• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

04.10.2019

Дочь Кексгольмского полка

Автор:

Елизавета Преображенская.

Эта история, случившаяся в разгар русско-турецкой войны 1877—1878 гг., больше похожа на дореволюционную сказку. История о девочке-сироте,  обреченной на гибель, но нашедшей новую семью, напоминала добрую святочную историю.  Одного не получилось – счастливого, сказочного финала. Там, где появляются большевики, для сказок места не остается. Разве только для баек о светлом будущем.

Маленький талисман

Зябкий, ветреный январь 1878 года. Преследуемые императорской армией турки отступают по Адрианопольскому шоссе. Но своем пути они губят все живое, сжигают села, истребляют мирных жителей, как христиан, так и магометан. Кексгольмцы и Литовцы на своем  пути видели немало страшных картин – израненных, умерших от голода или замерзших стариков, женщин, детей. Одна такая женщина сидела прямо у дороги. Она говорила что-то на непонятном солдатам языке  и протягивала им маленького ребенка. Женщина была тяжело ранена, это были ее последние часы, а быть может минуты. Видя эту картину  рядовой Михаил Саенко подошел к женщине, взял из её рук маленькую девочку и завернул в свою шинель. Так появился в Лейб-гвардии Кексгольмском полку маленький талисман. «Господь благословил нас дочкой» — говорили Кексгольмцы и каждый по очереди нес её на руках.

Вместе со своим, теперь уже родным полком, девочка, назвавшая себя Айше, прошла славный путь от Адрианополя до Царьграда. Когда настало время возвращаться в Россию, на собрании полка было решено забрать Айше с собой, воспитывать и заботиться как о дочери полка. Так и поступили.

В 1879 году Айше была крещена и получила православное имя Мария – в честь всеми любимой и почитаемой Государыни Марии Александровны.  Отчество Константиновна она получила в честь своего крестного отца поручика Константина Коновалова, а фамилию записали как Кексгольмская – по названия полка.

Маша Кекскольмская


Мария Константиновна Кексгольмская

Когда Император Александр II был в Варшаве и посещал собрание полка, то заинтересовался стоявшей в гостиной фотографии девочки. Государю рассказали о чудесной истории дочери полка Маше и он обещал лично похлопотать у Императрицы о зачислении Марии Кексгольмской в Варшавский институт благородных девиц.

Варшавская юность

Некоторое время Маша воспитывалась в семье Панютиных как родная дочь, а когда ей исполнилось десять лет – стала воспитанницей института благородных девиц. Ни разу не пришлось Кексгольцам краснеть за свою дочь. Девочка была старательна и прилежна в обучении, ведь ее отметки каждую неделю вывешивали в собрании полка. Кроме того, Маша отличалась хорошим поведением. Каждый раз, когда подружки пытались вовлечь её в какие-нибудь шалости, она серьёзно отвечала: «Вам всё равно, а за меня будет краснеть весь мой полк!»

Мария Кексгольмская была не только умна и прилежна, но еще и выросла очаровательной красавицей с черными косами, фарфоровой кожей и точеной фигуркой. Полк очень гордился ею.

В 1890 году полк поздравлял Машу с блестящим окончанием института и преподнес ей в подарок изящный бриллиантовый браслет.  В том же году императорская чета – Государь Александр III и Государыня Мария Федоровна  прибыли на Волынь, где проводились масштабные Ровенские маневры. Марию Кексгольмскую представили Государыне и удостоили чести смотреть заключительный парад из царской ставки.  После института Маша начала выезжать в свет, принимая участия во всех святочных и масленичных балах и увеселениях.  Старые офицеры полка обращались к ней на «ты» и называли «Машей», молодое поколение, её ровесники, говорили только «Вы» и «Мария Константиновна». Если для старших она была дочерью, то младшим стала сестрой, на которую все смотрели с рыцарским почитанием.

А еще через два года полк выдавал свою дочь замуж. Офицер 33 драгунского Изюмского полка Александр Шлеммер просил у Кексгольмцев руки Маши и получил согласие.  «Выдавали Машу «по-хорошему» — по старым обычаям, не сироткой и бесприданницей, но со всей красотой, какую мог придать Полк свадьбе своей дочери. Во время раута в офицерском собрании были поданы хлеб-соль — простой солдатский каравай. Но там же Маше были вручены драгоценные браслеты от Императрицы Марии Федоровны и от Шефа Полка — Государя Австро-Венгерской Империи. Особо вручался и «отцовский» подарок — серебро для хозяйства с полковыми гербами» — вспоминал Б. Адамович.

Невесте были преподнесены поздравления от Императрицы Марии Федоровны, Императора Франца-Иосифа и не менее дорогое для неё – сердечное поздравление от Михаила Саенко, того самого рядового, который спас ее в Болгарии.

Вместе с супругом Мария Константиновна уехала сначала в Орловскую губернию, затем  чета Шлеммер жила в Москве, но связь с Полком не прерывалась никогда. Она часто приезжала в гости, сначала с супругом, затем – с двумя сыновьями Павликом и Жоржем.  Когда мальчики подросли, оба вступили именно в Кексгольмский полк.

Кексгольмский полк

Мария Константиновна щедро жертвовала на возведение полковых храмов в Варшаве и Минске, а на её визитных карточках значилось: «Мария Константиновна Шлеммер, дочь л-гв. Кексгольмского полка».

Финал сказки

В 1914 году разгорелась война,  Кексгольмцы выступили в новый поход, а Мария Константиновна, тотчас же бросилась на помощь – она отправилась в Могилев, где служила сестрой милосердия. Там же Мария Константиновна заболела туберкулезом.  На момент революции она уже находилась во Владикавказе, откуда отправилась в туберкулезный санаторий в Сочи. Лечение помогало плохо, к тому же осложнялось нервными потрясениями – в стране началась гражданская война, сражаясь с большевиками геройски погиб старший сын Шлеммеров Павел, а супруг Марии Константиновны некоторое время считался пропавшим без вести. Лишь в 1920 году супруги Шлеммер отыскали друг друга. К тому времени Мария Константиновна уже совершенно ослабла. Она лечилась в Ялте и тихо скончалась 20 августа 1920 года. Хоронили очень скромно – Марию Кексгольмскую в последний путь провожали еле живой супруг Александр Шлеммер, едва оправившийся от тифа и четыре офицера-Кексгольмца.

Александр Иосифович Шлеммер отказался от эвакуации и был убит большевиками осенью  1920 года в Крыму.

Георгий Александрович Шлеммер, младший сын Марии Константиновны, эмигрировал и прожил в Германии до своей смерти в 1974 году.

Светлая память Марии Константиновны Кексгольмской жива до сих пор в городе Приозерске, ранее носившем название Кексгольм. С 2001 года  ежегодно лучшая выпускница города получает стипендию имени Марии Кексгольмской.

АВТОРЫ, Елизавета Преображенская, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».