ПУБЛИКАЦИИ

31.07.2017

«Его превосходительство». Генерал Май-Маевский: проклятие или легенда Белого дела?

Владимир Зенонович Май-Маевский — одна из загадок Белого движения в годы Гражданской войны. В советском кинематографе он изображен в качестве одного из главных героев картины «Адъютант его превосходительства» — тот самый генерал, тот самый «его превосходительство». Красивый, обаятельный, благородный человек. У действительного Май-Маевского была безобразная внешность провинциального комика, однако он имел за душой гораздо более значительные свойства и качества, нежели обаятельность. Это был опытнейший военачальник, тактический талант которого неоспорим. Именно ему ВСЮР обязаны блистательной победой в тяжелой борьбе за Донбасс. Именно он возглавлял наступление на Москву летом-осенью 1919 года.
Но... боевые действия на московском направлении похоронили его добрую репутацию. Наступление захлебнулось в боях с резервами красных, которые доставлялись на фронт в чудовищных количествах. Белые наступали, ведя бои с противником, значительно превосходящим их численно. Тем не менее, они долгое время двигались вперед, буквально прогрызая оборону противника... Но силы человеческие не беспредельны. Наступление закончилось отходом с большими потерями.
Кто в этом виноват?
Виноватым назначили Май-Маевского, ему инкриминировали «пьянство и развал работы», в частности, развал тылов ВСЮР. С тех пор Май-Маевского считали злым гением Белого дела.
В недавно вышедшей книге Вячеслава Бондаренко «Легенды Белого дела» вопрос о вине Май-Маевского ставится иначе. Бондаренко не отрицает того факта, что Май-Маевский злоупотреблял спиртным. Более того, адъютант генерала, Макаров, всячески потворствовал этой слабости «его превосходительства» и питал его порок, в то же время, наживаясь на нем. Однако, анализируя действия Май-Маевского — как тактические, так и организационные, Бондаренко не находит подтверждения тому, что пьянство отнимало у генерала здравый смысл, мешало командовать, приводило к развалу и дезорганизации. Владимир Зенонович сохранял и тактической чутье, и административную хватку. Проблема в том, что он в принципе не мог перебороть ситуацию, так как не располагал достаточными ресурсами, прежде всего, — людскими.
Таким образом, факты говорят, скорее, в пользу оправдания генерала. Он расплатился высоким положением прежде всего не за то, что был тяжело виновен, а за то, что ВСЮР в целом потерпели поражение, и кто-то должен был ответить.
Аргументацию Вячеслава Бондарнеко можно было бы принять, но лишь частично. Все-таки остается в силе серьезное замечание в адрес Владимира Зеноновича, сделанное бароном Врангелем: «Не организовал запасных частей для подготовки пополнения». Замечание, так и не опровергнутое автором книги... Мог ли Май-Маевский организовать запасные части? Возможно. Но требуется самостоятельное серьезное исследование, чтобы четко ответить на этот вопрос.
К слову сказать, книга Вячеслава Бондаренко, вышедшая в серии «Жизнь замечательных людей» представляет собой весьма значительный вклад в историю Гражданской войны и, в частности, командования белыми войсками. Она состоит из пяти биографических очерков, посвященных столь крупным фигурам белого генералитета, как Сергей Марков, Михаил Дроздовский, Владимир Май-Маевский, Николай Бредов и Александр Кутепов. Из них очерк, повествующий о Мае-Маевском чуть ли не лучший. А очерк о Бредове имеет все признаки научной новизны. В целом же книгу хотелось бы всячески рекомендовать как специалистам, так и любителям русской истории.

 

В ноябре 1920 года, перед самой эвакуацией, Май-Маевский умер. Не выдержало сердце. Что больше всего томило генерала? Сознание личного поражения? Сознание собственной слабости? Или боль за страну, которую не удалось отстоять, несмотря на героические усилия?
Сейчас уже не определить, что было главной составляющей болезни и смерти Май-Маевского.
А историкам Белого движения осталось размышлять над загадкой: действительно ли Май-Маевский не мог пересилить красные резервы, шедшие на фронт бесконечным потоком, действительно ли он привел белые войска к поражению по объективным, необоримым причинам, или все-таки сплоховал... Теория Вячеслава Бондаренко до конца не решает этой проблемы, но хотя бы дает возможность посмотреть на нее под другим углом, и одно это уже — серьезное достижение.

Дмитрий Володихин

ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».