• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

02.10.2019

Как присоединять земли: уроки Ивана Грозного

Автор:

Алексей Селиванов.

2 октября 1552 войско Ивана IV Грозного взяло Казань. Казанское ханство было присоединено к России.

Ещё до Ивана Грозного Россия была самой крупной страной в Европе. Но при Иване Васильевиче собирание русских земель пошло особенно активно. И далее уже не прекращалось вплоть до 1917 года. Царь увеличил территорию России вдвое, а население – в полтора раза. К концу царствования Ивана IV, Россия стала больше всех остальных стран Европы, вместе взятых. И, начиная от Грозного, каждый последующий русский государь оставлял своему наследнику территорию большую, чем принимал от своего предшественника на троне.

Любое собирание земель таит в себе немало сложностей. Современная Россия заметно уступает в размерах территории Российской Империи начала ХХ века, но, тем не менее, национальные конфликты в ряде регионов время от времени угрожают перейти в неконтролируемую фазу.

Тысячелетнюю Россию многие недооценивают, а то и прямо сознательно демонизируют. Мол, она была царством отсталости и мрака, «тюрьмой народов».  На деле же многое тогда было устроено более справедливо и разумно, чем даже сейчас. Характерно, что в своём расширении, наше Отечество выступало не агрессором, а защитником многих народов, принося с собой на новые земли мир и порядок.

Так произошло и в истории с Казанским ханством. Русские раньше платили дань Орде. Но не потому, что Русь была менее развита культурно или государственно. Наши предки подчинились грубой силе, свою роль сыграла феодальная раздробленность русских княжеств. Но, по сравнению с ордынцами, Русь была передовой страной. Это доказали, в том числе, и походы Ивана Грозного на осколок Орды – Казанское ханство. С 15 века Казанское ханство оказалось в том же состоянии раздробленности, которое уже пережила Русь за два с половиной века до того.

Как сказали бы сегодня, Казанское ханство было многонациональным государством. Кроме татар, там жили (как живут сейчас в Татарстане) ногайцы, башкиры, мордва и чуваши. Народы эти имеют давний опыт сосуществования с русскими, и находиться в составе России для них было значительно удобнее и естественнее, чем под властью исламского государства – осколка Орды.

Кроме того, для русского государства взятие Казани было жизненно важной необходимостью – ханский режим был грабительским и рабовладельческим. Ханство совершало ежегодные набеги на русскую землю и торговало потом захваченными в набегах рабами на рынках Крыма и Каспия. Между прочим, ещё до взятия Казани, в ходе переговоров, послы Ивана VI выдвигали требование освободить всех русских пленников, которые томились в неволе. А было их, ни много ни мало,  не менее ста тысяч человек.

Успеху операции против Казани помогли местные татары и чуваши, которые обратились к союзнику русского царя, хану касимовских татар Шаху-Али (Шигалею). Об этом сообщает Лицевой летописный свод.  Ещё до похода царя Ивана, чуваши просили принять их в русское подданство.

Интересно, что Иван Васильевич начал свои казанские походы сразу же после того, как занял трон, совсем молодым. И сам, как полководец русского войска, проявил недюжинный военный талант. Причём, не только на поле боя, но и в общей организации всей кампании. Первый поход царь провел в 1547—1548 годах. Видя, что русское войско понесет ненужные потери из-за тяжелых погодных условий, царь решил тогда отойти. Целью второго похода, 1549—1550 года, было возведение плацдарма в 30 километрах от Казани, города Свияжска. Уникальная деревянная крепость, со стенами, башнями и обязательным православным храмом, была построена в Угличе. Затем разобрана, каждое бревно пронумеровано, и крепость сплавили по Волге. В стратегическом месте, у впадения в Волгу Свяиги, город-крепость был собран за четыре недели.

В победу русского государства огромный вклад внесли казаки. В составе войска, отправившегося в 1552 году под Казань, было от 7 до 12 тысяч казаков. Более двух тысяч казаков прикрывали переправы от возможного удара в спину ногайских отрядов.

Но, поскольку войско во главе с царем находилось под Казанью, сердце Руси оставалось слабо защищенным. И этим не преминули воспользоваться крымские татары под командованием хана Давлет-Гирея. Крымцы дошли до самой Тулы, видя лишь небольшие казачьи разъезды. Оказалось, что казаки просто заманивали крымского хана. А под Тулой Давлет-Гирей был окружён казаками и вдребезги разбит.

Проявило себя казачество и у стен Казани, навсегда вписав свои имена в летопись славных дел отечественной истории. Дело в том, что взятие столицы ханства в 1552 году стало первым зафиксированным в русской истории случаем применения организованных по всем правилам саперных работ. Воины царя и казаки насыпали земляные туры в 50 саженях от стен, провели несколько подкопов и минами взорвали казанские стены в нескольких местах.

По завершении осады Иван Грозный приказал одарить казаков сокровищами, взятыми в городе, но «донцы ничего того не взяли, а просили, чтоб только пожалованы были рекою Доном до тех мест, как им надобно», что и было сделано. Грозный царь утвердил за казаками реку Дон «во веки веков».

Следует отметить, что Иван Васильевич запретил резню, когда его войско ворвалось в город. Царь понимал, что Казань – не чужой город, а полноценный участник создания русского государства.

И это неудивительно. Периодически казанские национал-экстремисты пытаются представить взятие столицы и присоединение ханства, как национальное угнетение и чуть ли не геноцид русскими татар и прочих народов. Поэтому необходимо всякий раз напоминать, что было на самом деле. А на самом деле русских в войске Грозного было не более трети. Трое из семи воевод Ивана были татары. Самих же татар – ногайских, московских, нижегородских и местных, казанских, было почти половина от всего войска. Не только русских царь считал их своими подданными, но и татары считали своим русского царя!

Вообще, нам стоит поучиться у русских государей не только собиранию земель, но и национальной политике. Подчёркнутое уважение ко всем народам, интеграция сословий этих народов в состав русского государства. Побеждая, никто не запрещал ни местной веры, ни народных традиций. Но и никто из интегрированных в Русь народов не ставил под сомнение ни единство русского государства, ни место в нем православного христианства, как государственной религии, ни роль «Белого Царя», как защитника веры и суверена – бесспорного верховного арбитра над всеми народами.

АВТОРЫ, Алексей Селиванов, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».