• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

29.05.2019

Какое отношение к «вольным каменщикам» имел «великий пролетарский писатель»?

Автор:

А. Лушин.

Отношение писателя М. Горького к русскому масонству остается до настоящего времени неисследованным, несмотря на то, что в окружение пролетарского писателя в различные периоды входили «вольные каменщики» разных течений.

Например, исследователь российских мистических сообществ начала ХХ века А.М. Асеев в статье «Посвятительные ордена: масонство, мартинизм и розенкрейцерство» указывает, что писатель Максим Горький (Алексей Пешков) принадлежал к масонству [1]. Существуют сведения о служебной записке полицейского агента Ратаева 1913 года, в которой он в масонский список включил М. Горького [2]. В сочинении В.Ф. Иванова «Православный мир и масонство» пролетарский писатель также назван масоном [3]. Есть упоминание о том, что историк Н.Ф. Степанов в книге «Масонство в русской эмиграции», вышедшей в 1966 году в Сан-Пауло, указывал на масонство М. Горького.

Примечательно, что историк масонства Л.П. Замойский в книге «Масонство и глобализм: невидимая империя» пишет о портрете писателя, написанном художником Б.Д. Григорьевым в 1926 году в Сорренто и воспроизводит сам портрет, на котором М. Горький представлен в ритуальном «жесте свободного каменщика». Автор пишет, что, скорее всего, писатель был принят в масонское сообщество по совершенно тайному обряду «на острие меча», когда имя масона в списки ложи официально не вносится с намеренной конспиративной целью, но данный портрет может служить косвенным свидетельством о масонстве писателя [4].

Кстати, художник-портретист Б.Д. Григорьев был масоном и входил в эмиграции в одну ложу с нижегородцем М.Ю. Иорданским, бывшим на рубеже XIX-XX веков чиновником Нижегородского окружного суда, входившим в круг городской интеллигенции. Несомненно, что М. Горький и М.Ю. Иорданский были знакомы по нижегородскому периоду, так как юрист, крупный знаток судебной реформы второй половины XIX века, был увлечен публицистикой и впоследствии в эмиграции стал членом парижского союза русских писателей и журналистов.

Исследователь российского масонства А.И. Серков в капитальном энциклопедическом словаре русского масонства имя М. Горького отдельной статьей не упоминает, так как не обнаружил документальных свидетельств о членстве писателя в какой-либо из политических лож. Однако, как пишет Л.П. Замойский, серьезные мотивы для сохранения тайного членства М. Горького все-таки существовали. Примечателен и упомянутый Л.П. Замойским факт о намерении масонов-эмигрантов учредить в Париже франко-русскую ложу «Дидро-Горький» [5].

Свидетельства определенной близости писателя к идеологии политического масонства начала ХХ века видны из его лютой ненависти к императору Николаю II Александровичу («…душа ничтожная, душа презренная, опившаяся кровью голодного народа, больная страхом, маленькая жадная душа – коптела передо мной подобно огарку свечи, наполняя страну мою смрадом духовного разврата и преступлений»), из злобного презрения к трудовому русскому крестьянству, из нескрываемого желания гибели Российского государства в его имперском сословном устройстве.

При этом любопытно, что сам М. Горький в своих   произведениях использовал слово «фармазон» как искаженное «франкмасон» в понимании «безбожник», что соответствует истине: масоны в своем большинстве – убежденные и воинствующие атеисты, каким пролетарский писатель, несомненно, и являлся. Кроме того, лукавое собственное «богостроительное» учение писателя вводило в соблазн простых незнакомых с различными хитроумными идеями людей проповедью социализма в виде некоей новой религии.

Известный исследователь русского масонства Н.Н. Берберова, лично знавшая М. Горького, пишет, что тот всегда интересовался «вольными каменщиками» и говорил, что узнал о масонстве от нижегородского общественного деятеля Г.Р. Килевейна [6]. О влиятельном российском масоне Георгии Робертовиче Килевейне (Кильвейне), «досточтимом мастере» нижегородской масонской ложи «Железного кольца» (Железного звена») в 1908—1917 годах, известно, что он постоянно общался с местной творческой интеллигенцией и входил в редакции различных периодических изданий [7]. В нижегородском окружении М. Горького был масон Тихвинский, которого упоминают Н.Н. Берберова и литератор В. Ходасевич в связи с арестами творческой интеллигенции в 1921 году [8].

