журналист

Кто охотится на русских военкоров?

8 октября 2020 года бомбовым ударом ВВС Азербайджана был тяжело ранен известный военкор Юрий Котенок. Вместе с ним ранения получили корреспондент портала «Офицеры России» Левон Арзанов и сопровождавший их Грант Бадалян. Новость крайне неприятная, тревожная — все, кто знает Юрия, переживают за него и молятся (кто верует) о его выздоровлении, — но, на первый взгляд, не вызывающая удивления: никто на войне не застрахован от шальной пули, осколка, снаряда. Кто следит за событиями на Донбассе, в Сирии, других горячих точках планеты, понимает, что в современных «гибридных» войнах надпись «PRESS» на одежде журналистов и на их машинах в зоне боевых действий сродни приговору, она делает их первоочередной целью для противника. Ведь монополия на пропаганду в военное время — важнейшее условие победы в современных конфликтах, в которых информационная составляющая не менее важна, чем успехи на поле боя.

Но по мере изучения обстоятельств ранения военкора появляется и удивление, и подозрения, что это не просто «шальной осколок», и не просто «попадание бомбы», а тщательно спланированная именно против русских военкоров диверсия азербайджанских и турецких спецслужб.

Вот как понимает эти события сам пришедший в сознание военкор Юрий Котенок, человек в военном деле далеко не новый:

«Удар 100% был намеренным, ещё до нашего приезда над церковью около 20 минут кружил беспилотник, как только мы оказались внутри, почти сразу был нанесён удар».

Давайте и мы восстановим последовательность событий того дня в городе Шуши:

  • ВВС Азербайджана при помощи целеуказания с беспилотников наносят бомбовый удар по храму Христа Всеспасителя в Шуши, с первого раза добиваясь прямого попадания.
  • Беспилотники (БПЛА) Азербайджана продолжают контролировать обстановку вокруг храма, причём операторы этих БПЛА могли находиться как в Азербайджане, так и в Турции.
  • После получения информации о бомбардировке и частичном разрушении храма в Шуши военкоры отправляются в этот город; азербайджанские БПЛА контролируют с воздуха дороги вокруг города и заблаговременно могут обнаружить автомобили корреспондентов (надпись PRESS).
  • Какое-то время прибывшие военкоры потратили на то, чтобы войти в повреждённый храм, начали съёмку повреждений, и… прогремел второй взрыв.

В этой истории есть ряд разведпризнаков, которые сразу обращают на себя внимание:

  • Первый бомбовый удар пришёлся сразу в цель — бомба попала в своды храма. Храм с точки зрения бомбометания — сложная цель. Попасть с первого раза мог только высокоточный управляемый боеприпас — авиабомба с каналом управления, возможно лазерным, возможно телевизионным.
  • Небольшое время с момента входа военкоров в храм до его вторичного поражения. Это значит, что самолёт ВВС Азербайджана либо БПЛА Азербайджана или Турции с управляемыми авиабомбами на борту барражировал рядом с районом храма в готовности к бомбометанию по команде оператора на основе разведданных, получаемых в режиме реального времени с разведывательного БПЛА, летавшего над храмом.
  • Точное попадание управляемой бомбы в отверстие от прежнего попадания. Такая точность наведения авиабомбы возможна только при управлении по радиоканалу на основании данных телевизионной головки самонаведения или ГСН с лазерным наведением по лазерному лучу, которым цель подсвечивается с БПЛА или самолёта-носителя.

В любом случае, налицо все признаки заранее спланированной и проведённой на высоком профессиональном уровне спецоперации с применением пилотируемой или беспилотной авиации и управляемых авиационных боеприпасов. Операция сложная и дорогостоящая, требующая участия различных ведомств и санкции на достаточно высоком уровне. Почерк и уровень исполнения нехарактерны не то что для Азербайджана, но даже и для самой Турции. Высокий технический уровень исполнения и смысловое наполнение напоминает почерк западных спецслужб, скрывающихся за спиной турок в целом ряде провокаций на территории другого соседа Турции — раздираемой войной Сирии.

Для кого в Азербайджане или Турции военкоры имеют такое значение, что ради их убийства и запугивания остальных была проведена столь сложная спецоперация?

18 сентября 2020 года в «Официальном вестнике» Турецкой Республики появилась информация о создании специального отдела Управления телекоммуникаций и связи Турции, получившего название «Стратегические коммуникации и антикризисное управление» (Strategic Communications & Crisis Management) фактически, новой спецслужбы, которая должна бороться с любым альтернативным официальному взглядом на действия Турции, представленным в СМИ. То есть за монополию официальной турецкой пропаганды.

Функционал нового отдела — борьба с информационными кампаниями, направленными против Турции. Что может быть более направлено против Турции, чем правда о событиях, происходящих в НКР при турецкой поддержке и подстрекательстве?

Вдохновителем и главным поджигателем новой войны в Нагорном Карабахе стал мнящий себя новым султаном президент Турции Эрдоган. В Сирии Эрдоган для достижения целей и интересов Турции на территории соседнего, суверенного государства очень любит использовать боевиков террористических организаций, многие из которых запрещены в России. Оккупированный Турцией сирийский Идлиб стал зоной присутствия целого ряда подконтрольных Анкаре террористических группировок, в том числе таких опасных, как «Хайят Тахрир аш шам» (организация, запрещённая в РФ) — переименованная «Джебхат ан Нусра».

К 8 октября для всех, в том числе и для турецких кураторов Ильхама Алиева стало ясно, что азербайджанский «блицкриг» провалился и предстоит долгая и изнурительная работа по «прогрызанию» обороны НКР. Боевая устойчивость и мотивация азербайджанских военных оказались недостаточны для затяжных боевых действий, сопровождаемых высокими потерями и лишениями. Кроме того, потери могли сильно уронить уровень поддержки Алиева в стране.

Азербайджану и Турции понадобились настоящие «псы войны», привыкшие к многолетним боевым действиям. Однако репутация этих «псов войны» оказалась настолько компрометирующей любую сторону, которая прибегнет к их помощи, что международное сообщество может от неё отвернуться, а противник, наоборот, получит лавры борца с терроризмом. Кроме того, привычки идлибских боевиков в отношении мирного населения могли, в случае попадания в объектив телекамеры, вызвать нежелательную для Анкары и Баку реакцию в мировых СМИ. И если от репортажей армянских военкоров можно отмахнуться, сославшись на заинтересованность и пропаганду воюющей стороны, то репортажи и материалы российских военкоров вызвали бы куда большее внимание и доверие. Поэтому туркам стало предельно важно удалить русских военкоров из зоны конфликта до прибытия и развёртывания боевиков.

Ведь сама по себе правда о методах войны, которые применяет на сопредельных территориях Турция и её сателлиты, — самый страшный удар по её международной репутации и самая эффективная информационная кампания.

Идя на поводу у Эрдогана и применяя на своей стороне террористические группировки, президент Азербайджана приравнял себя к таким же сателлитам Турции, как сирийские туркоманы и террористические вооружённые формирования Идлиба. Эрдоган запятнал репутацию Алиева кровью и связью с террористами, маргинализировав его международный статус. Так руководитель независимого Азербайджана начал постепенно превращаться в одного из несуверенных сателлитов Эрдогана.

Удар по христианскому храму и гибель журналистов именно в нём, по замыслам идеологов Эрдогана, должны был консолидировать зарубежных мусульман вокруг Турции с одной стороны, а с другой — обесценить в их глазах гибель иностранных журналистов.

Слава Богу, Юрий Котенок, как и его спутники, выжил и уже пришёл в сознание. Теперь ему предстоят долгое лечение и реабилитация. Мы же, не имея возможности помочь его выздоровлению напрямую, можем помочь ему молитвой о скором выздоровлении и полном восстановлении этого отважного русского военкора, воина правды, много лет приносившего нам вести о войне на Донбассе, а теперь принявшего на себя удар от подлого и амбициозного «недосултана», врага всякой правды.

Автор: Артём Шарлай
Фото: pixabay.com

Поделиться ссылкой: