• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

20.10.2019

Как Аляска стала американской

Автор:

Олег Ракитянский .

18 октября 1867 года Аляска официально перешла под юрисдикцию США

Инициативу по продаже далёкой восточной территории России – Аляски в строго конфиденциальной обстановке впервые огласил генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Муравьев-Амурский в 1853 году. Весной, он представил Николаю Iсвои письменные соображения о необходимости развития позиций России на Дальнем Востоке посредством укрепления отношений с Северо-Американскими Соединёнными Штатами (САСШ. В 1933 году они были переименованы в США) в условиях политического обострения с Великобританией и Францией.

Н. Муравьёв-Амурский обосновано предполагал скорое политическое обострение между европейскими странами, то есть Россией и объединённой Европой и заявлял, что защитить эти территории Россия не сможет. Русское население на Аляске составляло тогда, по разным подсчетам, от 600 до 800 человек. Креолов насчитывалось около 1,9 тысяч, алеутов — немногим менее 5 тысяч. В то же время на этой территории проживало 40 тысяч индейцев тлинкитов, которые не считали себя подданными России. Больше того, финансируемые британцами, французами и испанцами они неоднократно предпринимали вооружённые вылазки на поселения русских, уничтожая наших граждани их имущество. Власти в Санкт-Петербурге отнеслись к записке Н. Муравьева-Амурского с пониманием, его доводы и предложения по укреплению позиций Империи в Приамурье и на острове Сахалин детально были изучены с участием Великого князя Константина Николаевича и членов правления Российско-американской компании, созданной в 1799 г. на частные средства сибирских промышленников и охотоведов. Одним из конкретных итогов этой работы было повеление Императора от 11 (23) апреля 1853 года, разрешавшее Российско-американской компании «занять остров Сахалин на тех же основаниях, как она владела другими землями, упомянутыми в её привилегиях, с тем чтобы не допускать на Сахалине никаких иностранных заселений».

Однако события Крымской войны и последующая внезапная смерть Николаю I приостановили рассмотрение этого вопроса. Возвращение к проблеме «продажи» российской территории состоялось в 1857 году после тяжёлого поражения России на фронтах Крымской кампании, что нельзя было сказать об обороне нашей военной базы в г. Петропавловске в августе 1854 г. Тогда защитники русского форпоста отразили попытку десантной операции британо-французских войск и 24 августа скинули неприятеля в море. В ноябре 1854 года весть о победе русских над британцами и французами облетела мир и явилась некой моральной компенсацией за потери под Севастополем.

По этой причине, а также памятуя о злопамятстве, коварстве и мстительности британцев, дабы не спровоцировать их на очередную подлую интервенцию на Востоке Империи, Константин Николаевич вернулся к этой теме и через министра иностранных дел А. Горчакова направил письмо брату. Александр II в ответ начертал на послании, что «эту идею стоит сообразить». Но, как и в прошлый заход, она была отложена в «долгий ящик» в связи с началом коренных реформ в Империи, ознаменовавших процесс освобождения державы от «внутренних оков».

И только в 1867 году по настоянию государственного секретаря (министр иностранных дел) САСШ У. Сьюарда начались переговоры о судьбе Аляски. 28 декабря 1866 года этот вопрос обсуждался на особом заседании в МИД России, проходившем при участии Императора, Великого князя Константина, министра иностранных дел А. Горчакова, министра финансов М. Рейтерна, управляющего морским министерством Н. Краббе и русским посланником в Вашингтоне – Эдуардом Стекелем. Необходимость в проведении переговоров об Аляске была вызвана позицией Великобритании, которая предъявила свои права на данную территорию, располагая соседними регионами в Канаде: Британская Колумбия и Новая Шотландия. Промедление становилось подобно преступной беспечности, которую могла себе позволить лишь мировая держава, которой мы в тот период не являлись. Третий Карфаген – Лондон (если есть Третий Рим, то существует и Третий Карфаген, который должен быть уничтожен) не упустил бы случая циничным путём организовать агрессию, подкупив индейских вождей, и захватить Аляску.

