ПУБЛИКАЦИИ

24.05.2018

Культ советизма или почему обыватель XXI века ненавидит царя Николая Александровича

2018 год очень важен для исторической памяти. Именно в этом году встречаются две даты, которые как вехи отмечают жизнь и судьбу России.

6 / 19 мая русские монархисты отметили 150-летие со дня рождения страстотерпца царя Николая II, а в ночь с 16-го на 17 июля сего года исполняется 100 лет с момента мученической кончины царской семьи и верных слуг, пострадавших вместе государем.

У одного из современных российских писателей-фантастов, причем весьма приличного и даже вроде как придерживающегося монархических убеждений, вдруг с недоумением читаешь, в недавно переизданном произведении, такое: «Так и идешь телком по прямой дороге к революции и Ипатьевскому подвалу. И ладно бы одной семьей все ограничилось! Хотя Николашку с семьей все‑таки жалко. Не самые худые люди были, токмо дурные, ну да не живота ж за это лишать… Так ведь сколько еще народу после этого положить пришлось!» Возможно, что автор излагает не личные мысли в романе, но представления своего героя. Однако…

По сути, подобная точка зрения совершенно не является редкостью в современном российском обществе. Она постоянно тиражируется и распространяется в СМИ. Причем есть ведь взгляды и еще хуже, когда император Николай Второй откровенно называется слабовольным и кровавым тираном, а все история России периода его правления (а чаще и всего Российского государства, чуть ли не с времен благоверного князя Александра Невского) окаймляется черной траурной рамкой.

А если просматривать споры в соцсетях о Царской России, то невольно обнаруживается, что градус ненависти к Николаю II буквально зашкаливает и переходит все морально допустимые границы. Даже Адольфа Гитлера и маньяка Чикатило так не поносят, как русского самодержца. Особенно в этом «деле» отмечены люди молодых поколений, родившиеся после распада Советского Союза. Более старшие поколения и более сдержанны в оценках и мнениях. И это, естественно было бы списать на чисто юношеский максимализм и прочее. Но не получится. Молодые поклонники СССР гораздо агрессивнее, нетерпимее и бездоказательнее, чем защитники Царской России. Этот же тренд прослеживается и при дискуссиях между людьми старших возрастов, только все идет спокойнее и тише. Хотя и встречаются исключения, где, например, пенсионер из Подмосковья о царе Николае II свои развернутые суждения безапелляционно излагает только матом и отменно брызжет словесными елеем, патокой и медом при упоминании «вождя мирового пролетариата».

Вообще диалог с советофилом любому напомнит разговор с упертым «иеговистом», который любое возражение воспринимает в штыки и ответы черпает из «Сторожевой башни».

Вы можете приводить сотни фактов в пользу государя и Российской Империи – их примитивно проигнорируют. Вы решаетесь, наконец, обратится к советской же статистике – на это без раздумий вам говорят, что такого не может быть, ибо не может быть никогда. А потом начинаются «старые песни о главном»: «Как хорошо в стране советской жить!» Одним словом, перед нами ситуация развертывания некоего типичного религиозного или даже сектантского дискурса.

Культ советизма – это квазирелигия, а если точнее, то сектантская разновидность «гражданской религии», имеющая и обряды, и догматику, и жреческую организацию (включающая в себя, в том числе, и записных проповедников, и «теологов» от коммунизма).

В нормативном религиоведении достаточно долго все религии разделяли на монотеистические (единобожные), пантеистические («божество есть все») политеистические (языческие), дуалистические («два равноценных божества: доброе и злое»), атеистические (Бога-Личности-Творца нет! Буддизм здесь вполне стандартен).

