ПУБЛИКАЦИИ

28.05.2018

Гражданская война в местном разрезе

В Нижнем Новгороде вышел из печати сборник «Гражданская война и Нижегородский край». Это коллективный труд группы историков, краеведов, журналистов, включающий в себя исследования, воспоминания, дискуссии. Ядро авторского коллектива составили члены местного исторического общества «Отчина», уже выпустившего ряд книг, заполнивших «белые пятна» истории края, традиционно замалчиваемые или тенденциозно трактуемые официальными историками (таковы книги об участии нижегородцев в Первой мировой войне, о политическом терроре 1917—1953 гг. и др. ). Редактором-составителем и автором отдельных разделов и статей в сборнике выступил член Экспертной комиссии и член Нижегородского регионального отдела общества «двуглавый Орел» Станислав Смирнов.

Интерес к теме Гражданской войны не случаен: в стране не утихают дискуссии в связи со столетием с начала самого жестокого и кровопролитного гражданского конфликта за всю историю человечества. В России подняли голову силы, стремящиеся к идеологическому реваншу и воспроизводству лживых трактовок советского периода. Послений случай из этого ряда – требование сноса памятника адмиралу А.В. Колчаку в Иркутске – на фоне того, что наша страна буквально нашпигована памятниками большевикам, карателям и т.п.

Книга нижегородских историков состоит из двух основных разделов – общеисторического и краеведческого. В авторских статьях на общем историческом фоне рассказывается о вкладе нижегородцев в Белую борьбу, судьбах воинов-белогвардейцев, как уроженцев края, так и воспитанников местного кадетского корпуса. Сугубо информационные блоки соседствуют в книге с отмеченными исповедальностью статьями потомков воинов белых армий и представителей революционного поколения, воспоминаниями очевидцев тех событий, доселе лежавших под спудом.

В обширном блоке документальных приложений приводятся биографии нижегородцев-участников белой борьбы (большая их часть – выборка из базы С.В. Волкова, сделанная с согласия автора).

Гражданская война стала самой страшной и опустошительной трагедией России за всю тысячелетнюю историю России. Колоссальный ущерб от нее – материальный, генетический, духовно-нравственный – сказывается и поныне.

Объявление гражданской войны прозвучало из уст В. Ульянова (Ленина) еще в 1914 г. В своих манифестах в связи с развязыванием Германским рейхом войны лидер большевиков призвал к поражению России («ибо

царизм во сто крат хуже кайзеризма») и «превращению национальной войны в гражданскую» (ПСС, т. 26, с. 32; там же, т. 49, с. 14).

Совершив акт государственной измены, Ленин через территорию и при полном содействии врага был доставлен в германском «пломбированном» вагоне в Россию и развернул там антироссийскую агитацию. Благодаря зарубежным, в т.ч. вражеским, субсидиям и мощной партийной печати лозунги поражения и гражданской войны зазвучали рефреном, тиражируясь миллионами газет и листовок, взывая с помощью бессовестной демагогии к низменным инстинктам масс, разлагая фронт и тыл. Так большевики захватили власть.

Но и после этого захвата лозунг гражданской войны не исчез. Теперь социальная рознь («классовая борьба») была необходима Ленину и Ко для укрепления своей безграничной власти и приведения огромного народа к абсолютной покорности. Большевистские главари и не скрывали, что сознательно разжигают в обществе кровавый гражданский конфликт. Председатель ВЦИК Свердлов открыто заявил, что для победы большевизма в деревне необходимо расколоть ее на два враждующих лагеря. Доходило до того, что лидер РКП(б) цинично ставил гражданскую войну в заслугу своей партии.

Главным инструментом такой войны стал красный террор, осуществлявшийся под флагом «истребления буржуазии». Террор дополнялся гонениями на Православную церковь, ибо она устами своего Предстоятеля и многих пастырей возвысила голос против бесчинств и преступлений. Для ведения гражданской войны были необходимы средства, и большевики добывали их небывалым грабежом. Принятая в 1918 г. первая советская конституция узаконила социальную дискриминацию, введя институт «лишенцев». В дальнейшем он стал мощным оружием перманентной гражданской войны, принявшей со временем, как и главный ее компонент, террор, латентный характер, но периодически вновь переходящей в открытую форму беспощадного истребления по классовому признаку или подозрениям в нелояльности.

