• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

03.11.2019

Как наказывать жену, давшую пощёчину мужу: «Охранным ордером», штрафом или сразу тюрьмой?

Автор:

Михаил Смолин.

«Семейное насилие» — рычаг давления на Россию. Выделять насилие в отношении женщин отдельно в нашем законодательстве есть начало гендерной войны, концом которой будет разрушение страны

Одна моя знакомая рассказывала мне, как в молодости «домашними средствами» легко исцелилась от «семейного насилия». Когда она вступила в брак, то была молода, красива, элегантна и, видимо, довольно странно воспринимала роль женщины в семье. Она любила мужа. Муж был без ума от неё. Но ей казалось, что женское поведение в семье время от времени необходимо разнообразить образом этакой стервы, которой всё не так и всё не этак. Её избранник был этакий увалень, как обычно говорят про мужчин, которые могут быть прекрасными и невозмутимыми людьми, но их облик часто описывают как «чуть красивее обезьяны».

Так вот в периодически примеряемом в семейной жизни образе стервы моя знакомая считала интересным и возможным доходить до пощёчин своему мужу. Причём не в ситуации понятной аффектации, скажем, в случае измены или при реакции на словесное оскорбление. А просто так. Как некоей части стервозного образа.

Раз пять-шесть, может быть, чуть больше, может, чуть меньше, оплеухи прошли вполне «успешно». Женское самоощущение росло. Мужское, видимо, поначалу было удивлено и терпело. Но в какой-то очередной раз проявления нетрадиционного «женского внимания» моя знакомая неожиданно получила ответную пощёчину. По своему рассказу, она «улетела» на близстоящий диван. И тут совершилось то чудо, которое происходит в нормальной семейной жизни непременно, если жена любит мужа, а муж любит жену. Чаще всего это происходит на уровне психологии, а не так, как в нашей истории. Люди притираются друг к другу, часто сложно, но каждый обретает своё полноправное место в общем семейном союзе. Если, конечно, хочет его сохранить как жизненную ценность.

Знакомая моя полностью исцелилась от своего «насилия» и увидела в своём муже «не тупиковую ветвь эволюции», «классового семейного врага» или «агрессора». А человека, который может как терпеть, так и вразумлять, открывать глаза на неадекватное поведение.

Познакомился я с ней лет через двадцать после описываемых событий. И должен сказать, что сложнее всего было поверить, что она когда-либо вообще примеряла на себя образ стервы и занималась «насилием».

Нужно ли было мужу вмешивать государство, чтобы наказать жену за насилие? Требовать себе «охранный ордер»? Штраф? А может, жене надо было после вразумления отправить мужа в свою очередь за решётку? Или лучше, чтобы гендерные общественники вмешались, и государство наказало бы обоих?

Конечно, всё это абсолютно лишнее. Люди бывают очень экспрессивны. Начало семейной жизни бывает очень эмоциональным. Я знаю многодетных родителей, которые даже дрались между собой от избытка чувств поначалу. Избежать в семейной жизни проблем, столкновений темпераментов, разницы воспитания практически невозможно. Мужчины и женщины очень разные. И именно это притягивает их друг ко другу. А создать из двух разных половинок семейное единство — не простая задача, которую не поможет решить ни государство, ни Уголовный кодекс и никакие женские правозащитные организации. Они могут только всё испортить своим плоским подходом к тончайшей проблеме взаимоотношений мужчины и женщины в семейной жизни. Разметать всё вокруг, как слон в посудной лавке. Семья должна оставаться крепостью для мужчины, женщины и их детей. Крепостью, недоступной ни для всевозможных общественников, ни для государства. Кроме крайних случаев, строго описанных в Уголовном кодексе.

«Бейте, платите штраф, вы не преступники, а просто правонарушители».

Нередко можно услышать следующую сентенцию, что, мол, после декриминализации насильственных действий, не повлёкших последствий, теперь можно «бить кого хочешь, лишь оплачивая штрафы». Мол, «семейное насилие» теперь низвели до уровня неправильной парковки автомобиля. И там, и там «грозит» штраф лишь в пять тысяч рублей.

Это либо очень поверхностный, либо прямо неверный взгляд, преследующий сугубо пропагандистские цели. Никто не отменял ни 116 статью, ни 115 статью УК РФ о наказании за побои и насилие.

Напомню текст обоих статей:

УК РФ Статья 115. Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью: «Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх месяцев, либо обязательными работами на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырёх месяцев» (пункт 1).

УК РФ Статья 116. Побои: «Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлёкшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса… наказываются обязательными работами на срок до трёхсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет».

Декриминализация коснулась только насильственных действий, «не повлёкших последствий, указанных в статье 115 Уголовного кодекса». Да и то только для первого раза.

