• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

09.08.2019

Каким быть гимну Российской Империи?

Автор:

Александр Семиреченский. 

Предлагаем читателям статью нашего нового автора. Безусловно, мысли и основные положения статьи носят полемический характер. Однако, как нам кажется, идеи, высказанные в статье, могут оказаться интересны нашим постоянным читателям (Редакция сайта Общества «Двуглавый Орел»)

Как исполнялся гимн Российской Империи

Музыка гимна «Боже, Царя храни» уникальна сочетанием торжественности и молитвенности. Однако слова В. Жуковского оказались не точны в выражении идеи православной монархии. Вследствие этого на практике его «Молитва русского народа» исполнялась не полностью, а в формате шести строк:
Боже, Царя храни!
Сильный, державный,
Царствуй во славу, во славу нам!
Царствуй на страх врагам,
Царь православный,
Боже, Царя, храни!
Это был один из самых коротких гимнов. Всякое любящее Россию сердце чувствовало его недосказанность, вследствие чего устоялась традиция двукратного исполнения текста. Таким образом, пение трогало чувство, но мало что говорило разуму.

Недостатки текста В. Жуковского

Почему же текст В. Жуковского не подошел в качестве гимна? Первоначальный текст «Молитвы» был написан в 1814 г., когда идеология русской монархии еще не была до конца разработана. Напомним, что триада «Православие, самодержавие, народность» была сформулирована графом С. Уваровым в докладе Государю 19 ноября 1833 г., а первое исполнение гимна состоялось в Придворной певческой капелле уже 23 ноября того же года. То есть нарождающаяся идеология официальной народности ко времени создания гимна не была осмыслена обществом и потому не оказала влияние на создания слов гимна. Как писал на склоне лет В. Жуковский композитору А. Львову: «Из всех моих стихов, эти смиренные пять, благодаря Вашей музыке, переживут всех братьев своих». Следовательно, поэт не рассчитывал на использование первоначального текста, и написал новую строфу непосредственно к готовой музыке.
Что же в «Молитве» делает ее неудобной для гимнического исполнения? Обратимся к тексту:

Строфа 1

1. Боже, Царя храни!
2. Славному долги дни
3. Дай на земли!
4. Гордых Смирителю,
5. Слабых Хранителю,
6. Всех Утешителю –
7. Все ниспошли!

Строфа 2

7. Перводержавную
8. Русь Православную,
9. Боже, храни!
10. Царство ей стройное,
11. В силе спокойное!
13. Все ж недостойное
14. Прочь отжени!

Строфа 3

15. Воинство бранное,
16. Славой избранное,
17. Боже, храни!
18. Воинам-мстителям,
19. Чести спасителям,
20. Миротворителям –
21. Долгие дни!

Строфа 4

22. Мирных воителей,
23. Правды блюстителей,
24. Боже, храни!
25. Жизнь их примерную,
24. Нелицемерную,
25. Доблестям верную
26. Ты помяни!

Строфа 5

27. О Провидение!
28. Благословение
29. Нам ниспошли!
30. К благу стремление,
31. В счастье смирение,
32. В скорби терпение
33. Дай на земли!

Строфа 6

34. Будь нам заступником!
35. Верным Сопутником
36. Нас провожай!
37. Светло-прелестная
38. Жизнь наднебесная,
39. Сердцу известная,
40. Сердцу сияй!

Итак, перед нами 40 строк в шести строфах. Если добавить еще строфу 1833 года, то получаем уже 46 строк. Это значительный объем, который и запомнить сложно, и осмыслить непросто. Понимание затруднено неполными предложениями и архаичными оборотами. Например, в строках 10-11 и 18-21 напрашиваются просительные глаголы «дай» или «даруй». Строки 13-14 и 35-36 нелегко понять современному человеку, как правило, плохо знакомому с церковнославянским языком. «Отжени» современный ум скорее свяжет с семейным разводом, нежели с жатвой.
Лексической особенностью «Молитвы» является некая общая абстрактность, которая выражается в следующем:
Просьбы обо всем – строки 7, 13-14. Если мы просим у Господа «всего», то ничего конкретно. Это пустые строки.
Светские просьбы в духе Просвещения, которое затуманило идею Бога – строки 27-29 и вся последняя строфа. Здесь появляются призывы к Провидению, под которым, очевидно, подразумевается промысел Божий. Однако использование именно этого слова, восходящего к античной философии, обезличивает Божество. Говорится как будто уже не о Боге, а о некоем Высшем существе, Судьбе, Роке. И далее пустословная светскость усиливается: «будь нам заступником (перед кем или чем?)», «верным спутником нас провожай (куда?)». В апофеозе «жизнь наднебесная» (Небесное Царство) названа «светло-прелестной» — это вовсе оксюморон, ибо прелесть с христианской точки зрения есть состояние духовного заблуждения и омрачения. Какого же света можно ожидать от мрака?

