И глупость, и измена

Автор:

Александр Музафаров.

14 ноября 1916 года лидер кадетов П. Милюков на открытии осенней сессии Думы произнес свою знаменитую речь: «Что это? Глупость или измена?»

Описывая предысторию революции 1917 года, редкий автор не упомянет речь, которую произнес в Государственной Думе Российской Империи глава фракции кадетов Паве Николаевич Милюков. Ее главный рефрен – «глупость или измена»? – стал нарицательным. Эту речь часто называют «спусковым крючком революции», но, к сожалению, ее непосредственное содержание подробно рассматривают редко, а в соотнесении с историческим контекстом -  и того реже. Между тем и содержание речи, и обстоятельства, приведшие к ее произнесению, весьма важны для понимания политической ситуации в России накануне февральского переворота. Попробуем взглянуть на них внимательно.

Павел Николаевич Милюков был типичным русским либералом. Окончил Императорский московский университет, был оставлен для подготовки к профессорскому званию, но оного звания так и не получил, остался лишь приват-доцентом. Как ученый он избегал узкой специализации, а потому и не смог получить докторскую степень, как писал о нем современник:

Необыкновенная широта его научных интересов. Археология, этнография, лингвистика, история хозяйства, социального быта, политических учреждений и политической мысли, история культуры в тесном смысле этого слова, история церкви, школы и науки, литературы, искусства, философии — все это привлекало внимание Милюкова и останавливало на себе его пытливый взгляд исследователя, все эти далеко стоящие один от другого ряды явлений подвергал он своему анализу. И, надо прибавить, во всех этих областях он являлся не случайным гостем, а хозяином, всюду охватывал все, что сделано было исторической наукой до него, и стоял на высоте современных её достижений.

То есть, Павел Николаевич был, говоря современным языком, популяризатором, а не ученым. Либеральные убеждения привели его в круги земской оппозиции, а после событий 1905 года популярный оратор возглавил свежеобразованную Конституционно-Демократическую партию России (Кадетов).

Революционером сам Милюков не был, но душою всегда сочувствовал именно им, а не властям. Власти, с его точки зрения, не давали пути для широкого развития России в мирное время, и плохо воевали в военное. В отличие от нынешних сторонников либеральных идей, лидер кадетов миролюбием не отличался. За громкие требования (с думской трибуны) завоевания черноморских проливов газеты прозвали его «Милюков-Дарданельский.

Вот и 1 ноября 1916 года, выйдя на думскую трибуну, он начал критиковать власть, за то, что она по сию пору не выиграла войну:

Мы потеряли веру в то, что эта власть может нас привести к победе, ибо по отношению к этой власти и попытки исправления, и попытки улучшения, которые мы тут предпринимали, не оказались удачными. 

Во французской желтой книге был опубликован германский документ, в котором преподавались правила, как дезорганизовать неприятельскую страну, как создать в ней брожение и беспорядки. Господа, если бы наше правительство хотело намеренно поставить перед собой эту задачу, или если бы германцы захотели употребить на это свои средства, средства влияния или средства подкупа, то ничего лучшего они не могли сделать, как поступать так, как поступало русское правительство.

Далее оратор обрушился с критикой на премьер-министра России Бориса Владимировича Штюрмера. И тут начинается интересное. Казалось бы,  для критики нужна конкретика, что не так сделал министр и его подчиненные. А ее нет. Главный аргумент против главы правительства – австрийские(!) и  немецкие (!!!) газеты написали, что новый русский премьер-министр вспомнит свою германскую кровь и поможет Германии. Немцев понять можно. К концу 1916 года положение Центральных держав было весьма сложным, а перспективы безрадостными. Верденская мясорубки и Брусиловский прорыв дорого обошлись Берлину и Вене. Сил оставалось все меньше, а союзники, напротив, усиливались. Тут и за соломинку ухватишься, и, чтобы поднять дух населения, напишешь о новом русском министре с немецкой фамилией.

