Голикова, Греф

Князь или грязь: вы даже не «элитка»

У России нет неразрешимых внешне- и внутриполитических проблем, при условии, что в органах власти и бизнес-сообществе — нормальные, ориентированные на успех родной страны элиты. Но это в идеальных условиях. В реальности же, при таком качестве элит, каковое наблюдается в постсоветской России, мы окружены сплошными неразрешимыми проблемами: политическими, экономическими, демографическими, мировоззренческими, духовными и т.д. И просвета не наблюдается. Недаром тех, кто причисляет себя к российским элитам, за мелочность, примитив и недалёкость давно в обществе прозвали «элитками». Вульгарность и пошлость «певичек ртом», призывающих «не рожать» и объявивших себя элитой, их русофобия и откровенная глупость воспринимаются частью общества как новая норма — «норма», в которой нет ни нравственности, ни патриотизма, ни человечности. Одно абсолютизированное «я хочу» и полное презрение к согражданам, живущим честной трудовой жизнью. Вот уже и опросы подоспели, согласно которым 43% наших сограждан не хотят рожать детей, хотят лишь наслаждаться жизнью. Что же, все их предки жили, работали, воевали, переносили страшные лишения напрасно? Чтоб вот такое «оно» решило «не рожать»? Откуда взялись все эти уродливые персонажи, которых в былые времена в порядочный дом и на порог бы не пустили? Что же произошло с настоящими русскими элитами за прошедший век, почему выродились люди, принимающие решения в нашей стране?

Давайте рассмотрим основные этапы этого процесса вырождения, чтобы понять, как его обратить вспять.

Истоки деградации. Праздность

Изначально русская аристократия и дворянство были сословием служивым — её представители всю жизнь проводили на службе у Царя. Вход в это сословие был один — только за воинскую доблесть и заслуги перед Россией. В этих условиях работал положительный отбор: в бесконечных походах и сражениях на руководящие посты выдвигались наиболее способные и отважные. Трусу и подлецу трудно было отличиться в ратном деле, тут требовались отвага и верность. В свою очередь, монархический уклад позволял Государю окружать себя самыми лучшими — никто из них не мог претендовать на трон, они лишь соревновались друг с другом в службе Царю и Отечеству.

Такой элите и в голову не приходило показное противопоставление себя народной массе — природный дворянин был занят государевой службой, никто не ставил под сомнение ни его происхождение, ни сословные обязанности. Часто на войне помещик в чине офицера вёл за собой в бой своих крестьян-рядовых — все шли под одними и теми же пулями и ядрами, все били одного врага и спали в походе под одним дождём на одной холодной земле. И каждый понимал своё предназначение и долг.

Показателен пример, имевший место при взятии неприступного Измаила.

Перед штурмом командовавший операцией полководец А.В.Суворов, не потерпевший ни одного поражения, объявил войскам, что первый, кто поднимется на крепостной вал, получит офицерский патент. Первым под шквалом турецких пуль и ядер туда поднялся подросток ещё Иван Лопухин, разжалованный императрицей Екатериной II в солдаты из-за придворных интриг его родовитых родственников. А.В.Суворов сдержал слово и присвоил ему офицерское звание, хоть это и вызвало раздражение императрицы. Храбрость и воля к победе, хорошая служба открывали в России путь наверх. Сам А.В.Суворов, сын простого дворянина, начав службу рядовым, своими талантами стяжал титул князя и звание генералиссимуса, а для России — великие победы и славу.

«Социальные лифты» работали, позволяли наиболее толковым представителям «низов» занять высокие посты в государстве: примеры А.Меньшикова, принимавшего личное участие в любом значимом сражении петровских войск, или М.Ломоносова, создавшего российскую Академию наук, тому свидетельство.

Усилиями и волей русской аристократии и дворянства — русских элит — пределы России раздвинулись до самого Тихого океана и даже на американский континент. Тут важно отметить, что без крепкой веры правящего сословия в Бога так расширить и удержать русские владения было бы невозможно. Показательно, что с ростом нигилизма в среде дворянства во второй половине XIX века Россия начала терять свои территории. Но начался процесс деградации элит ещё раньше — с разрешения императрицы Екатерины II дворянам не служить.

Процесс постепенной деградации элит Российской империи нарастал в XIX веке, когда посредством тайных обществ русской аристократии был навязан в качестве нормы стереотип поведения, который можно назвать «лёгкой фрондой». Лояльность и старательная служба Государю и Отечеству стали высмеиваться и восприниматься как анахронизм и глупость.

Засилье инородцев и революционеров в прессе — главных СМИ того времени — сыграло свою страшную роль: в период Русско-японской войны уже достаточно выраженная прослойка обеспеченного и образованного населения радовалась русским потерям и с восторженным визгом встречала победы японцев. Прошло ещё десять лет, и эти же люди разлагали единство русского народа в Первой мировой войне, вели антивоенную агитацию, саботировали военное производство и доставку на фронт боеприпасов и амуниции.

Несмотря на саботаж в тылу, русская армия в 1916 году одержала ряд блистательных побед и готовилась к кампании 1917 года, чтобы окончательно раздавить Австро-Венгерскую армию и обречь на голодное поражение Германию, — когда ряд генералов-предателей нанесли удар в спину России: арестовали Царя и вместе с представителями Думы, ставшей притоном революционеров и оплотом госизмены, сымитировали его отречение, так и не озаботившись доказательной базой. Да и зачем: разложение русских элит и даже Правительствующего Синода Русской церкви зашло уже настолько далеко, что они не только не оказали сопротивления госперевороту, но и заставили общество принять его.

Расплата была страшной! Старые элиты, предавшие своего царя, не оказавшие мятежникам сопротивления, были сметены полностью — новые революционные власти, поставленные банкстерами Уолл-стрит и британскими спецслужбами, имели задачу полного уничтожения русских элит, чтоб разрушенная и разграбленная Россия больше никогда не поднялась с колен. Страшная участь постигла и Церковь.

Народ, нарушивший страшную клятву, данную предками при избрании на престол первого Романова, понёс ужасные потери ХХ века, потерял убитыми больше, чем за всё время своего существования, потерял веру и самое своё имя. И если бы не милость Божия, исчез бы он уже с лица земли.

Из грязи в князи

Новые советские элиты лишь в редких случаях имели прямую связь с русской народной средой, а доминирующей идеологией верхушки стала борьба с «русским великодержавным шовинизмом», превратившаяся в геноцид русского народа. Политикой дерусификации на окраинах, передачей русских территорий национальным республикам, абортами советская власть на протяжении десятилетий боролась с русским народом. Попытки русского партийного актива заявить об интересах русских в СССР жестоко подавлялись на корню.

Так на протяжении десятилетий в СССР и России формировался новый русофобский правящий класс, который, в силу отсутствия нравственных ориентиров и пассионарности, очень быстро опустился в своих устремлениях до обывательского уровня: партийные руководители и дипломаты позднего СССР видели целью жизни лишь статусное потребление и жизнь «как на Западе». Вот здесь и появилась эта омерзительная черта российских элит современности — противопоставлять себя русскому народу в ценностях и нравственных ориентирах. Такие устремления партийной верхушки, уже в начале 1970-х взявшей курс на предательство народа и приватизацию его достояния, закрепили русофобский дискурс во власти.

Уже в семидесятых председатель КГБ Ю.Андропов, один из руководителей заговора против России, развёртывает сеть институтов, которые к началу девяностых подготовят когорту предателей и приватизаторов. В это же время наблюдается и вульгаризация советской эстрады и искусства, чистота и высокие устремления вытесняются со сцены — пошлость и мелочность становятся мейнстримом перестроечного времени.

С потоком пошлости и грязи в искусство и общественную жизнь приходят и их носители, а будучи приняты обществом, закрепляют за собой статус властителей дум и законодателей мод. Дурной тон, мелкие и мерзкие создания становятся образцом для подражания миллионов. Дипломаты великой страны готовы стерпеть любой плевок и продать любые интересы страны, лишь бы остаться на престижном месте за границей...

Путь в новую «элитку» всё чаще лежит через постель и воровство. Слово «честь» становится забытым символом ушедших времён. Порядочность — почти ругательством. «Порядочный» теперь означает «лох».

Теперь отбор в высшие эшелоны работает в обратную сторону: начальник боится взять толкового подчинённого, чтоб не потерять своё место, а значит, постепенно падает планка качества служащих — всё ниже, и ниже, и ниже! В итоге на ответственных должностях в ведомствах и службах оказались люди, которых можно охарактеризовать как беспросветную серость, которые видят свой функционал в перекладывании бумаг, а взять на себя ответственность в важном для России деле или пойти на доклад к начальнику с «плохой вестью» для них катастрофа.

Нормой стали «постельные» карьеры, когда один влиятельный банкир проталкивает своего «партнёра» в губернаторы, а другой заставляет миллионы телезрителей смотреть на свою «эскортницу» в качестве телеведущей. Базарный стиль в МИДе и сам МИД, который максимум, что может, — это «выражать озабоченность»… И русофобия как норма жизни.

Именно вот эти «эскортницы» и «певички ртом», чиновники и «распильщики» бюджетов, дипломаты, готовые продаться хоть полякам, хоть «укропам», ещё вчера жившие наравне со всеми и никакими способностями не блиставшие, более всего стремятся своей показной роскошью, развратом и русофобией отгородиться от народа, плюнуть ему в душу, обозначить себя элитой и привилегированным классом.

Без элиты народ — всего лишь демографический материал; но если те, кто называет себя элитой, — ничтожество, то лучше заменить такие элиты «свежей кровью», теми, кто любит Россию и готов за неё умереть, — настоящей элитой.

Часть 2. Князь или грязь: какими должны быть элиты России.

Автор: Артём Шарлай
Фото: wikimedia.org: Alexey Nikolsky / Government.ru

Поделиться ссылкой: