ПУБЛИКАЦИИ

29.12.2017

Леонид Решетников: Россия развивается, несмотря ни на что

В новом выпуске журнала «Регионы России» вышло интервью с исполнительным директором Общества «Двуглавый Орёл» Леонидом Решетниковым. Публикуем материал – он посвящён старту новой избирательной кампании по выборам президента.

– Леонид Петрович, как Вы относитесь к нашему действующему президенту? Говорят, что во внешней политике Путин сильный игрок, но что касается внутренней… много неразрешенных проблем.

– Путин все эти годы, несмотря на трудности, ведет нашу страну твердой рукой. Просто многие не понимают, что не может быть быстрых результатов в той ситуации, в которой оказалась страна. И обычному человеку, и даже человеку, занимающемуся политикой, экономикой, хочется увидеть результат побыстрее, и он в движении изменений не видит. Да, 100 лет назад Россия сбилась с правильного пути, и это наложило негативный отпечаток на внутреннюю политику. Но если посмотреть объективно, то видно, что продвижение есть. Мы движемся по нарастающей – как страна, которая должна играть первенствующую роль. Посмотрите, каких успехов мы добились! Какое грандиозное строительство – Крымский мост. Мы же строим его не лопатами, а с помощью новейших технологий. Строим назло врагам. Восстановлена оборонная промышленность. Только что открыли производство сжиженного газа, это тоже серьезная промышленность. Проблемы решаются. Медленно, но верно Россия развивается. Мы собираем западные иномарки, предприятия автомобильной промышленности растут, как грибы. Да, проблемы есть, и немалые. Но Россия не падает вниз, она идет вперед.

И не бывает так, что внутренняя политика – отдельно, а внешняя – отдельно. Это взаимосвязанные вещи. Как проводить серьезную внешнюю политику, если сзади у тебя дырки на брюках? Кто будет считаться со страной, у которой все плохо внутри? Атомная бомба есть у всех, у КНДР тоже, но от этого ее внешняя политика не стала более результативной. Поэтому успех России во внешней политике говорит о том, что во внутренней идет поступательный процесс.

– А какие, на ваш взгляд, изменения новый президент должен внести в политическую систему страны?

– Нашей стране требуются перемены и новые механизмы политической системы. Прежде всего необходимо думать о единстве страны. Скрепы в большой стране должны быть более жесткими и четкими. Второе – надо ввести более естественное управление страной, не боясь обвинений в авторитарности и недемократичности. Наше государственное устройство очень сложное и очень невыгодное для развития. Я имею в виду и права национальных республик, и территориальное устройство, и функционирование госсистемы. С одной стороны, мы многое взяли от старой, провалившейся системы, а с другой – негативно оцененное на Западе. И получился некий критический агломерат, который за 5-10 лет невозможно разрешить, это очень сложный процесс. Надо думать, как все это изменить. Нужно вспомнить, как Россия развивалась тысячи лет, и модернизировать тот опыт. Посмотреть внимательно на вопрос народного представительства. Может быть, все-таки уйти от партийного представительства, а прийти к профессиональному, сословному? Определенные сословия у нас есть – это и военное сословие, и инженерное, профессиональное. На этой базе и надо формировать представительство. Это будет более продуктивно для нашей страны. Нужен ли нам двухпалатный парламент, или лучше однопалатное народное представительство? Надо уходить от партийной системы, которая делит людей. Ведь объединить их будет потом очень сложно. Так что ждем от нового президента новых идей.

— А как надо изменить экономику?

– Сто лет назад у нас была развитая экономика. А потом мы все поломали, отказались от многого, провели один, другой эксперимент. Сплошные эксперименты. И выйти из этого очень сложно. Хорошо, что поняли: эксперимент с советской экономической системой оказался провальным.

– Но многие считают, что наоборот…

– Это пустые разговоры. Если бы та система была правильной, она бы не развалилась.

– Но у нас было построено столько заводов…

– А нужно ли было такое количество заводов, и именно в тех районах? Как они функционировали? Масса вопросов. Повторюсь: если бы система была успешной, она не развалилась бы. Но мы не выдержали конкуренции с Западом. И те, кто защищает сейчас советскую систему, говорит, мол, Запад нам обрушил цены на нефть, – лукавят. Мы держались за счет заводов, продукция которых шла в лучшем случае в Восточную Европу и в Африку, помогая там строить социализм. Мы не были конкурентоспособными, не считая космоса и оборонки. Сейчас радуемся что, слава богу, прошли этот путь без особых потрясений. Люди не голодают, многие живут неплохо. Если вспомнить города 70-х годов и сейчас, то видно: люди стали жить намного богаче. Не надо стоять в очередях за продуктами и другими товарами, как раньше. Я это прекрасно помню. С 7-8 лет, с бидончиком, с сумочкой, стоял в очередях. Мои внучки в очередях уже не стоят.

