• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

26.02.2020

Как сгинела Польска

Автор:

Олег Ракитянский.

26 февраля 1832 года Польша становится составной частью Российской Империи, лишается собственной армии и сейма.

После Отечественной войны 1812 г. и сражений с войсками Наполеона в Европе большая часть герцогства Варшавского (так называлась территория бывшего польского королевства после третьего раздела страны в 1795 году) оказалась в составе Российской Империи, согласно соглашению, заключённому странами-победительницами на Венском конгрессе 1815 г. (другие части Речи Посполитой вошли в состав Австрийской Империи и Пруссии).

В соответствии с решением конгресса эта территория признавалась отдельным государством (Царством Польским), своего рода, протекторатом, находившимся в личной унии с Российской Империей. Таким образом, речь шла о политическом и территориальном объединении двух государств под скипетром одного монарха. Совместные интересы двух государств на внешней арене представлял один министр иностранных дел России. Поляки сами выстраивали своё государственное управление, а министры были подчинены Императору, которого в царстве представлял его наместник, не влиявший на польские государственные институты. В свою очередь Царство Польское имело право вести свои сношения с иностранными державами. Все государственные документы исполнялись на польском и французском языках. В конституции, разработанной польскими сановниками Чарторыйским, Шанявским и Соболевским, и принятую 15 (27) ноября 1815 г. специально оговаривалось, что её землями могут управлять только поляки. (В России первая конституция в форме «Основных законов Российской Империи» была принята в 1906 г.). В отношении наместника Царства стоит отметить, что в 1815 г. им стал Юзеф Зайончек, польский и французский генерал, участник восстания против России под руководством Т. Костюшко. С 1826 г. по 1831 гг. эту должность занимал старший брат Императора – Константин Павлович, женатый во второй раз на польской графине Жанетте Грудзинской (1795 – 1831 гг.).

Помимо собственной конституции полякам разрешено было иметь государственное учреждение народных представителей (Сейм), свою армию, налоговую и пограничную службу, выпускать польские денежные знаки (злотые), польский язык занимал статус государственного и т.д. Кроме упоминаемого наполеоновского генерала Зайончека, не был забыт и непримиримый враг, участник всех войн с Россией, в предшествующие два десятилетия — Я. Домбровский. Вернувшись в Царство Польское, он в 1815 г. получил звание генерала от кавалерии и стал польским сенатором (?!). Подобного рода мягкотелая внутренняя политика в отношении подданных Царства Польского, добросовестное заблуждение в истинных намерениях бывшей шляхты убедили последнюю в слабости С-Петербурга и спровоцировали её на активное участие в заговоре декабристов.

Когда на скамье подсудимых в Варшаве оказались заговорщики – польские аристократы и представители элиты – это сильно изменило отношение поляков к новому Императору Николаю I в сторону негативного его восприятия. В основном это были участники Патриотического общества – тайной масонской организации офицеров, большинство из которых происходило из украинской и литовской шляхты. В работе следствия по делам польских участников декабристских обществ участвовала и присланная из России комиссия. Позже в польском сенате состоялся судебный процесс. Как и ожидалось – Сенат не нашёл в действиях подсудимых состава преступления. (спустя полтора столетия оказалось, что это не так). С этого момента в военных кругах войска польского начинается очередное «декабристское» брожение, принявшего в будущем совершенно определенную окраску.

Тайные объединения польских офицеров начали подготовку восстания, а учитывая печальный опыт декабристов, были существенно усилены меры конспирации. Несмотря на это сотрудники 3-го Отделения Собственной его Императорского величества канцелярии (созданной 3 июля 1826 г. и занимавшейся политическим сыском), получили сведения о зреющем заговоре. Однако Константин Павлович продолжал оставаться в благодушном состоянии и не верил в его реальность. При этом освобождал и миловал арестованных заговорщиков, проявляя толерантность в отношении шляхты, заигрывал с ней, а когда началась русско-турецкая война 1828—1829 гг., добился для польской армии права в ней не участвовать. Это непонятная миролюбивость и слепота к бывшему врагу, неизменность политической системы с 1815 г., боязнь осложнения международных отношений в конечном итоге соединились в одном месте, в одно время и в 1830 г. вспыхнуло вооружённое восстание.

