«И вдруг увидели бойцы, как снова встали мертвецы»: Памяти защитников крепости Осовец

«В этой войне мало воевать: необходимо воевать, оставаясь на духовной высоте. Пусть же будет воинственный подъем, но не озлобление и не ненависть к врагу и не уличные погромы; пусть будет личное бесстрашие, но не презрение к врагу, к его храбрости и его подъему; пусть будет искусное обезврежение врага, но не месть и не жестокость и не корыстная травля…» 

И.А. Ильин – русский философ, правовед, публицист.

 Тихий уголок современной Польши под названием Осовец-Твердза расположен в 50 километрах от г. Белосток. Рядом с деревней находятся руины, внешний вид которых сразу выдает их оборонительное назначение. Это ни что иное, как остатки некогда грозной крепости Осовец, которая в минувшем веке стала свидетелем двух мировых войн. И если во Вторую мировую серьезных боевых действий в этом районе не велось, то в Первую мировую крепость стала ареной смертельной схватки между русскими и немецкими войсками.

На взятие крепости Осовец немецкое командование отвело всего 48 часов. В конце февраля 1915 года начался штурм – тогда еще никто не догадывался, что 48 часов превратятся в 190 дней изнурительной осады. Несколько месяцев безуспешного штурма крепости заставили немцев действовать наверняка – в конце июля у Осовца были установлены 30 газовых батарей. Дождавшись попутного ветра, 6 августа германские войска пустили газ на русские позиции. Огромная газовая волна из смеси хлора с бромом, 12-15 метров высотой и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км.

Облако отравляющих газов еще не рассеялось, однако немцы были уверены, что защитники крепости в большинстве своем погибли. Казалось, что вот-вот и немцы вслед за уходящим вдаль газовым облаком войдут в некогда неприступную русскую крепость. 5-й ландверный пехотный полк двинулся на позиции 12-й роты Землянского полка. В газовом облаке погибла большая часть роты, но 40 человек, оставшихся в живых, внезапно открыли дружный огонь, и атака немцев захлебнулась. На другом участке обороны из тумана навстречу занявшим передовую немцам внезапно поднялись остатки 13-й роты Землянского полка под командованием подпоручика Владимира Котлинского. Ранним утром 6 августа в густом газовом тумане он взял на себя руководство контратакой 13-й роты 226-го Землянского полка. В те минуты, когда адская смесь окутывала русские позиции, он спокойно рассматривал отдельные места боя и отдавал соответствующие приказы. Вместе с ротой он прошел почти два километра, пока не сблизился с противником. Когда до немцев осталось 300-400 шагов, Котлинский приказал роте лечь под холмом, а сам вышел под ураганным огнем противника на открытое место и в бинокль рассмотрел расположение германских войск. Выбранное им место для атаки оказалось удачным – немцы не выдержали натиска русских войск и в панике бросились бежать. В самом конце смелой атаки подпоручик Котлинский – ее главный вдохновитель и организатор – был смертельно ранен, передав командование ротой подпоручику Стржеминскому, который завершил преследование отступавших немцев. Героический подвиг Котлинского не остался незамеченным – он был посмертно награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.

Вот как описывались в прессе бои под крепостью Осовец 6 августа (24 июля) 1915 года: «У Осовца противник с 24-го числа стал деятелен и сперва имел успех в предпринятом им штурме передовой позиции крепости. На этот раз подготовкой штурма служила не одна сильная канонада артиллерии, а еще и большия облака ядовитых газов. Штурм, овладевший было нашей позицией, был отовсюду прогнан нашей контр-атакой» — писала газета «Русский инвалид». Ей вторили «Московские ведомости»: «Заслуживает внимания возобновление действий у Осовца. 24-го июля мы отбили все атаки неприятеля, но надо ожидать их возобновления, и притом с еще большим упорством». Скупость сообщений можно объяснить тем, что бои за Осовец воспринимались в то время, как второстепенные, на фоне оставления Варшавы и «великого отступления» в целом. Однако, это нисколько не умаляет подвига защитников крепости – солдат 226-го Землянского полка.

Несмотря на то, что все атаки противника в ходе третьего штурма были отбиты, русское командование встало перед необходимостью оставить Осовец. Это было вызвано практической необходимостью – после ухода из Царства Польского в районе Осовца образовывался выступ, оборона которого требовала значительного количества войск. Логичным выходом в этой ситуации представлялось т.н. «спрямление» фронта, позволявшее увеличить концентрацию войск и построить глубоко эшелонированную оборону. Движимое этой целью, русское командование приказало 18 августа оставить Осовец. Эвакуация гарнизона проходила вплоть до 25 августа в тяжелейших условиях – железнодорожное сообщение уже было перерезано немцами, поэтому артиллерийские орудия пришлось транспортировать прямо по шоссе. Таким образом, крепость не только выдержала продолжительную осаду, устояв перед смертоносным газом, но и, в конечном счете, не была взята врагом.

Первая мировая война носила совершенно иной характер, нежели все предшествующие ей боевые столкновения. Маневренная война августа—сентября 1914 года после победы французов при Марне фактически завершилась, предоставив обеим сторонам возможность зарываться все глубже и глубже в окопы и траншеи. Все это сделало Первую мировую войной на истребление живой силы противника, поистине нечеловеческой бойней. Отсюда и бомбежки древних европейских городов с земли и с воздуха, и, конечно, отравляющие газы, поглотившие миллионы жизней. Призрак маневренной войны «маячил» лишь на Восточном фронте, где Германия и Австро-Венгрия тщетно пытались вывести Россию из войны. Но постепенно и здесь война превращалась в настоящую бойню. Однако, даже в столь тяжелых и непривычных условиях находилось место подвигу. Защитники крепости Осовец – офицеры и простые солдаты – яркий пример несгибаемой воли, редкой храбрости и первоклассной выучки. Несомненно, их подвиг заслуживает особое место на страницах славной военной истории нашего Отечества.

Фото: скриншот из видео

Поделиться ссылкой: