• 0
    Cart

ПУБЛИКАЦИИ

06.12.2017

Идите и научите: к истории Православного миссионерского общества в России

20 ноября 1865 года в Петербурге было основано “Миссионерское общество для содействия распространения христианства между язычниками” — организация, ставившая своей целью проповедь православия среди коренных народов России. Этот день открыл новую эпоху в деле образования и просвещения жителей Российской империи, которая продолжалась более пятидесяти лет, вплоть до революции 1917 года. Не ограничиваясь только духовными делами, общество стремилось открывать как храмы для новокрещенных, так и больницы, школы. Для многих народов России православные миссионеры составили первые алфавиты их национальных языков, издали грамматики и учебники. Во многом общество способствовало становлению национальных интеллигенций, и впоследствии идеалы миссионерской педагогики претворяли в жизнь хакас Н.Ф. Катанов, кряшен В.Т. Тимофеев, чуваш И.Я. Яковлев и другие представители малых народов.                Впервые идею создания православного миссионерского общества высказал архимандрит Макарий (Глухарев), впоследствии прославленный как преподобный Макарий Алтайский. В своей записке «Мысли о способах к успешнейшему распространению христианской веры между магометанами и язычниками в Российской Державе» (1839), преподобный предложил организовать при Св. Синоде особое общество, которое бы способствовало развитию православного миссионерства.
Только спустя 18 лет после смерти прп. Макария его почитателями было открыто подобное общество. Проект устава был подготовлен ответственной группой под председательством экстраординарного профессора Санкт-Петербургской духовной академии архимандрита Владимира (Петрова), и в том же 1865 году он был утвержден императором Александром II. Вскоре был сформирован руководящий орган общества — Совет, в который вошли видные представители церковных и общественных кругов того времени. Председателем Совета стал епископ Ладожский Герасим (Добросердов), заметную роль в работе общества с первых дней играли князь Н. С. Голицын и княгиня Т.Б. Потемкина, а также барнаульский купец А.Г. Мальков. Последний происходил из вольноотпущенных крестьян, что не мешало ему быть одним из ключевых организаторов деятельности нового движения. Этот факт еще раз подчеркивает всесословный характер православного миссионерского учреждения, его стремление вовлечь в свою работу представителей разных социальных групп со всех уголков России.
Однако за три года существования общество не смогло предпринять никаких серьезных шагов в деле миссионерства. По этой причине в 1868 году императрица Мария Александровна, под покровительством которой организация находилась с момента своего создания, инициировала реформу детища Н. С. Голицына и А.Г. Малькова. Через обер-прокурора графа Д.А. Толстого императрица объявила Совету, что «в видах правильного развития деятельности Миссионерского Общества она изволит признать, чтобы на будущее время главное управление Общества, находящееся ныне в Санкт-Петербурге, перенесено было в Москву под председательство тамошнего митрополита Иннокентия, близко знакомого по собственному опыту с миссионерским делом и с Сибирским краем». Петербургский совет был упразднен указом императора в апреле 1869 года, а вскоре московский митрополит Иннокентий (Вениаминов) приступил к составлению нового устава организации.
Святитель не понаслышке был знаком с проблемами, стоящими перед миссионерами. Свое служение он начал на Дальнем Востоке, где в течение 28 лет возглавлял Камчатскую, Курильскую и Алеутскую епархию. За это время епископ Иннокентий не раз излагал свои предложения по развитию миссионерской работы в Сибири, поэтому не удивительно, что именно ему было доверено составление нового устава Православного Миссионерского общества.
Святитель с энтузиазмом приступил к преобразованиям. 20 ноября 1869 года обновленный устав Православного Миссионерского общества, составленный митрополитом Иннокентием, был утвержден императором Александром II. Согласно новому документу общество состояло под покровительством императрицы, об этом гласила самая первая статья устава, а председателем его объявлялся митрополит Московский (3 статья). Седьмая статья устанавливала возможность расходования средств, собранных обществом, не только напрямую на миссионерскую деятельность, но и на строительство школ и больниц для новокрещенных. Главной целью, как и четырьмя годами ранее, определялось содействие формированию и существованию православных миссий в России.