Историки оценивают потери от гражданской войны в 14–15 млн человек, плюс 5–6 млн жертв голода, итого 19-21 млн погибших. Еще 2 миллиона эмигрировали. Такова плата за ленинский экстремизм.

Не смотря на понесенные жертвы, народы России так и не получили обещанные большевиками мир – народам, землю – крестьянам, равенство всех граждан, уничтожение эксплуатации и проч. Войны продолжились с еще большим размахом, закрепощение крестьян стало сильнее, эксплуатация рабочих приобрела иные формы и, в условиях репрессивного характера

советского режима, еще более усилилась. И после краха красного проекта, как его замышляли идеологи марксизма-ленинизма, вся советская история шла под знаком изживания – где эволюционного, а где и конвульсивного – утопий и извращений, во имя которых вершилась революция и велась гражданская война.

Со временем советский строй эволюционировал, все явственнее обретая черты нормального человеческого общества. Автор этих строк никогда не стоял на позиции отрицания всего советского. Как и предшествующий царский, советский строй имел свои плюсы и свои минусы. Можно признать это, как факт, но невозможно согласиться с заплаченной за все случившееся в России, за все «завоевания революции», как действительные, так и мнимые, непомерной, неприемлемой ценой.

Отметим и то, что лишь решительный, по сути, разрыв с мертвящей идеологией марксизма, возврат к традиционным и животворящим понятиям патриотизма и народности позволили СССР устоять во время гитлеровского нашествия 1941–1945 гг. Все это делает заведомо несостоятельной всякую апологию смуты 1917 г. (а тем более, гражданской войны), в какие бы яркие упаковки они не облекались.

Вина за бесчисленные преступления жертвы гражданской войны лежит, безусловно, на ее поджигателях. На тех, кто такую войну теоретически обосновывал, настойчиво и азартно подготовлял и с одержимостью вел. То есть на большевиках-ленинцах.

Свыше 70 лет народы России не знали обо всем этом всей правды. О гражданской войне, ее генезисе, характере и печальных последствиях. Только крушение монополии коммунистической партии на власть и слово нарушило табу на подлинное историческое знание. Во всей полноте такое знание можно обрести, лишь изучив и сравнив разные точки зрения. Настоящая книга – еще одна попытка донести до читателя историческую правду. Очевидно, что книга знакомит читателя в основном с той точкой зрения, которая на протяжении тех 70 с лишним лет была под жестоким запретом: с «белым» взглядом на гражданскую войну.

Общество нуждается в окончательном прекращении гражданской войны, отказе от ее пережитков. Проблема эта чрезвычайно остра, решить ее чрезвычайно сложно. Развязанная большевиками гражданская усобица расколола народ на две враждебные друг другу части, повязав людей кровью на много десятилетий вперед, и порой кажется, что этот раскол непреодолим.

Но положить ему конец общественному расколу необходимо. Без этого не достичь подлинного национального единства, столь важного перед лицом новых и новых мировых угроз. Проблему не решишь маниловскими

призывами – при оставлении в неприкосновенности всех кривд и символов большевистской пирровой победы в гражданской бойне. Реликты той войны воплощены в тысячах памятников ее поджигателям, карателям и палачам. Имена этих преступников носят города, улицы, пароходы и библиотеки.

Однажды признав все это, мы топчемся на месте, а в последнее время делаем шаг назад, начав заново прославлять ту кровавую смуту и именуя ее «великой».

Решить проблему можно, только сказав на государственном уровне всю правду о революционной смуте и порожденной ею гражданской войне, исправив царящие вокруг нас аморальные топонимику и монументальную пропаганду, напечатав правдивые учебники истории.

Эти меры не только оздоровят наше общество, создав для его единства и сплоченности необходимый нравственный фундамент, но и выбьют сильный пропагандистский козырь из рук иноземных недругов, которые еще долго будут вести против суверенной России гибридные войны. Выставляя себя преемниками идей, методов и символов большевизма, мы сами подставляем себя под удары этих недругов.

Станислав Александров

АНАЛИТИКА, ИСТОРИЯ, МНЕНИЯ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».