• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

01.07.2019

Капитан Империи и его корабль

Автор: 

Александр Гончаров.

1 июля 1882 года в Нижегородской земле родился Петр Нилович Черкасов. Он принадлежал к русской морской аристократии. Его отец – капитан I ранга Нил Васильевич Черкасов и братья: Анатолий и Владимир всю свою сознательную жизнь отдали русскому флоту. Старший брат Анатолий погиб в 1904 году при учебном погружении подводной лодки «Дельфин», а Владимир Нилович, как командир дивизионного эсминца и позднее, как человек много сделавший для развития морского плавания в российских северных водах.

Аристократичность определяется не кичливостью своим происхождением («серебряной ложечкой во рту»), не богатством и даже не особым эстетизмом. Аристократ в мирные годы может и хрустеть французской булкой, и лакать коньяк в дорогих ресторациях, но приходит война…

И он жует черствую корку хлеба в окопах, замерзает на Шипке вместе с рядовыми бойцами или погружается в свинцовые воды холодного мрачного моря вместе со свои гибнущим кораблем, первым идет в атаку и всегда готов исполнить свой долг – стоять за родную землю до смертного часа.

Империи стоят на плечах святых и военных. Все остальные только поддерживают их. Гибнущие за Империю продлевают ее жизнь. Когда исчезают люди, которые не ради красного словца и восхищенных взоров девиц идут на смерть ради Империи, тогда уходит в прошлое и она сама.

1915 год дал множество примеров мужества русских людей. Знаменитая «атака мертвецов» при обороне крепости Осовец случилась лишь на две недели раньше, чем подвиг «Балтийского «Варяга». 6 августа русский штык в руках отравленного газами русского солдата обратил в бегство немцев под Осовцом, а 19 августа, в праздник Преображения Господня, канонерская лодка «Сивуч» под командованием капитана II ранга Петра Черкасова вступила в бой с превосходящими силами германского флота и приняла участь крейсера «Варяг», но не на далеком от российских столиц Дальнем Востоке, а в акватории Рижского залива у острова Кюно.

Канонерские лодки «Сивуч» и «Кореец», часто именуемые «Сивуч-II» и «Кореец-II», так как были названы в память других кораблей, выполнив свои задачи в Рижском заливе, по приказу командования отправились на соединение с основным флотом в Моонзунде. Сейчас сложно рассуждать, насколько был оправдан такой приказ.

6/19 августа 1915 года русские канонерки вышли в свой последний поход. Причем моряки и офицеры знали, что в случае столкновения с немцами победу вряд ли удастся ожидать, слишком велико было преимущество противника. Командиры «Сивуча» и «Корейца» П. Н. Черкасов и И. К. Федяевский даже запланировали раздельный отход при встрече с преобладающим врагом, дабы сохранить хотя бы одно судно.

Мичман Мурзин, участник сражения вспоминал: «Весть о скором выступлении быстро разнеслась по всему ко­раблю. Серьёзность положения сознавалась всеми, без исключения.

Это было видно по поведению команды: некоторые люди в этот день отказались от обеда; вахтенные говорили, что это их по­следняя вахта и разубедить их в этом мне не удавалось. Многие переодевались в чистое белье, готовясь к смерти.

Когда мне нужно было послать стрелянные гильзы в Ревель сухим путем и я назначил, для сопровождена их, больного комендора Воробьева, он стал просить меня оставить его на ко­рабле, а послать кого-либо другого, т. к. он вовсе не так болен и ему хотелось бы, со всеми вместе, разделить участь «Сивуча» до конца».

Бой описывается так: «Через пол часа, в 20 час. 12 мин., когда было уже совсем темно, канонерские лодки «Сивуч» и «Кореец» наткнулись на главный силы немецкой эскадры, идущей к о. Куно. Немцы сначала увидали одну из них, которую приняли за «Славу». «Позен» и «Нассау», на расстоянии в 1000 метров, осветив свою жертву прожекторами, открыли огонь тяжелых орудий.

Скоро они потеряли свою цель из виду и когда снова обнаружили, то не знали имеют ли они дело с одним или с двумя русскими кораблями.

Через несколько минут, русский корабль («Сивуч»), окруженный фонтанами от взрывов 11-ти дюймовых снарядов, весь в огне и храбро отстреливающийся из всех своих  орудий, опрокинулся и затонул, вероятно после произведенной пятью миноносцами атаки. Было спасено 50 человек, из коих некоторые скончались от ран. Тут выяснилось, что германская эскадра вела бой с «Сивучем» и «Корейцем»…»

М. А. Мурзин рассказывает о последних мгновениях битвы «Сивуча»: «Вдруг, у мостика, под ним, с оглушительным треском разрывается снаряд. Меня сбрасывает на полубак, а командира, вероятно, этим же самым снарядом, разорвало, потому что с этих пор, несмотря на распросы и розыски его больше никто не видел.

С этого момента, я, автоматически, вступил в командование кораблем.

На корабле еще оставались в живых: я, мичман Шредер и инж. -мех. лейтенант Герасимов. Из команды около 50% со­става, – половина которых была ранена.

Механизмы, как главные, так и вспомогательные, не работали…

Мы были окружены со всех сторон, т. к. двигаться перестали и кольцо окружения становилось все уже. Тем не менее, мы продолжали отбиваться.

Вскоре, бороться стало некому, ибо все были переранены, а потому я отдал приказание открыть кингстоны.

Убедившись, что кингстоны действуют, и носовая часть уже стала погружаться в воду, я отдал последнее приказание команде спасаться, а сам с мостика перешел на ют.

Так как Андреевиче флаги не были спущены, то немцы не переставали нас обстреливать, несмотря на прекращенный нами огонь».

Так погиб «Сивуч». Команда оказалась достойной капитана.

«Кореец» сумел уйти от немецких кораблей, но сел на мель. На следующий день его взорвали. Так закончилось существование корабля, моряки которого принимали участие в помощи жителям итальянского города Мессины, пострадавшего от сильнейшего землетрясения 1908 года.

Героические действия «Сивуча» послужили одним из факторов, помешавшим немцам захватить Ригу, так как после сражения германский флот ушел из Рижского залива.

К сожалению, в советское время подвиг Черкасова и его команды был основательно забыт. О нем знали только специалисты. Огромную роль здесь сыграла идеология. СССР старался похоронить в волнах Леты память об Империи и людях ее оборонявших.

Долгое время не существовало даже памятника капитану I ранга (посмертно) П. Н. Черкасову. Памятник появился уже в постсоветской России и только в 2017 году. Памятник поставлен в городе Володарске, названным в честь террориста и пропагандиста «красного террора». Город был наречен в честь разрушителя великой страны, демагога и революционера, даже никогда и не побывавшего в этих местах. А вот Черкасовым город не назвали. В Капитанах Империи новая власть нужды не испытывала.

Кстати, в этой, казалось бы, частности и таится разгадка падения СССР. Достойно ли жизни государство, плюющее на память героев Отечества?..

ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».