Строфа 3 обращается к воинству, а к кому строфа 4, что за «мирные воители»? Судя по духу, речь о служащем слое, т.е. о государственных служащих. Вспомним начало XIX столетия, слой разночинцев только начинает произрастать, на государственной службе преимущественно дворяне. Так что эти строки о дворянах на службе гражданской. Дальнейших строф о сословиях крестьянства, о духовенстве, о торговых людях нет. Следовательно, это даже не «Молитва русского народа», а скорее «Молитва российского дворянства».
Наконец, заканчивается текст бесполезной просьбой Царству небесному сиять, как будто оно может быть мрачным и тусклым! Небесное сияние распространяется на мир вне зависимости от состояния наших сердец. Какая-то романтическая наивность и словно незрелость религиозного чувства.
В целом текст производит впечатление эклектичных восклицаний со слабой внутренней логикой. Первоначальный призыв ко Господу «хранить Царя» размазывается просьбами хранить также воинов и гражданских служащих. Остается растерянность: чего же мы просим в этой молитве? Похоже, всего сразу: «все ниспошли», «все недостойное отжени». Это молитва неконкретна: за все хорошее и против всего плохого.
Мне приходилось слышать исполнение «Молитвы русского народа» в качестве якобы гимна Российской империи в различных собраниях. Монархисты нередко считают за честь петь на память. Однако в большинстве собраний меньшая часть именно на память и поет, большинство – подпевает, хотя классически шесть строк знает большинство. Сейчас, по размышлении, мне ясно, отчего это так: «Молитва» Жуковского не комплиментарна монархическому сознанию народа. Не случайно, в конце литургии в честь царственных страстотерпцев у храма Спаса-на-Крови в Екатеринбурге в июле 2016 г. была исполнена «Молитва русского народа», и в этом пении были опущены третья и четвертая строфы о воинствах, бранном и статском. Так и происходит: всяк исполняет нечто похожее на гимн как сам разумеет. Полагаю, В.А. Жуковский понимал или чувствовал, неприменимость текста «Молитвы» высокому назначению, потому и не использовал ее для гимна.
Все, что я описал выше, не означает, что нам полностью нужно откататься от текста В. Жуковского. Положительная критика предназначена не для ниспровержения всего, а для отсеивания зерен истины от мусора заблуждений. Так и здесь, из текста В. Жуковского мы возьмем духовные зерна и растопчим секулярные плевела.

Требования к гимну Российской Империи

Текст не должен быть длинным, но исполнять следует более одного куплета из «Молитвы русского народа». Необходимо сохранить текст собственно гимна, а также первую строфу «Молитвы русского народа»: это придаст чувство преемственности. В них правильно отображена государствообразующая роль самодержавия, психологическая значимость образа Царя, необходимость молитвы подданных за Государя. В. Жуковский как талантливый поэт и верноподданный хорошо выразил некоторые сущностные черты национального характера, а также государственное значение церковных догматов. Вторая строфа «Молитвы» желательно сохранить, но подвергнуть редакции, чтобы она стала понятней современному уму. Строфы 3 и 4, на мой взгляд следует исключить. Иначе придется упоминать в тексте все социальные слои России. Строфы 5 и 6 следует либо исключить, либо кардинально переработать: в них не чувствуется ни дыхания Божьего и вздохов народной души.
Оптимальным кажется объем в четыре куплета. Они будут легки для запоминания не только развитым народом, но и неграмотными людьми, и детьми, и зарубежными единоверцами. Музыка А. Львова такова, что каждая строфа дробится как бы на куплет и припев с умилительным переходом между ними, поэтому специальный припев в логике музыки места не находит. Общее время исполнения гимна в этом случае составит 4-5 минут.

В гимне в кратких словах необходимо отразить следующие моменты:

1. Национальную идею (Православие, Самодержавие, Народность).
2. Братский дух Российской империи.
3. Назначение и миссию России в мире.
4. Характеристику русского народа.
5. Симфонию Царя и Церкви.

Шестым пунктом могло бы стать описание страны, ее истории. В нынешнем республиканском гимне этому созвучна строка «От южных морей до полярного края». Тем не менее, на мой взгляд, этот пункт необязателен. Отсутствие упоминаний о географических особенностях и историческом пути страны подчеркнет священный характер русского царства, его существование как бы вне пространства и времени, как царства благословенного, стремящегося к образу Небесного Царства. Нам не дано построить Царство Божье на земле, но в нашей воле и силах всегда к нему стремиться, преодолевая разрушающее тяготение греха.
Полагаю, для выбора наилучшего текста будет объявлен конкурс при восстановлении монархии в Росси. Название оставляется прежнее, ибо в нашей традиции гимн имеет именно назначение молитвы народа о своем Царе.

Вариант имперского гимна с пояснениями

В качестве иллюстрации я приведу вариант гимна новой Российской империи. Не обладая выдающимся поэтическим талантом, я хотел бы только предварить грядущий конкурс, чтобы пояснить, как идеи православной монархии могут заставить звучать по-иному первоначальный текст В. Жуковского.

Куплет 1:

1. Боже, Царя храни!
2. Сильный, державный,
3. Царствуй на славу, на славу нам!
4. Царствуй на страх врагам,
5. Царь православный,
6. Боже, Царя храни!

Куплет 2:

7. Благословенное
8. Царство священное
9. Честью народов его укрепи.
10. Веру Отечества
11. Для человечества
12. Ярким светильником в мире храни.

Куплет 3:

13. Перводержавную
14. Русь православную
15. Силой закона к спасенью веди.
16. Счастье народное,
17. Дело свободное,
18. Богоугодное Ты соблюди.

Куплет 4:

19. Боже, Царя храни!
20. Славному долги дни
21. Дай на земли, дай на земли.
22. Церкви хранителя,
23. Всех утешителя,
24. Правды блюстителя, Боже, храни!

В приведенном тексте ровно половина текста осталась, а лучше сказать, взята, от «Молитвы» В. Жуковского. На мой взгляд, в этом примере более выдержаны национально-православные, имперские ценности, меньше общих фраз духе эпохи Просвещения.
Краткое разъяснение варианта гимна.
В первом куплете сказано о значении Царя для всей страны и вовне ее. Он воплощение силы, веры и славы России.
Во втором куплете говорится, что власть в России освящена и благословлена Богом. Такая власть дает мир и прочную славу многочисленным народам империи, а православная жизнь является образцом государственного устроения для всего мира. В этом предназначение России.
В третьем куплете устанавливается главная цель государственных законов – помощь верноподданным на пути душевного спасения. Такие законы по духу соответствуют церковным догматам. Каждый подданный имеет выбор: следовать по трудной стезе божьих заповедей или идти по легкой дороге искушений и страстей. Если человек выбирает богоугодный путь, то он будет иметь свободу действий и достигнет счастья, а его неприкосновенность гарантирует власть. Каждый подданный свободен в выборе не всякого дела, но только богоугодного.
В четвертом куплете сказано о значении Царя для охранения внутреннего порядка в стране, о Царе как залоге справедливости для верноподданных. Исполнение всего сказанного составит славу Царя, и да продлятся годы Его жизни.
В заключение хотелось бы подчеркнуть, что вариант гимна российской империи только приглашает к дискуссии и размышлениям. Текст «Молитвы русского народа» В. Жуковского для гимна непригоден, а созданная им строфа к музыке А. Львова недостаточна. Конечно, будет монархия – будет и гимн, но подумать о нем нам надлежит заранее.

АВТОРЫ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».