ПУБЛИКАЦИИ

23.08.2017

К ВОПРОСУ О РУССКОМ КОНСЕРВАТИЗМЕ

В условиях усиления международных санкций по отношению к России со стороны прежде всего США и ряда других стран, когда фактически идет проверка на прочность российской государственности, перед обществоведами встает задача выработки таких ориентиров в общественном сознании, которые способны укрепить основы российского общества. Представляется, что в качестве таковых наиболее приемлемой является патриотическая идеология, основанная на православии, традиционализме и рыночной экономике. Иными словами, все вместе это можно назвать «русский консерватизм».
Разумеется, говоря о русском консерватизме, мы неизбежно зададимся вопросом – а что, собственно говоря, представляет из себя русский народ, составляющий, как известно, большинство в современной России и являющийся государствообразующим. Каково его положение в нашем общем доме, называемом Россия, и как к нему относятся во властных эшелонах? Здесь можно ответить одним словом – да никак. Можно сказать, что отношение к русскому народу сегодня – как к чему-то несуществующему. Постоянное замалчивание «русского вопроса», неупотребление самого слова «русский» первыми лицами страны начинает все больше и больше беспокоить представителей общественности.
К сожалению, это является продолжением давней линии на «обезличивание» русского народа, конструирование в отношении его разного рода мифов. Так, например, в сталинский период идеологами ВКП(б) пропагандировался миф о русском народе как «старшем брате» в братской семье советских народов. В постсоветский период либерально-демократические СМИ выхолостили истинное содержание этого мифа и трансформировали его «с точностью до наоборот». В сталинский и постсталинский периоды этот миф служил идеологическим подспорьем для перекладывания на русских, как на «старшего брата» всех основных общегосударственных тягот. Постсоветская пропаганда вывернула эту печальную реальность наизнанку и стала утверждать об «угнетении» русскими в СССР других народов с требованиями для последних разнообразных «компенсаций».
Между тем, в составе РСФСР после Великой Отечественной войны колхозное крестьянство в русских регионах платило наиболее тяжелый сельхозналог в сумме в 3-5 раз больше, чем, например, в Якутской и Тувинской автономных республиках или в Узбекской ССР. И это при том, что по русским регионам в европейской части СССР огненным смерчем прошла война, в то время как территории названных республик война миновала. Таким образом правящая элита СССР выпестовала привычку к национально-экономическому паразитизму в отношении русского народа со стороны ряда других народов РСФСР и СССР. Это нередко проявляется и в настоящее время, поскольку уже вошло в их этнические стереотипы и наблюдается на бытовом уровне.
Число разнообразных примеров во всех областях жизни так велико, что нет возможности их даже перечислить. Но из них со всей очевидностью следует вывод, что русский народ в настоящее время ослаблен до предела, и в этом немалую роль сыграла политика двойных стандартов со стороны государства на протяжении всего советского периода. Ослабление и истощение русских как народа, всех его ресурсов — духовно-нравственных, экономических, культурных, демографических и т.д. и т.п. — настолько очевидно, наглядно и лежит на поверхности, что не требует специальных доказательств. Русские сегодня находятся, по существу, в состоянии многолетней прогрессирующей деградации.
Советский социализм с его всеобщей государственной собственностью, диктатом одной партии и уравнительным принципом распределения потерпел крах, сокрушив при этом государство. Но форсированная капитализация страны, попытки либеральных преобразований по западным стандартам также оказались непригодными для России и, более того, раскрутили маховик уничтожения русского народа как государствообразующего.
В этих условиях гражданским долгом российских политологов является акцентирование внимания общественности и властных структур на пагубности подобного развития событий. Но, к сожалению, мы сталкиваемся с тем, что некоторые известные специалисты, напротив, вводят общество в заблуждение, выдвигая нелепые теоретические конструкции. И здесь в качестве примера можно назвать позицию В.А. Тишкова, члена-корреспондента РАН, директора Института этнологии и антропологии РАН, выраженную во многих его трудах.
В качестве основополагающего тезиса В.А. Тишков развивает идею о формировании в российском обществе общероссийской идентичности и значимости этого феномена. Саму по себе постановку задачи формирования общероссийской идентичности как пути снижения межнациональных и межэтнических противоречий, казалось бы, можно было только приветствовать. Но в дальнейших рассуждениях автора не видно конкретных политических механизмов претворения этой идеи в жизнь. Может быть он предлагает в качестве таковых упразднение национально-государственных образований, которые стоят на пути формирования общероссийской идентичности? Нет, нигде в его работах эта проблема даже не затрагивается. А ведь без этого все рассуждения о формировании общероссийской идентичности являются не более чем политической маниловщиной. Призывы В.А. Тишкова к формированию общероссийской идентичности по сути дела сводятся к предложению русским отказаться от своей идентичности и значиться просто россиянами. Заметим, что это предлагается только русским, а не татарам или, допустим, чеченцам. Понятно, как бы они отреагировали на подобное предложение. Вся беда в том, что все рассуждения В.А. Тишкова вступают в противоречие с реальными политическими событиями, когда сегодня происходит буквально взрыв этнического самосознания.
Так к чему призывает В.А. Тишков русский народ? Чем это может обернуться в конечном счете для российской государственности?
Отсутствие самоопределения русского народа в своих национальных целях по праву можно отнести к одной из наиболее болезненных проблем современной России. И это проблема не только русского народа, но и главный раздражитель для других народов России. Действительно, когда ведущий не знает, куда он идет, начинается самоопределение ведомого в своих целях и задачах, что в конечном счете и содержит угрозу самому государству, объединяющему эти народы.
Многие трагические события XX века для русского народа и других народов, некогда входивших в Советский Союз, были вызваны тем, что в годы большевизма и распада СССР в 90-е годы из российской государственной политики была «вытравлена», как говорится «каленым железом», идея русскости этой государственности. Тем самым был утерян главный ориентир, скреплявший некогда российское государство, он был заменен показавшей свою несостоятельность идеей советского народа, а затем идеей «многонационального» российского государства, которая и сегодня может привести к новому развалу.
Если обратиться к многовековой истории Российского государства, то нельзя не видеть, что успешность его развития в прошлом во многом была обусловлена тем, что Россия в определенной степени позиционировала себя как государство русского народа. Именно отход от этого обернулся в XX веке катастрофой. Вот почему представляется важной необходимость более четкого определения как в общественном сознании, так и законодательно роли русского народа как государствообразующего, который несет ответственность как за единство и целостность страны, так и за ее будущее.

Доктор политических наук, профессор С.В. Передерий

На заглавной иллюстрации к статье: Россия... одна шестнадцатая СССР.

ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».