Его возглавил офицер П. Высоцкий вместе со своими соратниками-романтиками, традиционными радикалами в союзе со студентами. Характерной особенностью этой «революционной мазурки» стал факт неучастия в ней политической шляхты так как относительно молодые революционеры, как и наполеоновцы, мечтали изменить не столько государственное устройство, сколько перекроить окружающий мир, систему ценностей своего поколения. Дополнительным поводом спровоцировавшим восставших к выступлению стали слухи об отправке польской армии на подавление июльской революции во Франции и сентябрьской в Бельгии.

Восстание началось в ночь на 17 (29) ноября 1830 г. с нападения на дворец Константина Павловича.* Вместо того чтобы подавить мятеж в зародыше, Великий князь бежал из Варшавы, уведя с собой русский гарнизон и распустив преданные России польские полки. С небольшим отрядом и родственниками наместник покинул Польшу, бросив на произвол судьбы верных России поляков – многих из которых мятежники потом безжалостно казнят, а захваченные знамёна полков предадут осквернению перед народом.

Мощные военные крепости в районе Модлин (недалеко от Варшавы) и Замостье (недалеко от Люблина) были сданы мятежникам без боя. Через несколько дней после бегства наместника Царство Польское оставили все русские войска. 18 (30) ноября 1830 г. Варшава перешла в руки повстанцев.

Одновременно с нападением на Бельведерский дворец и бегством Константина Павловича, революционеры завладели арсеналом, фактически лишив русские части в Польше вооружения. Сразу после этих событий в Варшаве было объявлено о создании Временного переходного правительства, которое возглавил генерал Хлоповицкий (раннее командующий национальной польской армией). Временное правительство должно было работать до официального признания Польши европейскими державами в качестве независимого государства.

Адам Чарторыйский (бывший министр иностранных дел Российской Империи в 1804 – 1806 годах и активный организатор заговора) пытался уладить ситуацию и представить Николаю I восстание как акт временного недовольства – поляки якобы верны царю, но хотят перемен. Мол, ситуация в Польше не в полной мере соответствует интересам населения, и они хотели бы её изменить без революционных потрясений. Однако в силу присущей ему решительности и принципиальности, Император не поверил этим байкам и воспринял восстание 1830 года как дерзкое неподчинение своей монаршей воле. Более того, в бунте Император увидел повод для усиления власти, так как посчитал, что восстание оказалось возможным из-за излишней свободы, которой пользовались подданные Царства Польского, и ответом на это должна была стать жёсткая политика по купированию польского радикализма и вольнодумства.

13 (25) января 1831 г. спешно собранный Сейм объявил о лишении Николая I польского престола. 18 (30) января было создано национальное правительство Польши во главе с А. Чарторыйским, которое потребовало от России отдать западные территории Белоруссии, Малороссии и часть Литвы. Началось формирование повстанческой армии, достигшей 80 тысяч человек при 158 орудиях.

Государственное управление возглавило «Национальное правительство» во главе с князем А. Чарторыйским и других представителей шляхты. Одним из первых шагов нового правительства стало объявление войны Императорской России. То есть – не Россия начала эту войну, а польская шляхта, которая ставила перед собой цель, не много ни мало как – восстановить власть Речи Посполитой на якобы «аннексированных» Россией территориях. В этом и заключался главный мотив восстания. Ключевым пунктом этой «польской революции» было не освобождение от власти России – власти более чем условной, главным для вождей этого мятежа был захват литовских, белорусских и малорусских земель.

До этого времени Николай I не предпринимал существенных шагов для борьбы с польским восстанием, поскольку надеялся договориться и решить проблему без кровопролития. 25 января он издает Манифест, в котором объясняет, что полтора месяца ждал пока польский народ образумится. Но, дальше ждать более не намерен, и приступает к подавлению мятежа. В этот же день русская армия перешла границу Царства Польского. Командовавший ею генерал-фельдмаршал И. Дибич-Забалканский действовал достаточно осторожно, стараясь не «наломать дров» — войну приходилось вести в русских пределах. Так, одержав 13 (25) февраля победу в сражении при селе Грохове, он имел возможность взять оставшуюся незащищенной Варшаву, подвергнув город ужасам штурма; однако вместо этого приказал отступить.

14 (26) мая польские войска были наголову разбиты под г. Остроленка.

Вскоре началась эпидемия холеры, жертвами которой стали как Великий князь Константин, так и русский главнокомандующий. Ликвидацию мятежа пришлось довершать назначенному на место И. Дибича генерал-фельдмаршалу И. Паскевичу. 26 августа (7 сентября) 1831 года Варшава была взята штурмом. Оставшиеся силы революционеров укрепились в Модлине и Замостье. Оттуда их выбили к концу октября 1831 года.

Польское восстание 1830—1831 годов длилось чуть меньше года и завершилось поражением мятежников. В результате очень либеральная и демократическая польская конституция 1815 года была отменена Николаем I. Польша становилась одной из губерний России, без особых привилегий и под жёстким кураторством нового наместника, которым уже не мог быть поляк, как это было до восстания – им стал фельдмаршал И. Паскевич (1832 – 1856 гг.). С этого момента можно говорить о постепенной русификации Польши (прежде всего её восточных территорий), которая ставила целью повышение эффективности управления польскими землями.

Восстановив на польских землях мир Николай I 14 (26) февраля 1832 г издал манифест (Органический статут Царства Польского) «О новом порядке управления и образования Царства Польского». Согласно этому статуту Царство Польское объявлялось нераздельной частью российского государства. Статут вносил изменения в государственное управление Царством Польским. Сейм – законодательный орган конституционного периода, упразднялся. Вместо него для решения вопросов законодательства и других предложений «особенной важности» в российском Государственном совете учреждался Департамент по делам Царства Польского. При Императоре сохранялась должность министра-статс-секретаря, который должен был своей подписью заверять утвержденные монархом законы и объявлять их польскому наместнику.

Руководство делами в Царстве Польском поручалось Совету управления (или Административному совету), действовавшему от имени царя. В его состав входили наместник, главные директора, председатель Высшей счетной палаты и другие лица, назначенные «особыми повелениями» Императора. Общее руководство делами Царства Польского поручалось Государственному совету, состоящему из лиц, входивших в Совет управления, и чиновников, имевших звание государственных советников, а также других лиц, «постоянно или временно призываемых в заседания совета» по усмотрению царя.

Органический статут пересматривал количество и состав правительственных комиссий. Из-за отмены самостоятельной польской армии ликвидировалась комиссия по военным делам. Комиссия вероисповедная и народного просвещения объединялась с Комиссией внутренних дел и полиции. Сохранялись комиссии финансов и казначейства, а также юстиции.

Сохранились местные органы власти. Кроме того, Органический статут предполагал организацию собраний областных чинов, которые имели бы совещательный голос при обсуждении вопросов общего руководства Царством Польским.

Судебная власть, дарованная Императором и действовавшая от его имени, была представлена судами первой и второй инстанции: мировыми, гражданскими (земские и съездовые), уголовными (городские), а также коммерческими. Для пересмотра вынесенных ими решений учреждались апелляционные суды. Главной судебной инстанцией объявлялась Высшая судебная палата в Варшаве.

Статут 1832 г. подтверждал свободу вероисповедания, но подчеркивал особое покровительство, оказываемое римско-католической церкви. Гарантировалось равенство всех жителей Царства Польского перед законом «без всякого различия состояний или званий», личная свобода, свобода передвижения, право частной собственности.

_________________________________

* Вечером 17 ноября небольшая группа людей (по разным оценкам от 17 до 32 человек) проникла в Бельведерский дворец. Заговорщики убивали всех на своем пути, в том числе был заколот штыками варшавский полицмейстер. Константина Павловича спасло то, что заговорщики в темноте приняли генерал-лейтенанта Жандра за Наместника, убили его и скрылись. Примечательно, что нападением на Бельведерский дворец руководил тот же человек, что и организовывал покушение на Николая 1 — Петр Высоцкий.

 

АВТОРЫ, ИСТОРИЯ, Олег Ракитянский, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».