Официальное открытие общества состоялось 25 января 1870 года и ознаменовалось торжественным многолюдным богослужением в Успенском соборе Московского кремля. С этого момента начался период упорной работы. Для достижения своих целей обществу требовалось выполнять ряд первоочередных задач, в первую очередь по сбору средств для поддержки миссионеров, открытия школ и больниц. Испытывая финансовые и кадровые затруднения, миссионеры не отчаивались и соблюдали завет митрополита Иннокентия не полагаться только на свои силы. В своей речи по случаю начала работы общества святитель убеждал, что в миссионерской работе требуются «кроме средств, и ум, и знание, и опытность, и способности и проч., но мы не можем и не должны рассчитывать на все сии условия, как на верные средства к достижению нашей цели… Если Господу, по неисповедимым судьбам Его, не угодно, чтобы какой-либо человек или народ обратился к Иисусу Христу, то и самые способнейшие, даровитейшие и усерднейшие деятели нимало не успеют в своем деле».
Пламенная речь московского митрополита, его активная работа и самоотверженная помощь его сподвижников очень быстро принесла свои результаты. Только за первые три дня после открытия общества членство в нем получили 1700 человек. Общая сумма пожертвований за первый год составила 101 674 рубля. По тем временам это были колоссальные средства, однако и их было недостаточно. Происходившее в этот период (70-е годы) включение пространных территорий Восточной Сибири в состав Российской империи требовало от общества активизации своей деятельности среди сотен тысяч новых подданных, а следовательно и увеличение бюджета.
Там и тут открывались новые миссии в отдаленнейших губерниях и их уездах. Наряду с традиционно успешными регионами проповеди православия, такими как Алтай и Аляска, миссионеры отправлялись и к границам Китайской империи, и в Западный Туркестан. На территории современной Киргизии был основан Свято-Троицкий Иссык-Кульский монастырь. Несмотря на короткий период своего существования (всего 38 лет), он сумел прочно укоренить православие на берегах великого озера. Сегодня на месте монастыря находится детский дом «Мээрим Булагы» («Благодатный источник»), основанный православными киргизами, пришедшими к вере уже в 90-е. Благодаря миссионерскому обществу все больше и больше людей могло открыть для себя православие, узнать и принять Христа. По данным отчетов Православного миссионерского общества за последнюю треть XIX века ими было оказано содействие в крещении чуть более, чем 110 тысяч человек. Современные авторы склонны скептически относиться к этим цифрам, отмечая, что нередки были случаи, когда одни и те же люди принимали крещение по несколько раз. Так авторы монографии «Русское православие: вехи истории», которая вышла еще в советский период (1989), предлагают иное число новокрещенных — порядка 15 тысяч человек, которое однако тоже вряд ли близко к истине. Современная исследовательница А.А. Ипатьева подмечает, что только в дневниках святителя Николая Японского, который весьма строго подходил к вопросу обращения иноверцев, говориться о 22 тысячах японцев принявших православие. Успешны были миссии и на Алтае, и на юге Дальнего Востока. Так что ограничивать количество принявших православие только 15 тысячами не приходится. Истина лежит где-то посередине, между имеющими свои проблемные моменты отчетами Православного миссионерского общества и исследованием авторов советской эпохи. Ясность в этот вопрос могли бы внести дореволюционные метрические книги, однако не все они пережили драматические события первой половины XX века.
Значительные результаты в деле проповеди православия были бы невозможны без предварительной работы, в том числе и по изменению существовавшего тогда законодательства. Одним из первых действий митрополита Иннокентия на своем посту главы Православного миссионерского общества стала разработка новых правил крещения для желающих перейти из другой веры. Согласно старым правилам, принятым 4 декабря 1861 года, крещение в таких случаях должно было проходить только в храме и в присутствии представителя местных властей. В условиях бескрайних просторов русской Сибири, по которым были разбросаны поселения коренных народов, одинаково оторванных как от административных центров, так и от редких церквей, выполнять эти требования было практически невозможно. Новые же правила, которые этих пунктов не содержали, значительно облегчили работу миссионеров.
Кончина митрополита Иннокентия в 1879 году стала причиной кризиса в Православном миссионерском обществе. Его преемники не отличались столь ревностным отношением к делу проповеди Православия. Общество сталкивалось и с проблемами на местах. Здесь необходимо отметить, что хотя российское правительство и выражало официальную поддержку делу православного миссионерства, в реальности власть зачастую могла без разбирательств приостановить или ограничить деятельность епархиальных комитетов общества, чтобы обеспечить лояльность местных религиозных и национальных элит. Из-за этого проповедь православия распространялась крайне неравномерно. Одними из первых успехов достигли миссии в Якутии и Забайкалье, в то время как на южный Урал миссионеры пришли только в конце XIX века.
Последнее десятилетие XIX века в целом отметилось новым подъемом работы общества. Был налажен выпуск собственного журнала — «Православного благовестника», открывались новые больницы и школы. Особую роль в развитии образования для малых народов миссионеры смогли сыграть благодаря педагогическим разработкам выдающегося русского ученного и педагога Николая Ивановича Ильминского. Система Н.И. Ильминского, первоначально подготовленная для крещенных татар Поволжья, предполагала создание школ для новокрещенных с преподаванием на национальных языках. Тем самым решалась сложная проблема, десятилетиями тяготившая христиан из малых народов России. Если раньше ребенок из числа новообращенных, желая обучаться грамоте на родном языке, был вынужден учиться у прежних учителей, зачастую связанных со старыми религиозными элитами, то теперь он мог получить те же знания в среде духовно близких ему единоверцев. Во многом утверждению подобной образовательной идеи способствовал обер-прокурор Константин Петрович Победоносцев, который был ревностным сторонником широкого внедрения начального образования, как для русских, в виде церковно-приходских школ, так и для представителей коренных народов. На рубеже веков Православное миссионерское общество расширило свою деятельность и за пределы Российской империи. Вслед за присоединением к российскому православию части несториан, проживавших на северо-западе Персии, была организована Урмийская духовная миссия. В ее задачи входило содействовать обращению в православие последователей иранских христианских церквей и служить нуждам и пользам православной церкви в пределах Урмийской области, в том числе и посредством просвещения местной паствы. Для этих целей с 1905 года миссия издавала журнал «Православная Урмия» на сирийском и русском языках.
Таким образом, начало нового столетия крупнейшая в России православная миссионерская организация встретила с разросшейся сетью епархиальных комитетов (всего их к 1900 году насчитывалось 53), внушительным количеством членов — ими числилось 16 368 человек, и солидным капиталом в 1 367 735 рублей.
Революционные события 1905 года и разразившаяся Первая мировая негативно сказались на деятельности Православного миссионерского общества. В условиях тягот военного времени практически остановилась работа епархиальных комитетов. Особенно хорошо это видно из отчетного доклада общества за 1914 год. «Собрания Комитетов, — отмечается в докладе, — бывают редко, не более одного раза в год. Вопросов миссионерского характера в этих собраниях не возбуждается, чтений, докладов, многолюдных собраний для широкого ознакомления населения с делом миссионерства не делается, нет брошюр и листков, знакомящих с этим делом».
Прогнозы членов Совета общества о его ближайшем будущем были неутешительны. На одном из заседаний, вскоре после начала войны, было логично предположено, что «тяжёлая война с Германией вызовет, несомненно, тяжкие жертвы со стороны русского народа: его внимание всецело будет обращено на сохранение целости Русской державы, на поддержку армии, на поддержку больных и раненых воинов и другие нужды. На миссию частные жертвы, естественно, сократятся, а правительственной помощи на дело проповеди святого Евангелия Миссионерское Общество не получает». Однако в реальности все обернулось иначе. И в следующем, 1915 г. суммы пожертвований не только не сократились, но даже выросли. Как тут забыть слова святителя Иннокентия, который призывал членов общества не уповать только на себя, но помнить о Боге.
Революция 1917 года перечеркнула более чем полувековую историю общества. Множеству идей и задумок, которые зарождались в миссиях, так и не суждено было сбыться. В 1918 году, потеряв поддержку российского государства, христиане северного Ирана подверглись жестоким гонениям со стороны местных мусульман. В 1919 году был закрыт и Свято-Троицкий Иссык-Кульский монастырь, который разделил судьбу десятка других проектов, начатых Православным миссионерским обществом. Советское лихолетье ломало судьбы, лишая людей, посвятивших всю свою жизнь делу проповеди Православия, возможности ей заниматься. Не по своему желанию они оставляли дело миссии, а под давлением репрессивного аппарата. Потому особенно странно сегодня, когда Церковь не испытывает гонений, наблюдать процессы «реформирования» крупнейшего православного миссионерского факультета в России. Ведь нет сомнений, что именно сейчас, как никогда раньше, требуется активизация православной миссии среди многомиллионного российского народа.
Однако, как и 150 лет назад, русское православие вновь находится только в начале большого пути. Да, последнюю четверть века Церковь была занята другим. Ей буквально приходилось восставать из руин, оправляясь от последствий атеистической эпохи. Но сегодня от Церкви требуются новые действия, требуется реализация своей главной цели — проповеди благой вести о Христе.
Ясно, что сегодня Церкви требуется единая миссионерская организация, а потому будем надеяться, что и новый святитель Иннокентий снова тоже появится.

Никита Хазов

ИСТОРИЯ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

  • Alr_E

    Для эффективной миссионерской деятельности, членам Церкви надо сначала самим стать примером благочестивой жизни. А у нас пока наблюдается старая советская болезнь — показное возрождение.