– Но говорят, что это все сделал рынок, и никаких заслуг правительства в этом нет...

– Рынок способствовал. Пропадают неконкурентоспособные заводы, продукция которых не пользуется спросом. Правда, они все еще хотят, чтобы государство им постоянно помогало, как в СССР. Но это уже невозможно. И вот отсюда идет недовольство: мол, якобы «все пропало». Одни хотят, чтобы все происходило быстро, а другие – чтобы как в советские времена – работать потихоньку, выпускать никому не нужные изделия, не думать ни о чем, получать свою зарплату. И ничего больше не надо, пусть само государство разбирается, куда эти пластмассовые тазики девать…

– …Я недавно вернулась из Китая, и там меня поразило, что юань резко вырос. Раньше россияне там чувствовали себя богатыми, а сейчас наоборот. И ведь Китаю никто не объявлял санкции – при его коммунистическом режиме и однопартийной системе…

– А никого не интересует, какой системы придерживается Китай. Если он будет представлять альтернативу Западу, то его будут атаковать, если нет – то нет. В Китае живет 1 млрд. 300 тыс. человек, и дай Бог, чтобы хоть 100 тысяч из них жили хорошо. Мы бываем в 25 городах из 25 тысяч. Как там живут простые люди, мы не знаем. То, что мы видим, это даже не пятая часть всего Китая. А мы развиваемся, и вскоре выйдем на позиции ведущей страны мира. Вот это и беспокоит Запад. Россия, несмотря на все свои проблемы, и дороги строит, и мосты, и предприятия открываются.

– …А как же коррупция?

– А коррупция есть везде, и Россия далеко не на первом месте. Это опять же разговоры людей, которые сами дают взятки. Это проблема духовно-нравственная. Человек готов к таким поступкам. Я в своей жизни никогда взяток не давал. И с кем бы я ни говорил, все осуждают коррупцию. Все. Тогда откуда же она берется?! Сами дают взятку гаишнику вместо штрафа, сами несут подарки врачам. А что там, наверху происходит, я не вижу, мне только сообщают, что арестовали того или другого, а как там  на самом деле, мне неизвестно.

– Одних у нас сажают, а других отпускают, – эти примеры всем известны. Что это? Двойные стандарты? Это разрушает понятие справедливости в обществе.

– Я еще раз говорю – каждый должен заниматься собой. И тогда все прекратится.

– Я согласна с тем, что надо начинать с себя. Но все же это несправедливо, что одни должны четко жить по закону, а другие могут его нарушать, и ничего им за это не будет.

– Да «внизу» больше нарушают, чем «наверху».

– Да, но не в таких объемах…

– А это как у кого получается. Если можно больше, человек будет брать больше. Просто наверху возможностей больше. Посмотрите вокруг – на тех же коррумпированных учителей. Ведь это же мы собираем им на дорогие подарки. Мы же сами и коррумпируем их, собирая им на стиральную машину, например, на телевизор. Я не выдумываю, у меня учится много внуков, я знаю.

– Может, нужна особая система пропаганды, просвещения?

– Во многих странах с коррупцией справиться не могут. Конечно, со взятками на дорогах там справились, это очень жестко пресекается. В Европе вы попробуйте предложить полицейскому взятку – сразу наденут наручники. А в делах бизнеса, экономики во всем мире такие дела крутятся постоянно, в связи с чем время от времени случаются громкие скандалы с тем или иным политиком, бизнесменом.

– На канале «Царьград» недавно выступал президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. Речь как раз шла о том, что российскому народу чуждо деление на элиты, и тот, кто наверху, себя с Россией не отождествляет. Такие как Кудрин, Греф и другие. Они ведь не дадут построить новую систему. Как быть?

– Какая-то часть элиты будет мешать, и это естественно. Но, думаю, что большая часть настроена на эти изменения. Люди, которые не согласны – это же и есть условия нашего роста. Мы им должны доказать, убедить. А если всех, кто не согласен, высылать или сажать, то мы через 2 десятилетия снова отупеем и развалимся, как это было в советское время. Все же я думаю, что элита, которая правит страной, не вся подвержена  европейским влияниям. Мне кажется, что это сейчас небольшая, хотя и очень активная группа людей, которая заняла лидирующие позиции в начале 2000-х годов. Ее можно потеснить. У нас много достойных представителей общественности, которые занимают патриотические позиции и взгляды. И они вполне могут заменить на постах Кудрина и других, – тех, кого мы называем европейцами. И шанс создать новую элиту у нас есть. Она появится.

ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ИСТОРИЯ, ПЕРЕДОВИЦА , , , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».