В 4 часа утра 30 марта 1867 года был подписан договор о «продаже» Россией Аляски государству САСШ за 7,2 млн долларов (11 млн царских рублей). В числе уступленных по договору Россией территорий на Североамериканском континенте и в Тихом океане были: весь полуостров Аляска, береговая полоса шириной в 10 миль южнее Аляски вдоль западного берега Британской Колумбии; архипелаг Александры; Алеутские острова с островом Атту; острова Ближние, Крысьи, Лисьи, Андреяновские, Шумагина, Тринити, Умнак, Унимак, Кадьяк, Чирикова, Афогнак и другие более мелкие острова; острова в Беринговом море: Св. Лаврентия, Св. Матвея, Нунивак и острова Прибылова — Сен-Пол и Сен-Джордж. Вместе с территорией САСШ передавалось все недвижимое имущество, все колониальные архивы, официальные и исторические документы, относящиеся к передаваемым территориям.

Перечень территорий важен тем, что в послевоенном противостоянии САСШ и Великобритании в 1863 г., в которой Великобритании было нанесено очередное политическое поражение; Россия, прекрасно осведомлённая по поводу хищнической сущности нового Карфагена, намерено «продала» САСШ территории, которые в перспективе могли быть захвачены бритами и использованы в качестве плацдармов для вооружённой и иной агрессии против САСШ и России.

Представляется, что данные внешнеполитические обстоятельства, ослабленной и униженной по результатам Крымской войны нашей Империи и были поставлены во главу угла при принятии решения о передаче в цессию (!) территории Российской Аляски. Для внимательного, русского, православного читателя ещё раз подчеркнём не «продажи», но «цессии» (передачи право цессии – владения, пользования и распоряжения в отношении должника, якобы, которым выступила Российско-американской компании) в пользование иному кредитору. То есть Российская Империя пошла на временное отторжение своей территории в пользу САСШ под давлением внешних политических обстоятельств, могущих перерасти в вооружённый конфликт с самым могущественным на то время государством – Великобританией. Исход противостояния с ней был заранее предопределён, памятуя поражение в Крымской войне1855 года.

Имеется ещё один аргументированный довод в пользу положительной оценки решения о сдачи в «цессию» (во временное пользование) Аляски. Подписание договора «цессии» состоялось 30 марта 1867 года в Вашингтоне. Территория площадью 1 миллион 519 тысяч км² была продана за 7,2 миллиона долларов золотом, то есть по 4,74 доллара за км². Но, куда более плодородная и солнечная Французская Луизиана, купленная американцами у Франции в 1803 г., (обошлась бюджету САСШ «несколько» дороже – примерно по $7 за км²). Сейчас – это сердцевина территории США от Канады до Мексиканского залива. А мы, сдали в «цессию» (а не продали) то, что к жизни по-настоящему было тогда не пригодно. О «золотой лихорадке» тогда никто ничего не знал так же, как и о том, что залежи полезных ископаемых климатически сурового региона составляют значительные объёмы, но их добыча и переработка может привести к нерентабельности всего производства.

Не стоит также забывать, что и САСШ к тому времени активно осуществляла экспансионистскую политику в отношении своих соседей. В 1840-е годы доктрина Монро и призывы к континентальной солидарности послужили прикрытием для присоединения к США более половины тогдашней территории Мексики (нынешние штаты: Техас, Калифорния, Аризона, Невада, Юта, Нью-Мексико, Колорадо) в результате американо-мексиканской войны 1846—1848 годов. Собственно, и сама доктрина появилась на свет, чтобы узаконить «пиратские» аппетиты недавно появившегося, агрессивного государственного образования. Поэтому приходилось считаться с возможностью отторжения Аляски под надуманным предлогом несмотря на оказанную помощь в войне за независимость с Великобританией в 1863 году.

