передачи, но в общем смысле, полагаю, мой пересказ точен.

РЕПОСТ ПОЗВОЛИТЕЛЕН

Вы можете прочитать оригинал записи.

Володихин Дмитрий Михайлович, МАСТЕРА СЛОВА , , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».