• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

30.04.2019

«Князь Курбский — не «первый либерал». Он — «первый власовец»

Автор:

Алексей Селиванов.

30 апреля 1564 года князь А.  Курбский, несогласный с политикой Ивана IV Грозным и обвиненный в государственной измене, бежал из Юрьева в Литву.

Самые умные из либералов называют князя Курбского своим предшественником. (Самые умные – это те, кто знают о существовании князя). «Первым русским либералом» называл его ещё Николай Добролюбов. Однако, заслуживает ли Андрей Курбский такого определения? Мог ли вообще быть либералом князь — Рюрикович XVI века?

Надо сказать, что для современных либералов ассоциировать себя с Курбским — это не лучшее решение. Для того, что бы стать похожим на князя Андрея, нужно для начала стать героем войны и дослужиться до ранга главнокомандующего русской армией. Курбский отличился во Втором походе на Казанское ханство, служил воеводой Пронским, разбил Крымского хана Девлет-Гирея. Во время штурма Казани Курбский лично атаковал ворота, продолжал сражаться, получив ранения, и раненым же довершил разгром татар. Позже, в 1560 году, Иван Грозный назначает князя Курбского главнокомандующим русскими войсками в Ливонии и под его командованием русские сражаются довольно успешно. Покажите мне современного либерала, который в боях за Россию отличился бы личной храбростью в бою!

Слово «диссидент» Курбскому подходит немного больше. После казанской победы Иван Грозный приблизил к себе князя, фактически введя его в круг избранных. Ближайший круг советников Царя назывался «Избранной радой», и в её состав входил князь. Вот из советников главы государства диссиденты получаются чаще…

Но Курбский — не диссидент. Диссидентом он был бы, если бы просто уехал из России, и мирно писал бы свои письма в эмиграции. Курбский — военный предатель. И современный либерал, уподобляя себя Курбскому, как бы признаётся нам, что в любой момент готов за деньги перебежать на сторону военного противника, продать все военные секреты и лично воевать против своего Отечества.

Курбский перебежал на сторону польского короля, когда его друзья из «Избранной рады» начали терять своё влияние при дворе. Но князю-военачальнику ничто не угрожало, а он уже начал переписку с королём Сигизмундом. Переписка, в которой Курбский обсуждал условия своего перехода на польскую сторону, длилась полтора года!  У князя было очень много времени, чтобы подготовиться. И он подготовился!

Вообще, больше всего похоже на то, что Курбский просто хотел бросить надоевшую жену. Посудим сами — князь покидает Россию с большим обозом, несколькими десятками слуг и золотой и серебряной казной, часть средств из которой он лукаво «одолжил» перед бегством у монахов Печорского монастыря. А вот жену и сына он оставляет в Юрьеве (Дерпте)!

На польской службе Андрей Курбский приносит много пользы противникам России. Шутка ли — бывший главнокомандующий! Он сдал Сигизмунду всю русскую агентуру, все секреты оборонительных рубежей русских войск. И лично руководил нападениями на своих недавних братьев по оружию…

Памятник русской литературы и истории, переписка князя Курбского с царём Иваном Грозным – это не спор сторонника «либерализма» и самодержцем. Это больше всего похоже на попытки самооправдания со стороны князя. На попытки успокоить собственную совесть. Князь Андрей был представителем крупной знати — вот и выступал за повышение роли знати в государственном управлении.

Жизнь Курбского не похожа ни на жизнь либерала, ни на жизнь диссидента. Зато больше всего напоминает жизнь его тёзки — генерала Андрея Власова. Тот тоже был любимцем руководителя государства — Иосифа Сталина, «орденоносцем» и коммунистом. И тоже оставил жену в Союзе, найдя новую в германском Рейхе. Так и Курбский, через богатую вдову Марию Козинскую (урождённую княжну Гольшанскую) попытался войти в круг польских магнатов. Войти-то получилось, но отношения не заладились, ни с магнатами, ни с женой. Несмотря на личное богатство Курбского (польский король наградил его за военную помощь поместьями, городом Ковелем и польским гербом) и богатство его новой жены, польские магнаты так и не приняли его и не стали считать своим. Совсем как малороссийские крестьяне, когда к ним в село приезжал кто-то «пришлый». Курбский и его владения стали мишенью, со стороны соседей, которые так и норовили оттяпать у него земли. С ними (и с детьми его жены от первых браков) у Курбского происходили суды, и даже целые пограничные мини-войны.

Князь так и умрёт, не вылезая из судов. Хотя успеет жениться третьим браком на волынской дворянке Александре Семашко, которая родит ему сына и дочь. И потомство князя-предателя ещё сыграет свою роковую роль в истории нашего Отечества. Дело в том, что в Польше нашего князя станут называть Крупским. Эта фамилия более привычна польскому уху и произношению. Так что «Старик Крупский» из анекдота – это не только Владимир Ленин. Это князь Андрей. И потомки князя вновь вернутся в Россию в XVII столетии. И станут родоначальниками Крупских, самая известная нам представительница которых — жена Ульянова-Ленина, Надежда Крупская.

Если бы у Ленина были дети от Крупской, они были бы по материнской линии потомками князя Андрея Курбского. Но Господь не дал. Быть может, преступления рода князя-предателя и его потомков-революционеров против России, начиная с XVI века, переполнили чашу Его терпения…

Алексей Селиванов, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».