• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

30.10.2019

Гражданская война полов: Гендерные активистки против семейных устоев

Автор:

Михаил Смолин.

Член Госдумы Оксана Пушкина из «Единой России» и сенатор Галина Карелова из той же партии готовят закон «Об основах системы профилактики домашнего насилия в РФ», способный начать в российских семьях настоящую гражданскую гендерную войну

В нашей стране не существует никакой проблемы специально «семейного насилия». Всякое насилие у нас наказывается соответственно законодательству, если подпадает под уже существующую ст.116, ч.1, УК РФ (побои), – до 2 лет лишения свободы. А также под ст.6.1.1. КоАП РФ, по которой проходят декриминализированные побои, не приведшие к ущербу здоровью, но наказываемые штрафом, административным арестом или обязательными работами.

Нет никаких и постоянно поминаемых в СМИ 14 тысяч «убитых» мужьями-«тиранами» женщин. Эти фейковые цифры распространяются такими сомнительными центрами, как «Анна», являющимися иностранными агентами в РФ.

В нашей стране есть агрессивная группа гендерных активисток, которым хочется развязать настоящую межполовую войну в наших семьях. Оксаны Пушкины, Галины Кареловы и некоторое количество подобных активисток псевдозащиты женской свободы никак не могут успокоиться после декриминализации отдельных конфликтных ситуаций в семье.

Они чувствуют, что сфера их информационного пиара значительно сузилась. Внимание к ним упало. Им нужна маленькая победоносная гендерная война, в процессе которой они хотят протащить в наше законодательство грубое вмешательство репрессивной системы государства в семейные дела.

Терминология их законопроекта, так как он освещается в СМИ, – это терминология войны. «Агрессор», «охранный ордер», «жертва», «домашнее насилие» – всё это термины военных гендерных действий, способы углубления внутрисемейных конфликтов, санкционирования чрезмерного вмешательства государства в семейные дела и создание дополнительных коррупционных соблазнов для наших правоохранительных органов.

Бесконечные реформы, взаимоисключающие законы – это то, что ослабляет наше общество, наше государство. А теперь может внедриться и в наши семьи.

Идеология гендерных войн

Активистки гендерных войн убеждены, что наши семьи это самые опасные места для женщин и детей. Семьи позиционируются, всё больше как центры насилия.

Это очень похоже на марксистский взгляд на семью. Такое ощущение, что воинственные активистки всё это вычитали из классиков марксизма, считавших семьи первыми классовыми эксплуататорскими обществами.

Энгельс так и писал: «Когда индивидуальная семья — остается верна своему историческому происхождению, и когда в ней в силу исключительного господства мужа противоречие между мужчиной и женщиной приобретает ясно выраженный характер, эта семья дает нам в миниатюре картину тех же противоположностей и противоречий, в которых движется общество, разделенное на классы со времени наступления эпохи цивилизации, и которые оно не способно ни разрешить, ни преодолеть. Я говорю здесь, разумеется, лишь о тех случаях единобрачия, когда супружеская жизнь действительно соответствует установлениям, вытекающим из первоначального характера этого института, но жена при этом восстает против господства мужа».

Гендерные активистки совершенно в духе марксизма воспринимают традиционную семью, как место неразрешимого полового конфликта между мужчиной и женщиной. В результате, которого «прогрессивная», «современная» женщина обязана восстать против главенства мужа, против традиционной семьи, как пролетариат в марксизме должен восстать против «угнетающего» его общества.

И тогда после этого восстания, как продолжает Энгельс: «отпадет беспокойство о «последствиях», которое в настоящее время составляет самый существенный общественный момент, — моральный и экономический, — мешающий девушке, не задумываясь, отдаться любимому мужчине. Не будет ли это достаточной причиной для постепенного возникновения более свободных половых отношений, а вместе с тем и более снисходительного подхода общественного мнения к девичьей чести и к женской стыдливости? И, наконец, разве мы не видели, что в современном мире моногамия и проституция хотя и составляют противоположности, но противоположности неразделимые, полюсы одного и того же общественного порядка?»

Действительно разрушение семьи, уничтожение понятий «муж» и «жена» приведёт к «идеальным» для марксизма и видимо для гендерных активисток внебрачным «свободным» половым отношениям, по типу коллонтаевского «выпитого стакана воды». Смене сексуальных партнёров, так же легко как смене перчаток.

Половые активистки, называя мужа «агрессором», а жену «жертвой», расширительно трактуя «домашнее насилие» вольно или невольно ведут современную семью к общественному краху. К ситуации отказа мужчин и женщин вступать в законный брак, как общественный институт, который создаёт юридические и нравственные рамки семейных взаимоотношений. Если эти рамки будут очерчены в стилистике «агрессора», «жертвы», «договора», жесткого вмешательства государства в семейные дела, то желающих вступить в эту «крепость» в любой момент превращаемую обществом в тюремную камеру с «охранными ордерами» и судебными ограничениями по всякому поводу вовсе не окажется.

Это и есть настоящая цель всех этих реформ, направленных на то, чтобы «свободные» мужчины и «освобождённые» женщины, не обремененные взаимными семейными обязательствами «не задумываясь» отдавались бы друг другу в стиле, секса «как выпитого стакана».

Антисемейные реформы нужны лишь конкретным людям, делающим на этом себе общественный пиар. Обществу не нужны дополнительные гражданские войны ещё и внутрисемейные.

Насилие и так наказуемо в нашей стране. Надо только, что бы уже существующее законодательство работало. Но это уже никак не связано с семьями. И связано с чисто судебно-правовыми и полицейскими инстанциями.

Всякое насилие, в любом месте, дома, на улице, на работе или в любом другом месте сегодня наказуемо либо Уголовным, либо Административным кодексом одинаково по его последствиям, а не по гендерной составляющей. Карать за насилие надо вне зависимости, где оно происходит и кто его осуществляет, именно поэтому никакого специального семейного «уголовного» кодекса и не нужно.

В противном случае гендерный активизм вернёт наше общество, к безумным антисемейным сентенциям никогда не жившего семейной жизнью Энгельса. Ведший беспорядочную половую жизнь идеолог марксизма вещал, что «единобрачие появляется в истории… как порабощение одного пола другим, как провозглашение… противоречия между полами...» и как «первое классовое угнетение», которое «совпадает с порабощением женского пола мужским...». (Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21).

Гендерный феминизм надо остановить

Предлагаемые законопроекты, если они будут приняты, не остановятся на достигнутом. Как любые революции они перманентны и никогда не заканчиваются. То же будет и в области семейных отношений. Агрессивные гендерные активисты обязательно пойдут дальше. Будут углублять свою революционную половую борьбу. Они займутся тем, что будут проповедовать антисемейный миф о том, что семья это место не только насилия мужа над женой, но и насилие родителей над детьми. Прямо по «Манифесту коммунистического движения».

Маркс с Энгельсом более чем откровенно писали о целях коммунизма: «Уничтожение семьи! Даже самые крайние радикалы возмущаются этим гнусным намерением коммунистов… вы упрекаете нас в том, что мы хотим прекратить эксплуатацию детей их родителями? Мы сознаемся в этом преступлении… Буржуазные разглагольствования о семье и воспитании, о нежных отношениях между родителями и детьми внушают тем более отвращения...». (Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. Соч., т. 4, с. 443-444).

Марксисты называют семью «неофициальной проституцией» и половой эксплуатацией. Современные гендерные активистки говорят о мужской «агрессии» и обязательно пойдут дальше. Всевозможные «охранные ордера» будут прямо запрещать примирение супругам. А потом подобные «ордера» будут выдаваться и детям. Якобы для «охраны» детей от воспитания нами, их родителями.

Современным законодателям надо больше прислушиваться к голосу Церкви (Патриаршая комиссия по семьи, защиты материнства и детства) и голосу многодетных родителей, которые являются значительно более опытными людьми в семейных вопросах, чем гендерные активистки.

Поскольку для одних это многолетняя реальная семейная жизнь со всеми её радостями и сложностями. А для других это лишь информационный повод для своего политического пиара. Надо уметь разделять добросовестных делателей, от волков в овечьих шкурах. Созидателей семей от их расхитителей.

P.S. Хотелось бы призвать, не по разуму ретивых соратников по борьбе, после публикации статьи А.Николаева «Поднял руку на жену — выселят из квартиры» зачисливших Царьград в ряды «врагов России», — стараться не торопиться прикладывать свои клейма к нашему изданию.

Согласно положениям статьи 47 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» журналист (автор) вправе излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью. Таким образом, мнения и взгляды авторов Царьграда могут не совпадать с точкой зрения редакции.

Мы понимаем, что для «православных сталинистов» поиск «врагов» и «информационных диверсий», занятие близкое им по духу. Но хотим надеяться, что кроме «сталинизма», у наших товарищей найдётся, что-нибудь и от Православия.

Царьград

АВТОРЫ, АНАЛИТИКА, ПУБЛИКАЦИИ, Смолин Михаил Борисович

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».