• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

23.02.2020

Домашний, старый спор славян… о 23-м февраля

Автор:

Алексей Селиванов.

23 февраля наш народ отмечает День Защитника Отечества. Однако, многие ли задумываются над историей этого праздника и его соответствия историческим событиям, которые произошли в этот день?

ХХ век прошёлся по русским людям тяжелым, кровавым катком. Русская катастрофа 1917 года привела к гибели Исторической России. Наше Отечество было переформатировано в искусственное образование – Союз Советских Социалистических Республик. Были уничтожены целые сословия – носители земледельческой культуры (крестьяне), деловой (купцы), духовной (священнослужители), а также военной и государственной – дворяне.

Некоторые внешние и внутренние черты, присущие этим сословиям, русский народ с трудом восстанавливает из самого себя, из своей исторической и генетической памяти. В 20-е годы ХХ века власть большевиков пыталась полностью исказить историческую память и душу народа. Русские герои, князья и полководцы, объявлялись врагами и сатрапами, великую русскую литературу и культуру призывали «сбросить с корабля современности». Однако, как растение сквозь асфальт, народный дух ломая препоны и прорастая через все искусственно возведенные преграды вырывался наружу. Советские вожди убедились, что лозунги марксистского интернационализма приведут к неизбежному поражению во Второй мировой войне, и, десятилетие за десятилетием, запреты на русское национальное самосознание, в том числе, на воинское, потихоньку снимались или попросту разрушались естественным путем.
Так, в годы Второй мировой, рабоче-крестьянская красная армия надела погоны, дотоле бывшие одним из самых ярких символов контрреволюции (а с ней – и русской воинской традиции). Вернулись из небытия слова «генерал» и «офицер». Дальше – больше. То ли намеренно, то ли случайно, в советских фильмах стали возникать образы русских офицеров, которые были намного привлекательнее образов революционеров. Поручики Говоруха-Отрок и Брусенцов, герои «Бега» и «Дней Турбиных», «адъютант Его Превосходительства», великолепные Каппелевцы из фильма «Чапаев», потрясавшие психику советского человека своей «психической атакой», стали для наших соотечественников бесспорным образцом русских офицеров и героев. Образцом достойных и подлинно русских людей. Одновременно храбрых и умелых воинов, благородных, воспитанных и культурных.

К сожалению, русская воинская традиция до сих пор не вернулась в полном объеме. Ни одна воинская часть до сих пор не имеет преемственности с исторической Русской Армией, героями Бородина и Полтавы. Пример подают только современная Александрийская бригада, с трудом восстанавливающая преемственность от «Чёрных гусар», и президентский «Преображенский полк», называющийся так, скорее, номинально.

На сегодняшний день ситуация такова: если преемственность в современной Российской Армии и имеет место, то она ведет начало исключительно от советских частей, участвовавших во Второй Мировой войне. Безусловно, подвиги солдат той войны достойны уважения. Однако, если мы ограничиваем свою воинскую традицию одним «Днём Победы», то лишаемся огромной части своей исторической воинской традиции. Представляю, как неодобрительно посмотрели бы Белорусские гусары, чей полк был основан в 1803 году, на президента Белоруссии Лукашенко, праздновавшему в 2018 году «столетие Вооруженных сил Республики Беларусь».
Мягко говоря, странно, когда Министерство обороны России празднует «столетие Вооруженных сил», а в это же время, по какой-то абсурдной логике, один из родов войск этих Вооруженных сил отмечает 314 лет Морской пехоты.

Желание революционеров начала ХХ века порвать с русской воинской традицией мы можем понять. Но не оправдать. В 1917 году они отменили воинские чины, погоны и ордена. Революционеры стремились поскорее стереть из памяти Русскую Армию. Поэтому и свои вооруженные силы они назвали РККА – «Рабоче-крестьянской красной армией». А вот их противники, кого мы называем Белыми – именовали свою армию Русской.

Надо бы, кстати, и нам возвращаться к исконным наименованиям. «Красные» и «Белые» — звучит как-то отстраненно. Вроде «федералов и конфедератов». Как будто бой ведут две почти одинаково далекие и чуждые русским силы. Согласитесь, многие исторические эпизоды, даже надписи на памятниках заиграют по-другому, если вернуться к самоназванию Русской армии. «Наступление Русской армии на Москву и Петроград». «Отступление Русской армии из Крыма». По-другому будет читаться даже: «На этом месте бойцами Русской армии были расстреляны комсомольцы»…
Сразу станет понятно, что Русская армия воевала с какой-то другой, не русской, не российской армией. Как указывал в своих «Записках» Главнокомандующий

Вооруженными силами Юга России, генерал-лейтенант Петр Николаевич Врангель: «Из двух сражавшихся в России армий, конечно, право называться Русской принадлежало той, в рядах которой сражались все те, кто среди развала и смуты остались верными родному национальному знамени, кто отдал все за счастье и честь Родины. Не могла же почитаться Русской та армия, вожди которой заменили трехцветное Русское знамя красным и слово Россия — словом интернационал».