За тем последовало прямое обвинение Бориса Штюрмера в измене:

В Лондоне я наткнулся на прямое заявление, мне сделанное, что с некоторых пор наши враги узнают наши сокровеннейшие секреты и что этого не было во время Сазонова. Прошу извинения, что, сообщая о столь важном факте, я не могу назвать его источника

Т.е. «одна бабка (то есть не бабка а, леди) сказала», что немцы знают «сокровеннейшие секреты»  Российской Империи. Возникает вопрос, — а откуда та леди имеет информацию о том, чего знаю или не знают немцы? Джеймс Бонд рассказал? Так он вроде еще не родился….

Но вопрос серьезный.  Оратор обвиняет главу правительства не в недостатках, а в государственной измене, не пытаясь даже представить каких-либо доказательств.

А зачем он это делает?

Ответ мы находим чуть ниже по тексту речи. Милюкову стало известно (откуда он отказался отвечать, сославшись на некие московские газеты – т.е. на заборе написано), что в ставку поступила докладная записка, в которой сообщалось о подготовке революции в России.

Кто делает революцию? Вот кто: оказывается, ее делают городской и земский союзы, военно-промышленные комитеты, съезды либеральных организаций. Это самое несомненное проявление грядущей революции. «Левые партии», утверждает записка, «хотят продолжать войну, чтобы в промежуток организоваться и подготовить революцию».

Господа, вы знаете, что, кроме подобной записки, существует целый ряд отдельных записок, которые развивают ту же мысль. Есть обвинительный акт против городской и земской организации, есть и другие обвинительные акты, которые вам известны. Так вот господа, та идефикс революции, грядущей со стороны левых, та идефикс, помешательство на которой обязательно для каждого вступившего члена кабинета, и этой идефикс приносится в жертву все: и высокий национальный порыв на помощь войне, и зачатки русской свободы, и даже прочность отношений к союзникам.

Напомним, что в России существовали партии и группы деятельно использовавшие ослабление государства в условиях войны, чтобы осуществить свои замыслы по осуществлению революции и захвату власти в стране. Правоохранительные структуры Российской Империи вели с ними деятельную борьбу, с момента занятия должности главы правительства опытным чиновником Министерства внутренних дел Борисом Штюрмером, эта борьба усилилась, и революционеры не на шутку  забеспокоились. По-видимому, некоторые из секретных докладных Департамента полиции или контрразведки были кем-то переданы лидерам думской оппозиции. Кем? Как мы сейчас знаем, сторонники революции были не только в подпольных ячейках.

Был сам Милюков участником революционного заговора?  В последствие он писал в своих мемуарах:

«Не мы (кадеты) на этот путь вступили, и не от нашего согласия это вступление зависело конкретно. Переворот случился не тогда и не так, как мы бы того хотели.»

То есть, хотя к конкретному перевороту 1917 года кадеты вроде как непричастны, но сама идея революции никакого протеста у них не вызывала. Они лишь хотели сделать ее в другое время и как-то по-другому, но ведь хотели.

Во времена Столыпина Дума, в которой заседал все тот же Милюков, отказалась осудить революционный террор как метод. Ведь революционеры убивали людей «во имя светлых идеалов». Теперь они вновь пришли на помощь революции. И совершенно не важно, участвовал ли сам лидер кадетской партии в одном из многочисленных заговоров против власти или был «полезным идиотом», он сделал все, чтобы нанести власти сильнейший удар  в критическое для русской истории время.

Милюков и его сторонники требовали «ответственного министерства», т.е. правительства, ответственно не перед Государем, а перед Государственной Думой. Эта мера рассматривалась Николаем II и не отвергалась с ходу. Ради победы над внешним врагом, Государь допускал возможность компромисса с оппозицией. Но сам характер речи, с обвинениями в адрес власти, основанными на слухах и вражеской прессе, делал диалог с думской оппозиций в принципе невозможной.

Милюков часто повторял – что это глупость или измена.

Его речь была глупостью, хотя бы потому, что ставила крест на политических планах и амбициях самого лидера кадетов.

И изменой, поскольку прямо помогала тем, кто стремился уничтожить Россию.

Поделиться ссылкой:

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.