• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

14.08.2019

Конец казачьей вольницы. Упразднение «Запорожской сечи»

Автор:

Олег Ракитянский.

14 августа 1775  по повелению Императрицы Екатерины II была ликвидирована «Запорожская Сечь»

В истории «Запорожской Сечи» отмечается два хронологических этапа. Появлению этому территориальному термину предшествовали события оккупации Польшей значительных территории вниз по течению Днепра, принадлежавших номинально Литовского государству в конце 15 века. На протяжении полувека Варшава проводила политику ополячивания и окатоличивания проживающего местного православного населения, а также введение крепостного права (в Московском царстве оно формально появилось в 1596 году, но историки так до сих пор не могут прийти к единому мнению).

Жестко насаждаемый прелатами Ватикана католицизм вынуждал одних русских жителей уходить на север – в Московию, других – бросать своё имущество и поддаваться на юг, на пустующие земли за «порогами» Днепра (одна из версий названия г. Запорожье – земля за «порогом»). Но выстраиванию мирной жизни мешали постоянные набеги и нападения татар, бродячих шаек так называемых «казаков» (вольных людей). Хотя, надо отметить, что степь искони дышала разбоем, хищничеством и той особой вольностью, которую трудно отождествить с понятием свобода.

С целью защиты своего мирного бытия население вооружалось и организовывало военные отряды с выборными командирами и воинской вертикалью управления. В отличие от казаков, проживавших на территории литовско-польского государства, «беглецы» на Днепр называли себя «запорожскими казаками» или «запорожцами», а всю территориально-административную структуру своих поселений «Запорожской Сечью». Сечь, по существу, была грядой укреплений («засек») с центром на одном из островов Днепра. В 80-х годах 16-го столетия центр Сечи находился на острове Томаковка; в 90-х годах, он был перенесён на остров Базавлук, позднее на остров Хортица.

Источниками существования «запорожцев» были: война, скотоводство, рыбная ловля, охота и только отчасти земледелие. Ничьей власти над собою Сечь не признавала, хотя польско-литовское государство и считало её своей территорией. «Запорожцы» позиционировали себя борцами и защитниками «веры православной» против всех, кто на неё покушался. Вся Сечь представляла собой своего рода вооружённый лагерь «кош» (становище, лагерь, сборное место), с выборным «кошевым атаманом» (заимствованное от крымско-татарского «одоман» — начальник чабанов общего стада. «Чабан» — пастух овец). «Кош» делился на «курени» (круговое расположение повозок в форме кольца в качестве препятствия нападающим) с выборными «куренными атаманами», ещё ниже шли «сотни» с выборными сотниками.

На протяжении двух столетий запорожцы старались вести собственную внешнюю политику, принимали участие в войнах с татарами на стороне поляков, если им было выгодно – воевали на стороне Москвы против тех же татар. Не брезговали многомесячными походами-разбоями на Балканы и в Турцию. При этом никакой государственности они не желали. Однако, время вынуждало искать цивилизованные варианты сосуществования с иноверным соседом и противостоять планам Речи Посполитой стать Черноморской владычицей. Поиск компромиссов вернул эту территорию в лоно родного «Русского мира» в 1654 году, когда царь Алексей Михайлович даровал жалованную грамоту гетману войска Запорожского Его царского Величества Б. Хмельницкому и всему войску Запорожскому о сохранении и укреплении их древних вольностей. Грамота начиналась так: «Божьей милостью Мы, Великий Государь-царь и Великий князь Всея Великие и Малые России…». (Это было первое упоминание после Переяславской рады царского титула, включавшего Малую Россию). И царь, и казаки рассматривали заключённый Переяславский договор не как союз неких равных государств, а как принятие «Запорожского войска» («Запорожской Сечи» то есть всей Малой Руси) под государеву власть и защиту.

