• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

23.12.2019

Иосиф Сталин: Мифы и реальность

Автор:

Михаил Смолин.

140 лет назад, по официальной советской версии, 21 декабря родился Иосиф Джугашвили, вошедший в историю коммунистической партии Советского Союза как Иосиф Сталин (1879–1953).

Сталин и сталинизм как некая система взглядов и практик – плоть от плоти истории марксистского коммунистического движения. Марксизм, ленинизм и сталинизм жёстко связаны в одну неразрывную цепочку политического проекта, проводимого в России коммунистической партией после 1917 года.

Коммунистическая «антиматрёшка»

Все эти политические «измы» составляют, образно говоря, советскую «антиматрёшку», входя каждый друг в друга. Но в обратном порядке. Сталинизм помещается и в ленинизм, и в марксизм. Ленинизм, в свою очередь, входит в марксизм, и из него выходит сталинизм. А из марксизма вынимаются при желании и ленинизм, и сталинизм.

Или иначе — без марксизма не было бы ни ленинизма, ни сталинизма.

Сам теоретический замысел коммунистической утопии был разработан Марксом и Энгельсом. Маркс, по собственному признанию, не являлся изобретателем ни понятия классов, ни идеи классовой борьбы. Он был убеждён в том, что «изобрёл» связь между классовой борьбой и определёнными фазами развития производства. А также то, что борьба эта должна привести к революции и установлению диктатуры пролетариата. Вследствие чего эта партийная диктатура по пути к коммунизму уничтожит по всему миру все классы, все народы и государства, приведя всех к единому мировому бесклассовому обществу.

Ульяновым-Лениным было найдено для марксистских идей конкретное территориальное воплощение в России. Проморгав Февральскую революцию, Ленин смог осуществить захват власти в октябре и удерживать её с помощью военной диктатуры.

Ленинская попытка догматического введения в русскую жизнь марксизма привела к демонтажу имперской государственности и потере огромных земель; капитуляции в Бресте, обнулившей для России все геополитические, финансовые и территориальные преференции при победе в мировой войне на стороне Антанты; развязыванию Гражданской войны; попытке экспорта революции в Европу (неудачный поход через Варшаву на Берлин); гонениям на Церковь; катастрофической хозяйственной разрухе и массовому голоду.

Временное отступление коммунистов при НЭПе и борьба в партии после смерти Ленина за власть были периодом перегруппировки партийных сил перед вторым марксистским наступлением на русское общество. Осуществлялось оно уже под руководством Сталина и более планомерно. Укрепив свою власть в партии, сталинизм предложил, вместо не вполне удавшегося ленинского блицкрига, проводить марксистские коммунистические установки за счёт более основательной эксплуатации трудовых ресурсов отдельно взятой страны. Идея экспорта никуда не ушла, что показывает участие СССР в гражданских войнах в Китае, Испании, Греции и основание социалистического лагеря в Восточной Европе.

Итак: Маркс разработал теорию коммунизма для реализации в мировом масштабе, Ленин осуществил приход коммунизма к власти, Сталин реализовал идеи коммунизма в русском обществе.

Фантастичность и агрессивность марксизма

Для марксистов любые проблемы человеческого общежития есть лишь проблемы экономических взаимоотношений и развития средств производства. Человеческие качества личности для них не имеют никакого значения. Индивидуум вторичен и зависим от общественно-экономического развития.

Марксизм является своеобразным политическим неоязычеством. При нём «избавившись от зависимости от Бога, он [человек] переходит в полное рабство силам природы, где нет ничего, кроме роковой необходимости» (Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории).

Борьба за существование, как в природе, порождает необходимость революции, насилия. И революция превращается в перманентный, нескончаемый процесс насилия.

Энгельс писал: «Революция есть, несомненно, самая авторитарная вещь, какая только возможна. Революция есть акт, в котором часть населения навязывает свою волю другой части посредством ружей, штыков, пушек, то есть средств чрезвычайно авторитарных».

Марксизм мечтает и одновременно требует строить общество будущего как саморегулируемую, безвластную «коммуну» с абсолютно равными правами, неизвестно насколько неравную по работе («от каждого по способностям») и неизвестно насколько неравную по потреблению («и каждому по потребностям»).

Футуристичность и агрессивность привлекала к марксизму все девиантные личности.

Ленин и Сталин как творцы Советской федерации

Существует странный миф, что у Ленина и Сталина были разные взгляды на построение советского государства. Будто бы Ленин был против унитарного государства, а Сталин — за. Всё это происходит от незнания марксизма. Маркс с Энгельсом представляли социалистическое государство в виде «единой и неделимой республики». Здесь Сталин был даже большим марксистом, чем Ленин. Но Ленин тактически понял, что если будет строить унитарную республику, то она рано или поздно русифицируется, поскольку большинство останется за русскими. Ленин настаивал на федерации и заставил всю остальную партию принять его позицию. В том числе и Сталина.

В советском социалистическом государстве угнетателем стало захватившее власть партийное меньшинство, авторитарно навязывавшее свою волю русскому большинству. Отсюда и федеративность, как дань коммунистическим союзникам — национальным элитам в борьбе с «великорусским шовинизмом».

В этой планируемой Джугашвили (Сталиным) федерации не должно было быть «никакого обязательного «государственного» языка — ни в судопроизводстве, ни в школе» («Каждая область выбирает тот язык или те языки, которые соответствуют составу населения данной области».), и никакого всеобщего избирательного права.

«Избирательное право, — говорил Сталин, — должно быть предоставлено лишь тем слоям населения, которые эксплуатируются» (См.: Сталин И.В. Организация Российской федеративной республики. Беседа с сотрудником газеты «Правда» // Правда №№ 62 и 63, 3 и 4 апреля 1918 г.).

При Ленине и Сталине были поражены в своих политических правах все группы населения, кроме пролетариата и совслужащих. Классовое государство давало преимущество городскому населению (20%) перед крестьянским (80%). От сельских губернских съездов советов избирался один депутат от 125 тысяч крестьян, а от советов городских поселений — один от 25 тысяч избирателей.

Крестьяне квалифицировались как мелкая буржуазия. Джугашвили (Сталин) писал: «Крестьяне не пойдут бороться за социализм... их можно и нужно заставлять бороться за социализм, применяя методы принуждения. Отсюда выросли такие чисто военные способы воздействия, как система комиссаров с политотделами, ревтрибуналы, дисциплинарные взыскания, сплошное назначенство и т. д.» (Сталин И.В. Наши разногласия // Правда №12, 19 января 1921 г.). Такая же позиция была и у Ленина, и у Троцкого.

Национальная политика Сталина

Коба был партийным авторитетом в области национальной политики. И он формулировал суть национального вопроса как задачу «уничтожить ту фактическую отсталость (хозяйственную, политическую, культурную) некоторых наций, которую они унаследовали от прошлого, чтобы дать возможность отсталым народам догнать центральную Россию… чтобы трудовым массам отсталых наций и народностей облегчить хозяйственное, политическое и культурное преуспеяние, дать им возможность догнать ушедшую вперёд центральную — пролетарскую — Россию» (Сталин И.В. Доклад об очередных задачах партии в национальном вопросе на X съезде РКП (б) март 1921 г.).

Переводя с партийного языка на русский, это означало, что русская нация, якобы угнетавшая всех в Российской Империи, должна была стать безвозмездным многолетним донором в отношении «угнетённых» народов нового СССР.

Под этим партийным соусом ВКП(б) боролась с «великорусским шовинизмом», развивая всевозможные «угнетаемые» сепаратизмы (украинский и белорусский) внутри русского народа, и выращивала национальную элиту других народов.

СССР — продолжение исторической России?

Расхожим мнением сегодня является то, что большевики собрали после Гражданской войны заново, воедино Россию, только под другим названием.

Действительно, внешне это очень похоже на правду. Однако первое, что удивляет при таком посыле, — почему имя нашей Родины — Россия — было убрано большевиками из названия вновь собираемого образования — СССР?

На практике большевики сначала отпустили все народы «на волю», всем разрешили отделиться от России, но вскоре вооружённым путем стали подчинять себе народившиеся национальные республики и заставили их снова объединиться.

Тогда в партии многих стал волновать вопрос, однажды заданный напрямую самому Сталину: «Не следует ли из этого, что объединение республик закончится воссоединением с Россией, слиянием с ней?»

Джугашвили на него вполне исчерпывающе ответил: «Нет, не значит!.. Упразднение национальных республик явилось бы реакционным абсурдом, требующим упразднения нерусских национальностей, их обрусения… национальные республики… не могут быть упразднены… Вот почему объединение национальных советских республик в одно союзное государство не может завершиться воссоединением, слиянием их с Россией» (Сталин И.В. Вопрос об объединении независимых национальных республик. Беседа с корреспондентом газеты «Правда» // Правда №261, 18 ноября 1922 г.).

Ещё более чётко Сталин выразился в своей речи на собрании, посвящённом образованию СССР: «Сегодняшний день является не только итоговым, он является вместе с тем днём торжества новой России над старой, над Россией — жандармом Европы, над Россией — палачом Азии. Сегодняшний день является днём торжества новой России, разбившей цепи национального угнетения… Союз Советских Социалистических Республик, прообраз грядущей Мировой Советской Социалистической Республики» (Сталин И.В. Об образовании Союза Советских Социалистических Республик. Доклад на I съезде Советов СССР 30 декабря 1922 г.).

Большевики возрождали не Россию, а создавали СССР как контр-Россию, как фундамент для глобального проекта Мировой ССР.

«Великорусский шовинизм» как универсальное зло

Большевизм, как и марксизм, занимал жёсткую позицию по отношению к русскому народу, который считал нацией «угнетателей».

На всех партийных съездах, с X по XVI, Сталин провозглашал главной целью большевиков борьбу с «великорусским шовинизмом». Утверждая, что «решительная борьба с пережитками великорусского шовинизма является первой очередной задачей нашей партии».

«Великорусский шовинизм» для большевиков был абсолютным универсальным классовым злом.

Сегодня некоторым писателям всё ещё кажется, что Сталин мог сочувствовать идеям национал-большевизма в стиле Устрялова. Мог откинуть марксистские догмы и переродить ВКП(б) в некую национальную силу. Но это чистые выдумки, что опровергает своими действиями и словами сам диктатор.

Реальный Джугашвили (Сталин) предупреждал о «великорусской» опасности как только мог: «Мы ввели так называемый нэп, а в связи с этим национализм русский стал нарастать, усиливаться, родилась идея сменовеховства, бродят желания устроить в мирном порядке то, чего не удалось устроить Деникину, то есть создать так называемую «единую и неделимую» (Сталин И.В. Сочинения. Т. 5. М., 1947. С. 238).

По Сталину, русское великодержавие только тем и занималось в истории, что уничтожало всё нерусское. Основная опасность, говорил он, в том, что«растёт великодержавный шовинизм, самый заскорузлый национализм, старающийся стереть всё нерусское, собрать все нити управления вокруг русского начала и придавить нерусское» (Сталин И.В. Доклад о национальных моментах в партийном и государственном строительстве на XII съезде РКП(б) 23 апреля 1923 г. // Сталин И.В. Сочинения. Т. 5. М., 1947. С. 245).

Троцкий и Сталин — теоретик и практик трудовой повинности

Большинство левых, да и не только они, сегодня убеждены, что Сталин боролся с Троцким потому, что они по-разному смотрели на развитие СССР. Один олицетворяет в этих байках русский коммунизм, другой — интернациональный коммунизм.

Как убеждённый марксист, Бронштейн (Троцкий) вслед за Лениным считал, что диктатура пролетариата вправе, с классовых позиций, требовать у крестьян продовольствия, экспроприировать выращенное ими зерно. Этот способ добывания продовольствия у крестьянства виделся им идеальным для промышленной индустриализации.

Классовое изымание произведённого крестьянством продовольствия, продажа его за границу и на полученную валюту наём иностранных специалистов, которые занимались постройкой флагманов советской промышленности, — такова придуманная Троцким схема.

«Репрессия для достижения хозяйственных целей, — писал Троцкий, — есть необходимое орудие социалистической диктатуры. <…> …государство, прежде чем исчезнуть, принимает форму диктатуры пролетариата, то есть самого беспощадного государства, которое повелительно охватывает жизнь граждан со всех сторон». (Троцкий Л. Д. Терроризм и коммунизм. М., 1920).

Это «самое беспощадное государство» для достижения своих хозяйственных целей и реализовал Сталин. Кстати, книга Троцкого «Терроризм и коммунизм» высоко ценилась самим Джугашвили.

Сталин стал лучшим и самым масштабным практиком советской тотальной трудовой повинности. Индустриализация была им проведена параллельно с жесточайшей коллективизацией крестьянства.

Сталинская индустриализация с помощью Запада

Сталинская индустриализация — крайне туманная и мифологизированная история. Обычно говорится то ли о 9000, то ли о 6000 предприятий, построенных при Сталине до войны, за 10 лет. Но никакого списка этих предприятий негде нет, сколько ни ищи.

В основном восстанавливались и модернизировались дореволюционные царские заводы, а крупнейшие новые предприятия проектировали и строили американские и европейские специалисты.

Кстати, к 1909 году в Российской Империи уже существовало 2153 фабрики и завода по обработке металлов и производству машин, 480 предприятий химического производства, 188 металлургических заводов, 317 предприятий нефтегазовой отрасли и др. (Список фабрик и заводов Российской Империи. 1912 г. СПб). При последовательном развитии имперской индустриализации к 1917 году предприятий стало значительно больше. Особенно развитие промышленности шагнуло вперёд во время Первой мировой войны.

При Сталине индустриализация производилась за счёт значительного снижения и без того невысокого уровня жизни всего населения. Карточная система к 1929 году была распространена практически на все важнейшие продовольственные товары. Со следующего года было запрещено свободное передвижение рабочих с одного предприятия на другое. На практике это означало введение жёсткого крепостного права, прикрепляющего рабочего к конкретному советскому предприятию. Практиковались принудительные переводы с одного завода на другой.

Советская пропаганда представляла индустриализацию примерно так же, как описывала Гражданскую войну. Военспецы, бывшие царские офицеры, вытащившие чисто военную составляющую победы красных, практически отсутствовали в официальных историях. Точно так же и зарубежные инженеры — реальные создатели сталинской индустриализации — проваливались в неисторическое небытие. Большевикам было не с руки признавать, что Гражданскую войну выиграли бывшие царские офицеры, а промышленность подняли из руин иностранные инженеры.

Над советской индустриализацией трудились крупнейшие западные фирмы и американские проектные бюро: Альберта Кана (521-й проект), Артура МакКи (Магнитка и другие), Freyn Engineering Corporation, The Coppers Corporation of Pittsburgh, General Electric, Demag AG, Krupp AG, German Koppers AG engineers.

Они планировали стройки, договаривались с западными подрядчиками, переводили всю документацию и чертежи из американской системы, с её ярдами и дюймами, в метрическую и руководили самими стройками. Все эти тракторостроительные заводы в Сталинграде, Харькове, Челябинске, Томске, автомобильные в Челябинске, Москве, Нижнем Новгороде, Самаре, самолётостроительные в Краматорске и Томске, станкостроительные и прокатные заводы и прочие, и прочие, и прочие, — все они строились почему-то буржуинами. Хотя официально советскому человеку рассказывали, что Страна Советов находится в жёстком кольце капиталистических врагов.

Западные кредиты советской стране

Советская индустриализация строилась по заветам Троцкого.

Коллективизация способствовала обдиранию крестьянства до нитки, зерно гналось за рубеж. Заготовки леса подстёгивали развитие лагерей. Зерно и лес гнали за рубеж, где под них давали кредиты, в валюте.

Из письма И.В. Сталина В.М. Молотову (не позднее 6 августа 1930 г.): «Договор с Италией — плюс. За ней потянется Германия. Кстати, как дело с германскими кредитами? Форсируйте вывоз хлеба вовсю. В этом теперь гвоздь. Если хлеб вывезем, кредиты будут» (Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925—1936 гг. М., 2001. С. 194).

За 1930—1933 гг. из СССР в Европу было вывезено не менее 10 млн тонн зерна.

Кредиты Западом действительно были выданы. Но всё это привело к невиданному массовому голоду 1932—1933 годов, унёсшему от 3 до 8 миллионов человек.

А кредитовали Страну Советов очень многие. Американские предприниматели Фаркуар (40 млн долларов) и Виктор Фриман (50 млн долларов), компания «Стандарт Ойл» (75 млн долларов), Германия (в 1925-м — 100 млн марок, в 1926-м — 300 млн марок, в 1931-м — 300 млн марок, в 1935-м — ещё 200 млн марок), Великобритания (ежегодно в конца 1920 —первой половине 1930-х по 20-25 млн фунтов стерлингов, в 1936-м — 10 млн), Чехословакия (в 1935-м — 250 млн крон), Италия (в 1930-м — 200 млн лир, в 1931-м — 350 млн лир), Швеция (в 1940-м — 100 млн крон). Все как на подбор капиталисты из капиталистов.

Почему это происходило? Вопрос, как говорил хитрый Ильич, «архисложный». Без открытия архивов той эпохи можно только гадать.

Капиталисты не менее большевиков любили и любят войны. У них свой глобалистский проект. Возможно, готовили новую мировую войну и промышленно развивали стороны этого нового конфликта. А параллельно зарабатывали…

 

Чужим умом счастливо не проживёшь

Для нас важнее понять другое. Марксизм, ленинизм и сталинизм — с падением СССР все они канули в Лету. Все жертвы социальных экспериментов со всеми их результатами оказались погребены под обломками неудавшегося советского проекта. Народ русский в результате большевистских рывков подорвал свои жизненные силы.

Но советское прошлое дало нам хороший урок, для умеющих извлекать из своих ошибок и трагедий пользу для будущего. Живя чужими идеями, всегда будешь играть в чужие игры. Играя в чужие игры, всегда проиграешь. Чужие правила игры для того и написаны, чтобы ты проиграл.

Маркс придумал атеистическое общество будущего — коммунизм. Ленин со своей партией захватил власть во время мировой войны и революционной смуты в России. Сталин, борясь с «великорусским шовинизмом», попытался построить в отдельно взятой стране отдельно взятую на Западе политическую утопию. Всё кончилось катастрофическим поражением в холодной войне с настоящим Западом.

Мы сидим вот уже тридцать лет, как былинный богатырь, на печи и маемся от внушённого нам нездоровья и несамостоятельности. И глубоко погружены в тоску-печаль неразрешимую: то ли нам вернуться на социалистическую дорожку и снова попробовать построить СССР номер два, то ли пойти по либеральной тропке и продолжить копировать лучшие «нормальные страны» Европы и Америки.

Счастья народного не будет ни там, ни там. Сколько бы раз мы ни пробовали жить чужим умом и ходить по чужим дорогам.

Царьград

АВТОРЫ, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ, Смолин Михаил Борисович

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».