Особый интерес к масонскому учению проявляла жена писателя Екатерина Павловна, которая сблизилась с одной из основательниц женской ложи Екатериной Дмитриевной Кусковой, проживавшей в Нижнем Новгороде в 1894—1895 годах. Впоследствии в столичном доме этой дамы проводились регулярные масонские собрания [9]. Мужем Е.Д. Кусковой был радикальный масон еще с 1898 года Сергей Николаевич Прокопович, член «Великого Востока народов России», создатель политической «ложи Прокоповича», после февраля 1917 года министр Временного правительства [10]. В книге Н.Н. Берберовой сообщается, что Е.П. Пешкову муж называл «масонкой», поощрял ее серьезное увлечение масонством, что она поддерживала отношения с некоторыми масонами вплоть до 1935 года [11].

После октябрьского переворота 1917 года Е.Д. Кускова совместно с Е.П. Пешковой входили в разнообразные общественные организации, в которые привлекали некоторых активных масонов. Когда большевики начали преследования политической оппозиции, М. Горький принял С.Н. Прокоповича и Е.Д. Кускову под свое покровительство, они были в 1922 году высланы из советской страны и в эмиграции занимались активной масонской деятельностью. В книге Н.Н. Берберовой также отмечено, что тайные собрания политических масонов проходили и на квартире М. Горького в 1916 году [12].

В круг знакомых писателя входил его лечащий врач Иван Иванович Манухин, которому М.  Горький помог выехать в 1926 году во Францию, где этот врач проявился в русской масонской ложе [13]. По ходатайству М. Горького беспрепятственно выехали за границу театральный деятель Н.Н. Евреинов и деятель театра и кинематографа К.М. Миклашевский, активные участники масонского движения в русской эмиграции. Важно то, что Н.Н. Евреинов в 1908—1912 годах участвовал в кружке светской авантюристки баронессы М.И. Будберг, интимной подруги пролетарского писателя [14].

Примечательна и сторона общения М. Горького именно с нижегородским писателем Иваном Сергеевичем Рукавишниковым, в богатом родительском доме которого на Волжском откосе он бывал. Выяснилось, что этот «мастер триолета», автор романа «Проклятый род» и нескольких поэтических сборников был масоном розенкрейцерского толка [15].

Скорее всего через И.С. Рукавишникова и познакомился М. Горький с мистиком-розенкрейцером Борисом Михайловичем Зубакиным, весьма влиятельным в масонском сообществе. В архиве М. Горького хранятся 27 писем, написанных ему Б.М. Зубакиным в 1926—1927 годах [16]. В письме к А.Н. Тихонову М. Горький дал характеристику Б.М. Зубакину как «епископу церкви Иоанновой, каббалисту, хироманту, иерофанту…Он исповедует какую-то религию, в которой совершенно отсутствует этика» [17]. Первые три степени масонства именуются иногда «иоанновскими». Влияние Б.М. Зубакина на творческую интеллигенцию было немалым: в его ложу входили, например, А.И. Цветаева (сестра поэтессы М.И. Цветаевой), П.А. Аренский, С.М. Эйзенштейн, М.П. Чехов.

В октябре 1929 года розенкрейцер Б.М. Зубакин как «организатор мистических кружков, каббалист и чернокнижник» был осужден Особым совещанием при коллегии ОГПУ НКВД на три года ссылки в Архангельскую губернию, откуда продолжал постоянно писать М. Горькому пространные письма.

Некоторые литературные опусы М. Горького содержат возможную масонскую символику, например, легенда о пылающем сердце Данко [18].  Примечательно, что на ряде личных резных масонских печатей конца XVIII-XIX веков среди различных сокровенных орденских символов нередко изображалось большое пылающее сердце между колоннами храма Соломона. Золотое сердце у розенкрейцеров символизировало добродетельную любовь и сострадание к людям [19].

Пронизана несомненным розенкрейцерским мистицизмом и поэтическая сказка «Девушка и смерть», написанная в 1892 году. Тема круговорота жизни и смерти зашифрована в различных тайных масонских текстах и ритуалах. Горьковский псевдоромантический «птичник» также можно в определенной степени соотнести с радикальными антимонархическими идеями, последовательно вызревавшими в масонских ложах начала ХХ века.

Возможно, что совершенно не случайно М. Горький оказывал поддержку литературному сообществу «Серапионовых братьев», весьма близко напоминавшему по структуре и ритуалам начальную масонскую ложу. «Серапионовы братья» объединяли некий круг писателей и поэтов, которые именовали свое сообщество орденом. Кстати, вступить в данное   сообщество, получившее свое название из творчества немецкого писателя-мистика Э.Т.А. Гофмана, было не так уж просто. В первую четверть ХХ века в России немало представителей творческой интеллигенции практиковали оккультные учения, следовали таинственным масонским легендам, создавали по орденским принципам различные сообщества. В книге Л.П. Замойского приводится письмо писателя В.А. Каверина, члена «Серапионовых братьев», который вспоминал, что сообщество создавалось именно как орден, члены которого имели тайные имена [20].

Иногда упоминают о Зиновии (Залмане) Алексеевиче Пешкове, родном брате большевистского вождя Я.М. Свердлова. Выходец из зажиточной нижегородской еврейской среды этот с 1902 года крестник М. Горького стал впоследствии французским генералом, но есть упоминания о его принадлежности к масонству [21]. Скорее всего, он был членом французской масонской ложи, но тогда интересны его политические связи с Временным правительством России, в котором масоны играли ведущую роль.

Есть сведения, что премьер-министр, масонский лидер, влиятельный член нескольких лож «Великого Востока народов России» А.Ф. Керенский наградил З.А. Пешкова орденом святого Владимира 4-ой степени. Кстати, встречаются упоминания, что Я.М. Свердлов, которого М. Горький хорошо знал, весьма интересовался мистикой, в частности каббалой.

Таким образом, тема отношений писателя М. Горького с масонским сообществом вызывает определенный научно-исследовательский интерес и требует дальнейшего тщательного системного изучения архивных и иных документальных материалов, мемуарной литературы Русского зарубежья.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. См.: Богомолов Н.А. Русская литература начала ХХ века и оккультизм. М: Новое литературное обозрение, 1999. С. 430.
  2. Аврех А.А. Масоны и революция. М: Политиздат, 1990. С. 318.
  3. Иванов В.Ф. Православный мир и масонство. М.: ТРИМ, 1993. С. 13-14.
  4. Замойский Л.П. Масонство и глобализм: невидимая империя. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 331.
  5. Замойский Л.П. Масонство и глобализм: невидимая империя. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 331.
  6. Берберова Н.Н. Люди и ложи: Русские масоны ХХ столетия. М: Прогресс-традиции, 1997. С. 70.
  7. См.: Лушин А.Н. Масонство в Нижегородской губернии в XVIII-XX веках. Изд. братства Ал. Невского, 2002. 64 с.; Он же. Масонство и нижегородская интеллигенция в начале ХХ века//Народ и власть: Взаимодействие в истории и современности/Отв. ред. И.В. Михеева. Н. Новгород: ООО «Растр»; ГУ-ВШЭ, 2016. Вып. 3. C. 264-268.
  8. Берберова Н.Н. Люди и ложи: Русские масоны ХХ столетия. М: Прогресс-традиции, 1997. С. 70; Ходасевич В. Воспоминания о Горьком//gorkij-lit.ru. Обращение 22.07.2018.
  9. Берберова Н.Н. Люди и ложи: Русские масоны ХХ столетия. М: Прогресс-традиции, 1997. С. 70; 169.
  10. Серков А.И. Русское масонство: 1731—2000. Энциклопедический словарь. М.: РОССПЭН, 2001. С. 1145.
  11. Берберова Н.Н. Люди и ложи: Русские масоны ХХ столетия. М: Прогресс-традиции, 1997. С. 189.
  12. Берберова Н.Н. Люди и ложи: Русские масоны ХХ столетия. М: Прогресс-традиции, 1997. С. 72.
  13. Серков А.И. Русское масонство: 1731—2000. Энциклопедический словарь. М.: РОССПЭН, 2001. С. 519; Берберова Н.Н. Люди и ложи: Русские масоны ХХ столетия. М: Прогресс-традиции, 1997. С. 178.
  14. Серков А.И. Русское масонство: 1731—2000. Энциклопедический словарь. М.: РОССПЭН, 2001. С. 321.
  15. Немировский А.И., В.И. Уколова. Свет звезд или последний русский розенкрейцер. М.: Прогресс-Культура, 1994. С. 124, 128, 410.
  16. Немировский А.И., В.И. Уколова. Свет звезд или последний русский розенкрейцер. М.: Прогресс-Культура, 1994. С. 133-218.
  17. Немировский А.И., В.И. Уколова. Свет звезд или последний русский розенкрейцер. М.: Прогресс-Культура, 1994. С. 230.
  18. М. Горький. Собрание сочинений в 18 т. М.: ГИХЛ, 1960. Т. 4. С. 104-106.
  19. Холл М.П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. Новосибирск: Наука, 1997. С. 506.
  20. Замойский Л.П. Масонство и глобализм: невидимая империя. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 329.
  21. Берберова Н.Н. Люди и ложи: Русские масоны ХХ столетия. М: Прогресс-традиции, 1997. С. 189.

 

 

ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».