Георгиевская лента на стенах Измаила

Автор:

Алексей Селиванов.

11 (22) декабря 1790 года сильнейшая турецкая крепость Измаил была взята русскими войсками под командованием Александра Васильевича Суворова в ходе Русско-турецкой войны 1787–1791 годов

9 декабря 2019 года русские люди по всему миру отметили 250-летие со дня учреждения Императрицей Екатериной Великой Ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Символика самой славной и авторитетной русской боевой награды вечна. Её не  смогли стереть даже большевики-интернационалисты, на какое-то время заменив имя Святого Георгия и переименовав ленту с георгиевскими цветами. Но и лента, и награда вернулись. Вернулись, нанося ответные удары расчленителям исторической России, по всему миру став символом воли русских к воссоединению.

Особенно драматична судьба георгиевской символики на землях Юго-Западной Руси, называемых сейчас Украиной. На территории, находящейся под контролем киевского режима, георгиевская лента запрещена, а в сражающихся за русскую идентичность республиках Донбасса она стала знаком отличия воинов. И боевой наградой.

Не зря боятся расчленители Земли Русской и украинизаторы георгиевской ленты. Ведь она намного сильней укоренена даже на Украине, чем петлюровская жёлто-блакитная символика. В историческом смысле, она как бы обвивает всю Новороссию, венчая заслуги её создателей. Тех людей, благодаря которым появились Одесса и Николаев, Херсон и Севастополь.

Вторая русско-турецкая война (или Потёмкинская, как её называли современники) явила миру целую плеяду военачальников и политиков. Причем, это были русские генералы, громившие не только турок (традиционно считавшихся менее сильными противниками), но и ведущие европейские армии, как впоследствии Суворов и Кутузов, Орлов и вихрь-атаман Платов.

Эти блестящие военачальники получили свои первые георгиевские награды именно на земле Новороссии. Отвоевав её у насильников и работорговцев, угонявших предков нынешних граждан Украины в жестокое рабство. Основав «жемчужину у моря» — Одессу и другие русские города Северного Причерноморья.

Высокую полководческую награду — орден Святого Георгия III класса русские полководцы генерал-майор Голенищев-Кутузов,  генерал-майор граф Безбородко, бригадиры Платов и Чепига (атаман верных казаков Черноморских, будущих кубанцев), и целый ряд других военачальников получили за взятие Измаила – неприступной крепости, подготовленной по всем правилам передового европейского артиллерийского и фортификационного искусства.

Эту крепость туркам помогали готовить французские специалисты. Вместо стен из камня, ранившего защитников каменными осколками при попадании пушечных ядер, были насыпаны колоссальные стены из земляных валов, амортизировавшие удары артиллерийских снарядов. Площадь крепости в несколько раз превосходила площадь московского Кремля!

Русский полководец Александр Васильевич Суворов называл Измаил «крепостью без слабых мест» и говорил, что: «на штурм подобной крепости можно было решиться только один раз в жизни».

Русские войска под руководством генерал-аншефа Александра Суворова взяли Измаил, пойдя на него девятью колоннами. Операция длилась почти сутки и включала морской десант. Особенностью штурма было то, что он проходил в два этапа. Сначала русские войска захватили огромные валы, а затем, подождав выхода на рубеж остальных частей и подкреплений (включая кавалерию и легкие орудия), уже продолжили бой в городе.

Бои шли за каждую улицу, за каждый дом. Это неудивительно, потому что Измаил стал своеобразным сборным пунктом для турецких войск, отступивших из крепостей Килии, Тульчи, Искачи, Браилы и Галаца, взятых русскими войсками. Именно поэтому, кстати, трудно подсчитать точную численность обороняющих Измаил турок. Большинство историков сходятся на цифре в 35 тысяч. Хотя, учитывая гарнизоны других крепостей, вполне могло быть и больше.

Это во многом объясняет и отказ турецкого командования сдать Измаил, и кровавый бой внутри крепости. Рубка была беспощадной потому, что турки, сдавшие перед этим несколько крепостей, понимали, что в случае сдачи ещё и Измаила, то дома, при турецких нравах того времени, их точно предадут мучительной казни. Так что, лучше погибнуть на улицах Измаила под штыками русских гренадер. По крайней мере, более лёгкая смерть.

И гибли. «Узкие улицы были полны защитников, из всех домов производилась стрельба… Сколько улиц, — столько отдельных отрядов и битв…»

Это дало повод недоброжелателям России позже обвинить Суворова в излишней жестокости, как водится, присочинив кое-что от себя. Даже Байрон написал:

Суворов в этот день превосходил

Тимура и, пожалуй, Чингисхана.

Он созерцал горящий Измаил

И слушал вопли вражеского стана.

Царице он депешу сочинил

Рукой окровавленной, как ни странно –

Стихами: «Слава Богу, слава Вам, —

Писал он. — Крепость взята, и я там».

Байрону из-за моря, конечно же, «виднее». Но на деле, никаких специфических жестокостей не происходило. Да и не могло происходить. Измаил был военной крепостью. И десятки тысяч турок, скопившиеся внутри, были воинами. Чтобы предотвратить жестокость, Суворов даже прислал специальный приказ штурмующим колоннам: «Всему войску наистрожайше запрещается: взошед на вал, никому внутрь города отнюдь не бросаться и быть в порядке строя на крепости до повеления от начальства. Христиан и обезоруженных отнюдь не лишать жизни, разумея то же о всех женщинах и детях». Около шести тысяч турецких воинов было взято в плен живыми. Сдался в плен и отряд крымского царевича Максуд Гирея. Видя, что большинство татар отряда убиты в жестокой сече, триста оставшихся бросили орудие и были помилованы победителями. А не убиты. Так что, европейская басня о «резне» при взятии Измаила – не более, как теперь говорят, фейк.

А для русских Измаил стал великой победой. Беспрецедентной в мировом военном искусстве. Потому что никто в истории больше не побеждал сильнейшую крепость с гарнизоном, численно превышающим число атаковавших.

Поделиться ссылкой:

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.