Ещё одним аргументов в пользу уступки Аляски служит мнение известных специалистов о том, что договор был взаимовыгодным результатом осуществления американских геополитических амбиций и основанного на трезвом расчёте решении Императора сосредоточить усилия на освоении Приамурья и Приморья, присоединённых к Российской Империи в 1860 году. Опять же напомним – в условиях проведения судьбоносных реформ в государстве, после тяжёлого поражения в войне.

Данная ретроспективная версия развития событий не лишена оппонирующих доводов. А именно:

1. Отсутствие в договоре цессии – сроков. То есть здесь отсутствует традиционный для русских дипломатических трактатов оборот «на вечные времена»;

2. Проведение переговоров с декабря 1866 по март 1867 годовв тайне от Российско-Американской компании, на которую и возложили все финансовые и иные обязательства в расчётах с САСШ;

3. Явная, меркантильная заинтересованность представителей российской стороны. О планируемой сделке не были поставлены в известность: Председатель совета министров князь П. Гагарин, министр внутренних дел П. Валуев, военный министр Д. Милютин, которые узнали об этом из газет. Раз их обошли стороной, значит, они были бы против или же не хотели с ними «делиться», как сказали бы сейчас по причине «конфликта интересов», а проще – коррупции;

4. О том, что она имела место быть свидетельствует факт оформления 1 августа 1868 года в казначействе САСШ именного чека на сумму в 7,2 млн долларов на российского поверенного в делах в Вашингтоне Э. Стекля. Из полученных наличными денег около 160 000 рублей (очень большая по тем временам сумм) были переданы Э. Стеклю для «решения» вопроса по голосованию в сенате в пользу сделки. К этому следует добавить, что русский посол был женат на американке (?!), родственники которой занимали солидные должности в правительстве САСШ и тоже были не менее заинтересованы в «конфликте интересов»;

5. Были нарушены права владельцев Российско-Американской компании, которая осваивала и управляла нашими заокеанскими территориями. Председатель комитета министров П.Гагарин в 1867 г. прямо указывал на незаконность этой сделки: «Продажа колоний и без того совершилась на условиях, осуществление которых прямо нарушает коренные законы об имущественных правах русских подданных». По убеждению князя П. Гагарина, правительство «нарушило все законные права собственности своих подданных и отняло права по Высочайше утверждёнными между ним и Русскою Акционерною Компаниею обязательствам».

Можно и далее перечислять все «за» и «против» этого соглашения и тешить себя тщеславной надеждой вернуть Аляску. Однако изменить прошлое не представляется возможным в силу обидных обстоятельств. Все документы по истории Аляски в том числе и по её уступке, были переданы САСШ после чего вскорости исчезли, и обнаружить их никому из исследователей или специалистов так и не удалось. Закономерно мнение, что американская сторона, не желая возвращать Аляску, полученную в 1867 году во временное владение, умышленно уничтожила все документы и таким образом обезопасила себя от политических осложнений, судебных исков и финансовых издержек. Точно также, как и исчезнувшие документы Федеральной резервной системы США, при создании которой в декабре 1913 года около 70% инвестиций составили денежные средства Российской Империи со сроком погашения через 100 лет.

Что касается денежных средств, поступивших в результате уступки Аляски. В Российском государственном историческом архиве содержится документ Департамента государственного казначейства. В нём указано: «За уступленные Северо-Американским Штатам Российские владения в Северной Америке поступило от означенных Штатов 11.362.481 руб. 94 коп. Из числа 11.362.481 руб. 94 коп. израсходовано за границею на покупку принадлежностей для железных дорог: Курско-Киевской, Рязанско-Козловской, Московско-Рязанской и др. 10.972.238 руб. 4 коп. Остальные же 390.243 руб. 90 коп. поступили наличными деньгами».

АВТОРЫ, ИСТОРИЯ, Олег Ракитянский, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».