Культ советизма – это политеизм, переплетенный с пантеизмом и дуализмом. И вся эта каша сдобрена изрядной толикой оккультизма. Если вспомнить «Двенадцать стульев» (1927) и «Золотого теленка» (1931) – романы И. Ильфа и Е. Петрова (брата Валентина Катаева), в которых нет ни одного доброго образа сословий из досоветской России: полностью осмеяны крестьянство («…будь на месте Остапа какой-нибудь крестьянский писатель-середнячок из группы «Стальное вымя», не удержался бы он – вышел бы из машины, сел бы в траву и тут же бы на месте начал бы писать на листах походного блокнота новую повесть, начинающуюся словами: «Инда взопрели озимые. Рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку. Понюхал старик Ромуальдыч свою портянку и аж заколдобился»), интеллигенция (Васисуалий Лоханкин), духовенство (отец Федор), дворянство (Киса Воробьянинов) и даже рабочий класс (чего стоят те же разглагольствования слесаря Полесова о трамвае!). Так вот главный «герой» Остап Бендер изрекает вскользь: «Набил бы я тебе рыло, только Заратустра не позволяет» («Двенадцать стульев») и «Мне тридцать три года – возраст Иисуса Христа. А что я сделал до сих пор? Учения не создал, учеников разбазарил, мертвого Паниковского не воскресил» («Золотой теленок»). Продувная бестия, плут и мошенник нэповского разлива – Бендер горько иронизирует над самим собою и Сыном Божиим чисто материалистически, но выявляется то, что даже здесь проскакивает ницшеанство – Остап сам не прочь стать Богом (но не на Голгофу взойти, а распоряжаться человеками). А первое выражение еще интереснее, оно опять отсылает к Ницше. Вряд ли Бендер изучал зороастризм в университетах, но вот о книжечке «Так говорил Заратустра» наверняка слышал, а может быть и читал ее.

Шутки шутками, сатира сатирою, но в почитании Ленина, которое является фундаментом культа СССР и советизма, явно проглядывают элементы дуалистического зороастризма. Владимир Ульянов – это Ахурамазда. Его почитатели должны бороться за светлое будущее против сил тьмы. Ленин – «самый человечный человек» и по определению близок каждому: от сущего младенца и до старика. Он призывает к справедливости. Его учение верно и не подлежит изменению. Ильич обладает множеством имен, отражающих его деятельность: «вождь мирового пролетариата», «теоретик коммунизма», «творец Октябрьской революции», «гений», «дедушка Ленин», «друг детей», «прозревший будущее», «выдающийся мыслитель», «живее всех живых» и т. п.

Сакрализированное имя (фамилия, псевдоним) Ленина включаются в составные советские имена: Арвиль (армия Ленина), Вилен (В. И. Ленин), Вилорд (В. И. Ленин – организатор рабочего движения), Вилорик (В. И. Ленин – освободитель рабочих и крестьян), Винун  (Владимир Ильич не умрет никогда),  Владлен (Владимир Ленин), Волен (воля Ленина),  Изаида (Иди за Ильичем, детка), Изиль (Исполняй заветы Ильича), Лелюд (Ленин любит детей), Ленинид (Ленинские идеи), Лентрош (Ленин, Троцкий, Шаумян), Лес (Ленин, Сталин), Лориэрик (Ленин, Октябрьская революция, индустриализация, электрификация, радиофикация и коммунизм), Лунио (Ленин умер, но идеи остались), Марлен (Маркс, Ленин), Тролен (Троцкий, Ленин), Эрлен (Эра Ленина), Ясленик (Я с Лениным и Кpyпской)… На этом остановимся, хотя и список далеко не завершен. Любопытно, что здесь прямо видна чисто языческая традиция включать имена богов в имена собственные людей. Сравните, например, с античными именами: Адмет, Аполлодор, Аполлоний, Деметрий, Диоген, Диомед, Дионисий, Зенон и т. д.

Под Лениным себя чистили (Маяковский), сверяли свои поступки с «ленинскими делами», «измеряли Лениным», «шли ленинским путем», двигались «всегда вместе с Лениным, всегда по одной дороге».

Культ Ленина зародился еще в 1918 году, уже тогда Емельян Ярославский выпустил работу «Великий вождь рабочей революции Владимир Ильич Ульянов-Ленин». Интересно, что бюсты Ленина, созданные скульптором Г. Д. Алексеевым (1881–1951), в 1920 г. (при жизни Ильича!) были установлены более чем в 20 городах РСФСР. Потом же число памятников Ильичу росло постоянно. И их наставили столько, что поверить лишь в желание почтить память человека не верится. Так в Древнем мире с помощью идолов создавали магические «места силы», привязанные к тем или иным божествам.

В самом Советском Союзе, так называемые «культы личности» периодически менявшихся вождей, удивительно похожи на культы «божественных» императоров в Древнем Риме.

Кроме того, каждый «вождь» при власти в СССР считался непогрешимым, «Лениным сегодня», очередной реинкарнацией Ильича. После отстранения от власти или смерти «вождя» можно было ругать, но лишь за искривление «ленинских заветов» и несоответствие заданному стандарту.

Но вернемся к зороастризму в большевистском прочтении. Ленин, хотят или не хотят этого нынешние коммунисты – это Ахурамазда (светлое божество) и ему приписываются все великие и добрые деяния. А вот на роль Ахримана – антагониста Ахурамазды насильственно назначается царь Николай Александрович. Отсюда, естественно, в учении гражданской советской религии и вытекает, что до прихода Ленина господствовала тьма, которую он и развеял светом «социалистического учения и революцией».

И это не сломить научными фактами и архивными данными. Не может религиозный фанатик советизма признать ошибочности революции 1917 года, ибо тогда все его мировоззрение летит вверх тормашками. И ему остается лишь упорствовать в своем замкнутом «правоверии». Поэтому и ненавидит он святого императора Николая Александровича и Русскую Православную Церковь, так они свидетельствуют об исторической России, о России нормальной, которая жила своей самобытной жизнью. А СССР всегда боролся с Западом, но и равнялся на него и стремился к чужому и чуждому. «Догнать и перегнать Америку!» – это не идеологический лозунг, это документ эпохи абсолютного духовного банкротства.

Российское общество никак не может изжить культа советизма. Оно застряло в путах гражданской религии. Молодежь становится первой жертвой этого духовного застоя. Дуализм очень удобен из-за того, что есть четкое разделение на черное и белое. Ленина и Сталина молодые люди почитают, но не читают. Они по преимуществу доверяют новым левым «пророкам», пропагандирующим культ советизма и СССР. Чем экстатичнее «пророк», тем и больше его и превозносят.

Современный мир потребления – это языческий мир. Молодежь, стремящаяся к «справедливому» потреблению не склонна признавать собственные грехи. А советизм как раз и позволяет искать грехи чужие, а свои игнорировать.

Культ советизма не знает настоящей Любви. Не даром Ленин так часто употреблял слово «расстрелять» после Октября 1917 года и так редко слова «любовь» и «милосердие».

«Любовь не делает зла ближнему; где господствует любовь, там не бывает Каина, убивающего брата» – писал святитель Иоанн Златоуст.

Советский строй возник без любви. Любовь отнюдь не была на первом месте у советского человека. Потому и СССР прожил столь недолго.

Основными догматами советизма являются равенство и справедливость. И это привлекает молодых людей. Но давайте прислушаемся к святителю Николаю Сербскому: «Бог есть любовь, но Бог не есть равенство. Равенство изгнало бы и справедливость, и любовь, изгнало бы нравственность.

Любит ли муж жену за равенство?

И мать любит ли своего ребенка за равенство?

Разве друзья любят друг друга за равенство?

Неравенство – основа справедливости и побудитель любви.

Пока живет любовь, никто не вспоминает о равенстве.

Пока царит справедливость, никто не думает о равенстве.

Когда уходит любовь, люди говорят о справедливости и подразумевают равенство.

Когда за любовью уходит и справедливость, начинают говорить о равенстве и подразумевают безнравственность, то есть изгнанную нравственность подменяют порочностью.

На могиле любви вырастает справедливость, на могиле справедливости растет равенство».

Культ советизма погубил СССР. А теперь он вполне в состоянии уничтожить и осколок Империи – Российскую Федерацию. Жаль, что этого многие не знают и знать не алчут.

Александр Гончаров

АНАЛИТИКА, ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ, ИСТОРИЯ, МНЕНИЯ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».