Новые атаманы и гетманы (то есть старшина – руководство Сечью) начали злоупотреблять дарованной вольностью, превращать казаков в крепостных, присваивать собранные подати, присваивать большую часть выделяемых Москвой на Малую Русь финансовых средств. Появились классы зажиточных казаков, казаков-середняков и казачьей голытьбы. Выборные военные и административные должности всё больше и больше захватывали состоятельные казаки, чьи материальные интересы вовсе не были интересами всего казачества. К тому же эта казачья верхушка всё время пополнялась выходцами из православной шляхты с запада, которая априори готовилась к измене и новому походу на Москву с очередным Лжедмитрием. И он состоялся в 1709 году, когда кошевой атаман Кость Гордиенко и гетман Мазепа подписали союзнический договор со шведским королем Карлом XII. «Запорожская Сечь» Мазепы и войска Карла начали наступление на Россию. Произошло несколько вооружённых стычек с запорожцами. И тогда царь 26 мая 1709 года издал Манифест о первой ликвидации Сечи, что и было выполнено полковником Яковлевым с помощью казачьего полковника Галагана, который двинул из Киева на Сечь три полка с тем, чтобы «истребить всё гнездо бунтовщиков». Сечь была разрушена, и позднее Пётр не позволял восстановить её. Казаки основали на землях, подконтрольных туркам и крымским татарам, Каменскую (1709—1711 гг.) и Алешковскую Сечи (1711—1734 гг.). Однако они просуществовали недолго.

Ушедшим в пределы Турции после уничтожения Сечи и поражения Мазепы запорожцам (выступившим на стороне Мазепы) после многих просьб только в 1734 г. было разрешено вернуться и снова поселиться на прежних местах. Казаки получили грамоту государыни Анны Иоанновны о помиловании и принятии в русское подданство. В результате была создана Новая (Подпольненская, или Пидпильнянская) Сечь в 11 – 13 тысяч сабель в нескольких километрах от места, где была прежняя, разоренная Сечь, а семейные поселились в сёлах-слободах, расположенных вокруг Сечи по обоим берегам Днепра. Однако теперь уже они подчинялась не гетману, а киевскому генерал-губернатору.

Воссозданная Сечь стала не столько военным, сколько хозяйственным, политическим организмом. Казаки получили полное самоуправление и земли для поселения. Появились новые структуры – «паланки». Это были своего рода «провинции» Сечи на Самаре, Миусе, Буге, Ингульце и т. д. Каждая паланка управлялась полковником, есаулом и писарем, которые подчинялись Кошу. Именно земля стала главным источником дохода казаков, а не жалованье. На территориях, подвластных Сечи, население в 60-х годах 18-го века доходило до 100 000 человек.

Земли, вошедшие в состав России, постепенно заселялись выходцами с Левобережной (от Днепра) и Слободской территории (Харьковской и Белгородской областей), обзаводившимися семьями запорожцами, выходцами из Великороссии, и спасавшимися от турецких зверств сербами, греками и болгарами. Сербы переселились большими группами (в 1732 и 1751—1752 гг.). В конце 18 века в северной Таврии (Запорожье-Херсон-Николаев) обосновалось немало немцев, организовавших на этих землях свои «колонии».

Расселение и организация жизни новых переселенцев начала вызывать недовольство со стороны некоторых представителей старшины, считавших эти земли своими, что якобы давало им право на применение насилия над «захватчиками». Были сожжены несколько новых поселений, а селяне разогнаны. Тем самым запорожцами был брошен вызов царской власти. Однако при Елизавете и гетмане Разумовском это им сходило с рук.

При Екатерине II в корне ситуация изменилась. В 1763 году гетман Разумовский, который намекал о наследственном статусе своего поста, подал в отставку «по собственному желанию». Просуществовавшая с 1722 по 1727 годы Малороссийская коллегия была восстановлена. Её возглавил граф П. Румянцев. Инспекционная поездка в Малороссию повергал его в недоумение. Войсковая верхушка, управлявшая от имени Разумовского, превратилась в «шляхтичей», неприкасаемых вельмож. Дошло до того, что они стали воевать друг с другом, оспаривая земли, вооружая и стравливая казаков и крестьян. Население подвергалось нещадной эксплуатации. Рядовые казаки или разорялись, превращаясь в батраков, или занимались личным хозяйством. Отрицательным образом на войске сказался указ 1721 года о поощрении казачьего винокурения. Многие жители спились, иные пропили свои земельные участки. В 1764 г. в наставлении назначаемому генерал-губернатором Румянцеву отмечалось, что до сих пор с Малороссии не берётся ни одного рубля, а наоборот выделяется по 8 000 рублей ежегодно (Заработная плата батрака: от 2.50 руб. до 5 руб. в год на хозяйских кормах, лошадь стоила 10 – 20 руб., вол или корова 5 – 8 руб., рубаха – 40 коп, сапоги – 1 руб).

Помимо внутреннего своеволия и игнорирование царских вольностей «Запорожского войска» старшина вступила в тайный контакт с Крымом и Турцией. В канун очередной войны она получила письменное предложение от татар и турок о переходе на службу к Турции и обещание тройного жалования. С целью обсуждения условий сделки в Сечь прибыл французский эмиссар Тотлебен. Гетман Калнышевский отказался выдавать его Румянцеву и продолжил переписку с Турцией. А когда в декабре 1768 года казаки получили приказ начать войну с Турцией, они взбунтовались и отказались его выполнять. Волнения продолжались несколько месяцев, после чего запорожцы, как стражи границы, покинули кордон и татары с турками прорвались в Малороссию. Данный факт открытого предательства окончательно подвёл черту под дальнейшим существованием «Запорожской сечи». Однако в условиях войны её ликвидация была недопустима. Благоприятные условия создались после подписания с Турцией в 1774 году Кючук-Кайнарджийского мирного договора. К этому времени Россия получила выход к Чёрному морю, была создана Днепровская оборонительная линия, Крымское ханство было на грани уничтожения, второй исторический враг России — католическая Польша в 1772 году подверглась первому разделу, запорожское казачество утратило свою роль защитников южных рубежей, а учитывая набеги на соседние страны – преподносило регулярные дипломатические осложнения. Наряду с этим Екатерина II помнила, что Сечь всегда была прибежищем для беглого, бунтарского и своевольного элемента (в планы Е. Пугачёва входило заключение договора с запорожцами для совместного похода на Москву).

Операцию по упразднению «Запорожской сечи» императрица поручила своему фавориту Г. Потёмкину-Таврическому. Тот, в свою очередь, приказал сербу, генералу Петру Текели во главе войск выдвинуться для окружения казачьих укреплений. 5 июня 1775 года войска П. Текели и Ф. Чобры подошли к Запорожью. Около десяти тысяч пехотинцев, гусары и кавалерийские части ночью окружили Сечь. Казаки не ожидали такого манёвра – конный эскадрон, при поддержке Орловского пехотного полка, прошёл незамеченным мимо спящих часовых и без единого выстрела занял оборонительные укрепления перед крепостью. Такое развитие событий обескуражило казаков. Воспользовавшись замешательством Текели зачитал ультиматум о сдаче крепости и расформировании «Запорожской Сечи».

Спустя два месяца 14 августа 1775 года Екатерина II подписала манифест «Об уничтожении Запорожской Сечи и о причислении оной к Новороссийской губернии», в котором, в частности, было указано, что «…отныне употребление слова «запорожский козак» будет рассмотрено нами, как обида нашей императорской величественности». Трое запорожцев – гетман Калнышевский, войсковой судья Павел Головатый и писарь Глоба были осуждены по обвинению в измене и сосланы в монастыри. Калнышевский прожил в Соловецком монастыре до 112 лет и умер в 1803 году, приняв монашеский сан. Рядовые казаки не подвергались преследованиям. Некоторые атаманы получили офицерские чины и стали дворянами. Часть войска ушла в устье Дуная и в 1778 году была признана подданными Турции. Другая часть вступила в сформированное «Войско верных Запорожцев» («Черноморское войско»). По поручению Потёмкина его возглавили бывшие запорожские старшины Антон Головатый, Захар Чепига и другие. За особое отличие в войне с Турцией, указом ЕкатериныII от 30 июня в 1792 г. оно было переселено в устье р. Кубани и положило начало Кубанскому казачьему войску.

АВТОРЫ, ИСТОРИЯ, Олег Ракитянский, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».