• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

25.12.2017

Империя и культурно-исторический тип. Памяти Н. Я. Данилевского. Часть 1

195-летие со дня рождения замечательного православного историософа и первого русского геополитика Николая Яковлевича Данилевского было дружно проигнорировано со стороны крупнейших российских СМИ. И это понятно. В проповедь толерантности и политкорректности Данилевский никак не вписывается, да и к тому же его теория культурно-исторических типов (в отличие от многих иных, высосанных из философического пальца) является работающей и достаточно неплохо объясняющей, что происходит в современном мире.
Культурно-исторический тип (далее – КИТ) по Данилевскому возникает самостоятельно и далее никому передается. Конечно, его элементы могут усваиваться и осваиваться другими, но целиком ничего не забирается. И на смену одному КИТу приходит иной. Теории О. Шпенглера, А. Дж. Тойнби, С. Хантингтона и нашего Л. Н. Гумилева явились развитием идей Данилевского. Но и то, что сформулировал сам Николай Яковлевич остается актуальным до сих пор, правда с поправками на искажения исторического процесса после XIX века.
Лучшей памятью любому мыслителю на мой взгляд может служить не повторение задов его теории, а попытка применить оную для анализа, происходившего и происходящего уже после рождения теории.
Начнем с того, что КИТ существует, развивается и уходит с исторической сцены в реальных, а не вымышленных условиях, и сугубо на конкретных территориях. Причем, если КИТов одновременно имеется не менее двух, то между ними начинается противостояние, которое реализуется в двух пространствах: территориальном и аксиологическом (без ценностей культура умирает!). Следовательно, КИТ – это не только геополитическое формирование, но и аксиополитическое. При этом свои пространства надо охранять и не позволять им съеживаться. И как раз для этого КИТ организовывает Империю или хотя бы псевдоимперскую структуру, которую условно назовем Полисом (городом-общиной-государством). Основное различие между Империей и Полисом заключается в том, что первая везде несет устойчивый геополитический и аксиополитический порядок (при этом не стирая самобытности подчиненных этносов и государств), а второй – не обязательно устанавливает единые правила игры (часто довольствуясь управляемым хаосом) и совершенно не прочь полностью растворить (или просто уничтожить) ценностные и государственные системы на подчиненных землях. Если сравнить образно, то Империя – это мозаика (где каждому камешку определенного цвета и размера имеется свое место, а результатом становится общая картина), а прямым отражением же Полиса надо признать «Черный квадрат» господина Малевича (все многоцветие стерто ради целостной композиции). В этом отношении Российская Империя – это Империя, а США – огромный разожравшийся Полис (с типично полисным местечково-общинным же мышлением обитателей).
Всего Н. Я. Данилевский выделил десять КИТов:

1) Египетский
2) Китайский (включая Японию)
3) Ассиро-вавилоно-финикийский − «древнесемитический»
4) Индийский
5) Иранский
6) Еврейский
7) Греческий
8) Римский
9) Аравийский или «ново-семитический»
10) Романо-германский или европейский.
У этих культурно-исторических типов с легкостью находятся либо имперская организация, либо полисная, причем на разных этапах, в зависимости от длительности жизни, Империя перетекала в Полис и наоборот. И здесь надо отметить, что в тех случаях, когда Империя по каким-то причинам прекращала свое бытие, то КИТ ее восстанавливал, а вот Полис погибал окончательно и бесповоротно.
Египетский КИТ создал Империю Рамсессидов, Китайский КИТ несколько раз терял имперскую структуру, а затем восстанавливал (современный фиктивно-коммунистический – наследник подлинной империи), Ассиро-вавилоно-финикийский КИТ очень интересен тем, что полисный фундамент сменялся на имперский, а в итоге возник Карфаген, погибший в противостоянии с Римской империей (Полис уступил историческую дорогу Империи), Индийский КИТ – держава Гуптов, Иранский – государство Ахеменидов, Парфия, Сасаниды (Империя возрождалась несколько раз), Еврейский – только полисное начало играло роль, Греческий – Афинские морские союзы и т. д. (Полис), держава Александра Македонского (Империя), государства диадохов (Полис), Римская империя (изначально доминирует Империя), Аравийский (который лучше именовать Исламским) – халифат (Империя), Блистательная Порта (Империя, наследница халифата, хотя и этнос сменился), ныне – господство Полиса (все попытки воссоздания Империи встречают отпор в самом исламском сообществе), Европейский КИТ – на все протяжении истории происходит борьба Полиса и Империи, в настоящее время закончилась окончательной победой (в аксиополитическом аспекте) Нового Карфагена − США. Европейский Союз с приматом Германии, подконтрольный заокеанскому хозяину, тоже полисное образование, аналогичное Первому Афинскому морскому союзу.
Собственно, Данилевский упустил Византийский (Ромейский) культурно-исторический тип, который с его же позиций надо было считать самостоятельным (необходимую поправку внес К.Н. Леонтьев). По Данилевскому Рим развивал право (как оригинальное начало) и был односоставным, а вот Византия характеризуется правовым и религиозным творчеством и здесь на лицо двусоставной КИТ. Ошибся Николай Яковлевич и в отношении Славянского культурно-исторического типа (трехсоставного). Он не сформировался. Препятствием к его возникновению послужила агрессия Европейского КИТа, как геополитическая, так и аксиополитическая. Славянская Империя не образовалась, ибо славяне оказались на территориях, подконтрольных двум КИТам – Европейскому и Исламскому. Чехи, поляки, словаки, словенцы, хорваты и позднее болгары приняли ценности Европы, а босняки, отчасти черногорцы, те же болгары и македонцы – Исламского КИТа. Огромное значение для такого хода дел имел религиозный фактор. Без религии культуры нет. Атеизм культур не создает, но только разрушает. И ценностей атеизм не производит, а лишь паразитирует на религиозных, переиначивая и переворачивая их. Теряя свою религию КИТ неизбежно приходит к дроблению и поглощению более системно организованным культурно-историческим типом.
«Лицом к лицу лица не разглядеть!» Парадоксально, но Н. Я. Данилевский не выделил отдельный культурно-исторический тип, который по праву мы ныне называем «Русским Мiром». Все-таки здесь сказалось влияние на автора «России и Европы» классического славянофильства (от некоторых ошибочных постулатов коего сумел отойти К. Н. Леонтьев). Русский Мiр выработал свою хранительницу – Российскую Империю. И, благодаря этому, держался под напором чуждых ценностей и противостоял физическому истреблению со стороны весьма недружелюбных соседей с XIII столетия. Родоначальником Русского Мiра стал святой благоверный князь Александр Невский. Он – первый имперский святой. Это осознал и Петр Первый. Поэтому и состоялось перенесение мощей святого Александра Невского в столицу Россий Империи – Санкт-Петербург. Но тот же Петр инициировал (естественно, отнюдь не только сам) «прививку» ценностей Европейского КИТа к совершенно несхожему с ним культурно историческому типу.
Как писал Н.Н. Шульгин в работе «Альтернативная герменевтика в диалоге культур» (см.: Вопросы философии. – 2002. – № 12. – С. 22.), «культуры соприкасаются индивидами, а индивиды предстают друг перед другом в том или ином культурном модусе». Весьма интересным представляется и еще одно интересное суждение: «Индивидуальная культура – это способ и значительность охвата, творения и олицетворения живым существом Жизненного мира, и общественная культура – сумма индивидуальных культур» (см.: Гарсия Д. О понятиях «культура» и «цивилизация» / Д. Гарсия // Вопросы философии. – 2002. – №12. – С. 229.). Так вот, зная это, можно сделать вывод, что после «реформ» Петра Алексеевича, в России XVIII века сложилась уникальная, но противоестественная ситуация, когда элита (как совокупность определенных личностей) стала принадлежать к Европейскому КИТу, а основная масса народа – к Русскому Miру. Причем эта самая элита постоянно жаждала переустроить все по ценностным стандартам Запада, но встречала сопротивление со стороны «низов» (в т. ч. и дворянских). Восстание декабристов в 1825 году – это факт культурно-исторического противоборства. Все революционное движение после него в течение примерно 100 лет – это внутреннее нападение чужого КИТа на Русский Мiр. Далеко не случайно в Париже и Лондоне привечали революционеров и террористов: свои радели за своих.
Русский Мiр, к счастью своему по воле Божией сумел до трагедии культурного порабощения в XVIII в., сумел сформировать Империю и царскую власть, как высшую носительницу имперского сознания. Да, на престол у нас восходили цари-«западники», но нарушить общий принцип они были не в состоянии. А в XIX в. пошел реванш Русского Мiра, который ответил на атаку инородного КИТа, как и подобало – религиозно-культурной «катюшей»: преподобным Серафимом Саровским, А. С. Пушкиным, Н. В. Гоголем, святителем Филаретом (Дроздовым), Ф. М. Достоевским, К. Н. Леонтьевым и тем же Н. Я. Данилевским. Раздвоенность же имперского сознания периода Александра Первого была преодолена властью при Николае Павловиче. К сожалению, не хватило времени, чтобы изжить миазмы Европейского КИТа в русской культуре до конца. Если бы революция 1917 года закончилась крахом, то уже ничего не смогло бы помешать полноценному возрождению Русского Мiра. Революция как культурно-исторический феномен стал не неким прогрессивным явлением, а падением в XVIII век. И снося памятники почти всем русским царям, революционеры не трогали монументы Петру Первому. Колхозное крепостное право явилось зеркальным отражением дикого крепостного права XVIII столетия. А потуги «просвещенного абсолютизма» Екатерины II отчетливо просматриваются в советской эпохе вплоть до 1964 года. В СССР культурно-историческая шизофрения достигла апогея. И закономерно завершилась 1991 годом. «…Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф.12,25).

Александр Гончаров

АНАЛИТИКА, ИСТОРИЯ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».