Но это не значит, что даже и такое, уголовно не преследуемое, насилие остаётся ненаказанным. Нет. Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ Статья 6.1.1. Побои) за подобные деяния предусматривает: «Наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до тридцати тысяч рублей, либо административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок от шестидесяти до ста двадцати часов».

Рецидивисты же, подвергнутые этому административному наказанию и решившие в дальнейшем продолжать насильничать, подлежат наказанию уже по Уголовному кодексу, по статье 116.1. Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию: «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлёкших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса и не содержащих признаков состава преступления, предусмотренного статьёй 116 настоящего Кодекса, лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние, наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх месяцев, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трёх месяцев».

Более тяжкие составы преступления, как, например, «Истязания», то есть «причинение физических или психических страданий путём систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями» наказываются ещё жестче — «ограничением свободы на срок до трёх лет, либо принудительными работами на срок до трёх лет, либо лишением свободы на тот же срок». А если в группе или в отношении группы, то до семи лет тюрьмы.

Насилие должно наказываться вне зависимости от того, в отношении кого оно было совершено

Наказания за разнообразные составы преступления, связанные с насилием, прописаны очень подробно в системе государственного наказания. И не требуют выделения специального «семейного насилия» в отдельную статью. Совершенно не важно, где происходит насилие: дома, в бане, на производстве, в семье или в коллективе, между друзьями или вовсе не знакомыми людьми.

Насилие может градироваться только по степени нанесения вреда тому, кто подвергается насилию, а не по его половому или профессиональному происхождению. И разница между правонарушением и уголовно наказуемым преступлением только в степени тяжести совершённого антиобщественного деяния. Они в юридической науке не противополагаются.

Специально «домашнее насилие» выделять не нужно и даже опасно. Есть просто насилие, и оно должно наказываться соответственно закону. Никакие «охранные ордера», никакие дополнительные термины «агрессор» или «жертва» не добавят к сути противодействия насилию как таковому ничего полезного.

Любые реабилитационные центры, в том числе и связанные с темой насилия, могут и должны развиваться вне зависимости от законов, от преступлений и наказания.

Ведь реабилитационные центры бывают самые разнообразные. Есть и военные, и детские, и профессиональные, и какие угодно другие. Давайте введём законы о «военном насилии», о «детском насилии», о «профессиональном насилии», о «начальственном насилии», о «психологическом насилии», о «насилии богатых над бедными» (получится вариант «классовой борьбы»), о «межнациональном насилии» и наплодим тысячи других градаций. Это будет чистейшая, дистиллированная юридическая глупость. Глупость, которая приведёт только к юридической путанице.

Эта тема способна будет поссорить всех со всеми в нашем обществе. Люди перестанут друг с другом говорить и договариваться, а будут тащить свои межличностные проблемы в суд. Суды и сейчас завалены делами, а так принуждены будут окончательно остановить свою деятельность. Как уличные пробки в час пик. Ведь и сейчас, без этих реформ, правосудие и так с трудом функционирует в нашей демократии. А станет вовсе не достижимым для простого человека.

Общество погрузится в вязкое болото ещё судебных тяжб по бесчисленным домашним склокам. И не только между мужьями и жёнами, а ещё и между родителями и их детьми, свёкрами, тёщами, свекровями, золовками, деверями и прочая.

Суды просто не потянут все эти семейные разборки, если будут их рассматривать. Пойдут суды по поводу насилия от ругани, от грязных носков, лишних семейных трат, всевозможного психологического, морального, музыкального, возрастного, воспитательного и прочего насилия. Общество погрузится в войну всех против всех. Разучится вовсе общаться друг с другом без посредства правоохранительных органов и суда.

***

Вывод. Необходимо не допустить введения терминов «домашнее насилие» или «семейное насилие» в наше законодательство. Это ключик для входа всевозможных посторонних структур в семью и дальнейшего разрушения этого важнейшего института общества.

Если это антисемейное вторжение произойдёт, то будет далее расширять этот занятый плацдарм. Все эти новомодные западные подходы будут вмешиваться в дела воспитания и обучения родителями своих детей, называя это «насилием в отношении детей», внедряться в общий ход семейных дел, указывая, что и как делать мужу, жене и детям, во что верить, как думать, что есть, как рожать и т. д.

Совершенно не нужно выделять насилие в отношении женщин в специальное законодательно прописанное «семейное насилие». Понятие «насилие» и все его проявления в отношении любого человека, будь то женщина или мужчина, уже досконально описаны в Уголовном кодексе. Выделять насилие в отношении женщин — это и есть гендерная, межполовая война, раздувание которой надо остановить в нашем обществе на этом этапе. Нам только не хватало прибавить ещё внутрисемейные войны к уже существующим проблемам, и тогда наши враги возьмут нас уже голыми руками. Никакие ракеты не помогут. Суверенитет семьи должен быть охранён в полном объёме.

АВТОРЫ, АНАЛИТИКА, ПУБЛИКАЦИИ, Смолин Михаил Борисович

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».