• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

20.11.2019

К годовщине избрания на патриаршество митрополита московского Тихона

Автор:

Роман Билибин.

18 ноября 1917 года в Москве решением Всероссийского Священного Собора митрополит Тихон был избран Патриархом Московским и всея Руси.

Восстановление патриаршества в Российской истории, равно как и его предыдущее обретение и утрата имеют бесспорно не только прагматические, но и метафизические корни. Само наличие этого института в Русской Церкви, стало закономерным развитием не только русского национального самосознания, и русской цивилизации, но и провиденциально способствовало сохранению русского мира в эпоху тектонических сдвигов в нашей стране в 20 веке и его возрождения в новейшее время.

На Поместном Соборе в Москве 1448 года русскими архиереями, без одобрения со стороны Константинопольской Матери-Церкви, епископ Рязанский Иона избирается митрополитом Киевским и всея Руси (Центром Руси уже является по факту Москва, но титул имеет историческое звучание). Это становится началом автокефалии (независимости, самовозглавления) Русской Церкви. Катализатором этого процесса, становится уния (объединение с католиками, которые на Руси считались еретиками), подписанная в 1439 году представителями восточных православных церквей и Римской церкви и утверждённая императором Иоанном VIII Палеологом, в тщетных попытках спасти угасающую Восточную Римскую империю. Но увы, потеряв дух, вскоре в 1453 г. была утеряна и Империя. Константинополь пал.

В 1472 году в Москву прибывает Софья Палеолог, племянница последнего византийского императора Константина XI Палеолога, которая в тот же год становится женой великого князя Ивана Великого III

В 1480 году происходит Великое стояние на Угре, результатом чего молодая Московская Русь получает полную государственную независимость от наследников Империи Чингисхана.

Все это способствует формированию идеологии «Москва третий Рим», формированию мощной русской православной Империи, устремленной в будущее.

И хотя, после митрополита Ионы, Русская Церковь теряет контроль над своими епархиями, находящимися в Великом княжестве Литовском (это огромная часть русского мира, граница Московского княжества проходила по Оку и далее Угре. Тула и Калуга были передовыми пограничными городами), за стойкость в Православной вере и твердость в отстаивании государственных интересов  она  возвращает все обратно и становится центром всего Православного мира.

Именно в этот момент на Руси и устанавливается  патриаршество. Патриаршее достоинство было присвоено митрополиту Иову лично Вселенским патриархом Иеремией II (к тому времени Константинопольская Церковь отреклась от унии) в мае 1589 года (Иеремия прибыл в Москву 13 июля 1588 года), затем подтверждено соборами в Константинополе в 1590 и 1593 годах, о чём в Москву были посланы грамоты.

Это было значительное событие, так как институт патриаршества, а не просто главы церкви в ранге архиепископа, католикоса или митрополита, формировался в эпоху Вселенских соборов и означал высочайшее признание всей церковью значения этих кафедр, все из пяти (Римская, Константинопольская, Александрийская, Антиохийская и Иерусалиская) были связаны с деятельностью апостолов и были самыми знаковыми в ойкумене той эпохи.

Это стало первым в истории Церкви случаем, когда титул патриарха давался вне устоявшейся пентархии. По сути, для тогдашнего православного мира это было колоссальным прорывом. Свидетельство жизни Церкви и подтверждение значения единственного независимого на тот момент Православного государства.

Не случайно патриарх Александрийский Мелетий Пигас, авторитетный на Востоке канонист и богослов крайне резко оспаривал эти действия патриарха Иеремии, понимая, что пальма первенства, защиты и хранения Православия постепенно уходит в Москву – к варварам (как считали и до сих пор считают «образованные» греки).

Развитие идеи православной Империи – защитницы православных народов продолжилось и дальше. Россия благодаря этому императиву и, как следствие, высокой пассионарности общества выработало нововизантийскую модель государства и стало успешно расширяться, дойдя до Америки. Именно религиозный принцип, а не этнический по крови (предтеча расизма), лег в основу развития государства и отношения к народам ее населявшим, где все присоединяемые народы получали гражданство и права, в том числе религиозные. Православие получает роль государствообразующей религии и ее символ – Патриарх.

К сожалению, в России принцип синергии светской и церковной власти (император-патриарх) по подобию Восточной Римской Империи потерпел фиаско. Петр Великий упразднил патриаршество и, с одобрения Восточных патриархов, устанавил коллегиальное управление Русской Церковью учредив Святейший синод. Это антиканоническое по сути деяние, устроило во всех смыслах наследников Второго Рима, т.к. ослабляло Русскую Церковь. Ее бурное развитие и мощь, тенденции принять на себя роль полноправного центра мирового православия пугало ветхий Второй Рим. Петр Великий будучи по настоящему православным человеком действовал в данном случае исходя не из религиозных соображений, а из позиции максимально полного контроля за всеми сферами государства, что в краткосрочной перспективе давало положительные результаты, но в дальнейшем вело в проигрышу.

Во второй половине 19 века начинают звучать голоса о восстановлении патриаршества, слишком сильная зависимость церкви от государства, мешала во многом динамичному ее развитию, порой лишая сакральных основ.

Все это привело к тому, что император Николай II задумался о восстановлении патриаршества и назревших церковных реформах. В итоге, началась работа по подготовке к Поместному Собору.

Русская Церковь активно развивалась не только в Российской империи, но и по всему миру. Активно работали Японская, Корейская, Китайская миссии, Императорское православное палестинское общество на территории бывшей Римской империи. Большой успех имела миссия среди Ассирийской Востока (Урмийская миссия), активно налаживались контакты с коптской и эфиопской церквями на северо-востоке Африки (это территория Александрийского патриархата, но колличесво членов церкви всего несколько тысяч греков против десятков миллионов коптов и эфиопов). На пике развития русской полиэтнической Архиепископии в Северной Америке во главе с архиепископом Тихоном (Белавиным), велись переговоры с Англиканской и Епископальной церквями о сближении.

На этом фоне отстранение государя императора Николая II от власти стало полнейшей катастрофой. Глубины сатанинской злобы и человеческих страстей сносят всю архитектуру государства, страна подходит к гражданской войне, грядет жестокое убийство будущих святых царственных страстотерпцев.

В этой обстановке Русская Православная Церковь созывает Поместный Собор, который одним из первых своих актов восстанавливает патриаршество.

Избрание происходило в два этапа: тайным голосованием и посредством жребия. Наибольшее число голосов получили архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий), архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий) и Тихон, митрополит Московский. 5 (18) ноября 1917, после литургии и молебна в храме Христа Спасителя, старец Зосимовой пустыни Алексий (Соловьёв) вынул жребий пред Владимирской иконой Божией Матери, перенесённой из расстрелянного незадолго до того Успенского собора; митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) огласил имя избранного: «митрополит Тихон».

Таким образом, избранником оказался кандидат, набравший наименьшее количество голосов. В тот же день все архиереи-члены Собора собрались в Троицком подворье — резиденции Московских митрополитов. К наречённому Патриарху с речью обратился архиепископ Антоний (Храповицкий) (кандидат, набравший наибольшее число голосов), сказав, следующее:

«Сие избрание нужно назвать по преимуществу делом Божественного Промысла по той причине, что оно было бессознательно предсказано друзьями юности, товарищами Вашими по академии. Подобно тому, как полтораста лет тому назад мальчики в Новгородской бурсе, дружески, шутя над благочестием своего товарища Тимофея Соколова, кадили перед ним своими лаптями, воспевая ему величание, как Божиему угоднику, а затем их внуки совершали уже настоящее каждение пред нетленными мощами его, то есть Вашего небесного покровителя Тихона Задонского; так и Ваши собственные товарищи прозвали Вас патриархом, когда Вы были ещё мирянином и когда ни они, ни Вы сами не могли и помышлять о действительном осуществлении такого наименования »

7 ноября по ст. стилю наречённый Патриарх отбыл в Троице-Сергиеву лавру, где пробыл несколько дней, где он молился в сердце Православной Руси, понимая какой крест возложил на него Господь.

Интронизация состоялась 21 ноября 1917 года (4 декабря по н. ст.) в кремлёвском Успенском соборе, в праздник Введения Пресвятой Богородицы.

Бесспорно, это был выбор, сделанный Небесами. В этой сложнейшей обстановке, когда Церковь раздиралась не только внешними, но и внутренними врагами, когда Русская Церковь становится единственным оплотом всего русского народа, а Патриарх его отцом и наставником вместо государя, во главе церкви должен был стать не обычный человек, подготовленный с самого рожденья промыслом Божьим к этой миссии – и им по праву был святой Тихон (Белавин).

С сожалением приходится констатировать, что отстранение от власти Российского православного монарха, и последовавшая его мученическая кончина, привели к тому, что представители «второго Рима» — греческих исторических церквей и особенно Мелетий (Метаксакис) – патриарх Константинопольский, архиепископ Афинский и патриарх Александрийский воспользовавшись ослаблением «третьего Рима» стали разрушать созданное Русской Церковью по всему миру, поддерживать обновленчество связанное с безбожными властями в исторической России, заложили основы разделения в Православие в одностороннем порядке введя новый стиль и иные нововведения, стали закреплять при поддержке англичан территорию всей Африки за Александрийским греческим патриархатом (а этого не было исторически), претендовать на всю русскую диаспору и наши миссии по всему миру. В этих тяжелейших условиях Патриарх Тихон и после Великой Отечественной Войны Патриарх Алексий 1 стали символами русского национального единства и цивилизации. С воссоединением Русской Православной Церкви за границей при патриархе Алексии II с Русской Православной Церковью и воссоединении при патриархе Кирилле отторгнутого Константинопольским патриархатом Западноевропейского экзархата Русской Церкви процесс объединения русского мира вокруг Патриарха Московского и всея Руси завершился и теперь именно Патриарх является символом надежды на сохранение и развитие русской цивилизации в будущем.

 

ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».