Декрет «Совета народных комиссаров» о создании Рабоче-крестьянской красной армии был принят 28 января 1918 года. Связано это было с тем, что дисциплина в «Красной гвардии», созданной из рабочих и случайного элемента, была крайне слабой. Надеяться на победу этой «Красной гвардии» большевики не могли. Да и не была целью «Красной гвардии» победа над немцами.
Потому что германские спецслужбы, провожая Владимира Ульянова с его компанией в Россию в пломбированном вагоне, преследовали цель вывода самого своего опасного противника – России из Мировой войны. Германцы хотели занять треть территории Российской Империи с населением 56 миллионов человек для того, чтобы поправить ситуацию со снабжением своих войск. Германия, ослабленная войной, уже голодала, и требовала от России 6 миллиардов марок репараций плюс уплату убытков, понесенных Германией — 500 млн. золотых рублей. Немцы собирались перебросить свои освободившиеся части на Западный фронт, и за счет этого избежать поражения в Мировой войне.

23 февраля 1918 года Ленину как раз и пришло немецкое письмо с этими требованиями. Большевики стали в стойку и не колеблясь выполнили команду немецкого инвестора, безропотно согласившись отдать Польшу, Прибалтику и часть Белоруссии. Попутно отдав немецким союзникам, Туркам: Карс, Батум и Ардаган в Закавказье. Согласились вывести войска с Украины и Финляндии, и признать независимость Украинской республики. 24 февраля большевистский ВЦИК принял эти немецкие требования.

Наступление немцев в феврале 1918 года было увязано с этим ультиматумом. Они просто заняли территорию, которая была обозначена условиями «Брестского мира», и дальше продвигаться не собирались.

А встретились под Псковом и Нарвой они с отрядами той самой «Красной гвардии», возглавляемой «рэволюционным» красным матросом Дыбенко. Столкновения красногвардейцев с германцами закончились вполне предсказуемо, то есть разгромом красногвардейской шпаны, умеющей только грабить и безобразничать. Несмотря на героические усилия нескольких русских офицеров, смирившихся с необходимостью терпеть большевиков ради продолжения войны с Германией.
Именно в этот день, 23 февраля Дыбенко с братишками, поджав хвост, с позором бежали из Нарвы. В начале марта его арестовали, разоружили и исключили из ВКП(б). По приговору суда Дыбенко должны были расстрелять, но за него вступилась будущая жена Александра Коллонтай. Дыбенко не избежал своей пули в 1938-м. Как «враг народа и американский шпион».
Почему же именно 23 февраля было назначено «Днем РККА»? Даже Клим Ворошилов в 1933 году в статье, посвященной 15-летней годовщине РККА писал: «Кстати сказать, приурочивание празднества годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный и трудно объяснимый характер и не совпадает с историческими датами».

Есть версия, что дату привязали к воззванию «Совнаркома» «Социалистическое отечество в опасности!», которая была опубликована накануне.

Так или иначе, история с «назначением» «Дня советской армии и военно-морского флота» привела к появлению множества разоблачительных статей. Над историей праздника издеваются прозападные либералы, украинские националисты, прибалтийские русофобы. Издеваются потому, что мы до сих пор не можем отчистить славную и праведную Русскую воинскую историю от революционных мифов, навязанных нам за последние сто лет. Грешное и праведное, интернациональное и национальное, революционное и Русское: все смешались в нашем Отечестве. И попытки развязать этот узел неизменно наталкиваются на шипение казенных пропагандистов, заинтересованных в сохранении сложившегося статус-кво. Пропагандистов, чьим моральным авторитетом является революционер какой-нибудь полупридуманный Василий Чапаев, а не георгиевский кавалер и герой Первой Мировой Пётр Врангель…

Кстати, поэтому в народе один-единственный праздничный день, 23-е февраля, уже приобрел три варианта идейного наполнения. Ортодоксальные коммунисты отмечают «день рождения РККА», клепают свои значки и пытаются пометить этими значками как можно больше окружающих. В отличие от них, добрые Русские люди, заметили, что беспримерный, героический Ледяной Поход Белой армии (той самой, Русской!) начался в ночь с 22 на 23 февраля.
Ледяной Поход, положивший начало сопротивлению Русского народа и его военной касты. Эту идею с радостью восприняли кадеты, казаки и просто молодые люди, интересующиеся историей. Русская военная молодёжь в День Защитника Отечества поздравляет друг друга открытками с символикой Русской армии и Ледяного Похода.

Третья же часть, и самая пока массовая – это обыватели. В том числе, а погонах. Те, кто не интересуется историей. Для них 23-е февраля – «День Мужика». Праздник «носков и геля для бритья».

В 2017 году Государственная Дума России установила «День Героев Отчества», который празднуется 9 декабря. Таким образом, на государственном уровне продолжена традиция празднования «Дня Георгиевских кавалеров», отмечавшегося в российской Империи.

6 мая, незадолго до Дня Победы, православные отмечают День Святого Георгия. Дней воинской славы и дней побед у России много. Ведь её история простирается намного дальше, чем начало ХХ века. Если мы будем помнить эту историю, если в наших залах славы займут достойное место портреты георгиевских кавалеров и русских военачальников, то нам легче будет противостоять как внутренним национал — и интернационал-русофобам, так и внешним клеветникам России. У героя Новороссии Михаила Толстых (Гиви), например, в рабочем кабинете были портреты вождей Русской армии – Деникина, Врангеля и Колчака. Намного лучше и правильнее гордиться Русскими победами и тысячелетней историей Отечества, чем выкручиваться, пытаясь оправдывать действия интернациональной партийной группировки, захватившей власть в стране на семьдесят с лишним лет.

АВТОРЫ, Алексей Селиванов, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».