• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

19.12.2017

Леонид Решетников: Вернуться в Россию: какую, как и зачем?

В новом выпуске газеты «Православный крест» вышло интервью с Леонидом Решетниковым, исполнительным директором Общества «Двуглавый Орёл», историком, кандидатом исторических наук, автором книг «Русский Лемнос», «Вернуться в Россию. Третий путь или тупики безнадежности» (издавалась на армянском, болгарском и сербском языках) и более 70 научных и публицистических статей.

Публикуем электронную версию материала:

В конце 2016 года Л. П. Решетников выступил инициатором создания Всероссийской общественной организации Общество развития русского исторического просвещения «Двуглавый Орел», ставящей цель «очи­стить историю России от клеветы и искажений, примитивизма и секуляризации, доносить ее объ­единяющий, созидающий смысл». В связи с возрастающим интересом к осмыслению трагических событий минувшего века мы попросили Леонида Петровича прояснить ряд дискуссионных вопросов.

– В резолюции недавно про­шедшего общероссийского об­щего собрания «Двуглавого Орла» и в Вашей книге «Вернуться в Россию. Третий путь или тупики без­ надежности» основной задачей декларируется возвращение в прежнюю, дореволюционную Россию. Хотелось бы узнать конкрет­нее, что тут подразумевается. У кого-­то это вызывает недоумение, смущение, они говорят: «Хотя в стране много про­блем, но мы и живем в России; куда же, к чему нас призывают вернуться?»

– Для меня и моих коллег, единомышленников, соратников, для нашего Общества Россия и Советский Союз – две разные страны. И когда люди утверждают, что мы – всегдашняя традиционная Россия и Советский Союз – шли в единомпотоке, то этим они демонстрируют свое непонимание, утрату Русского чувства – чувства православного, верующего человека. Многие не осознают, что т. н. «достижения» после 1917 года – в 20-е, 30-е, 40-е годы – были попыткой уничтожения всего Русского, всего Российского. Не только культуры или политики, но прежде всего – веры, Русской традиции, Русского миропонимания, Русского мышления...

Такие люди оперируют 80-ми годами, когда они жили в Советском Союзе. Но они забывают (или не знают вовсе), что Советский Союз создавался как антипод России. Даже имя страны изменили; мы назывались не Россией, а аббревиатурой – СССР. Это же неслучайно. У нас даже отменили преподавание истории до тех пор, пока не написали новую в 1934 году. Только в 35-м ввели изучение Отечественной истории в школах. В Советском Союзе создавали нового человека! Не Русского человека учили, развивали и т. п., а взращивали нового – советского. И как же тогда «мы одно и то же государство», как же «мы и живем в России», если нас почти 73 года подвергали обработке, убеждая мы не Русские?! Слово «Русское» тогда не употреблялось, да и до сих пор оно редко употребляется, особенно среди жителей Украины, каким я был долгое время...

Мы – еще раз подчеркиваю – стоим на позициях, что Советский Союз – это не продолжение, не особая форма России, а попытка создать совершенно другое государство, вычистить все Русское из нашей страны, мировоззрения, уклада. Это и переименование улиц, массовое, особенно в исторических центрах городов; это и уничтожение церквей... Можно указать примеры практически во всех сферах жизни...

– Да, в книге Вы хорошо описали целенаправленную подмену – ре­волюционеры понимали, что в Рус­ском человеке религиозное чувство очень сильно...

– Диавол – «обезьяна Бога», поэтому нам подменяли все. Был в Советском Союзе и «Господь Саваоф» в лице Карла Маркса, потом, прости меня, Господи, «Иисус Христос» в лице Ленина и его верный ученик Иосиф Виссарионович. Как же можно говорить, что тогда мы жили в России?! Другое дело – что не получилось нас оторвать от наших истоков, что Русский народ в конце концов «переварил» коммунизм. Но, извиняюсь, продукт переваренный – это отрава, он недоброкачественный. Вот мы по-прежнему и отравлены тем, что было в предыдущие десятилетия. Поэтому наше Общество так категорично в этом вопросе.

Мы предлагаем вернуться в Россию не примитивно – знаете, советское мышление очень примитивное... У нас же историческая наука якобы была – пусть искаженная. Но историософия вообще не рассматривалась. Какая была философия? Марксистско-ленинская, т. е. набор неких положений. И вот люди, которые сейчас говорят: «Куда это он призывает вернуться?», мыслят примитивно. Им кажется, что мы – ретрограды, архаики, реконструкторы, призываем одеться по-имперски, называться «господами-превосходительствами», кого-то назначить графом, кого-то князем... Это абсолютно тривиальное мышление, недостойное человека, который считает себя образованным... Мы же призываем не скопировать что-то – хотя прежний опыт изучать и использовать нужно, – а вернуться в Россию ментально, мировоззренчески стать Русскими, чувствовать Россию как свою Родину, как свой дом. Вернуться в Россию верующего, любящего народа.

– А что Вы вкладываете в понятия «вернуться ментально», «мировоззрен­чески стать Русскими»?

– Самый главный признак Русского человека, то, через что он стал Русским, – вера Православная. Это первая отличительная черта нашего народа. Она наложила отпечаток на Русское сознание, на весь жизненный уклад. И даже те, кто называет себя неверующим, частично тоже поражены, в хорошем смысле слова, верой, только не могут этого понять, потому что мышление их во многом замусорено стереотипами т. н. нового советского человека.

Что такое вера? Ну, я скажу элементарные вещи. Это любовь. В частности, любовь как дружелюбие и к врагам. Например, я стараюсь критиковать наших оппонентов сдержанно, не называя имен. А они – по-советски, по-НКВД-шному: пишут, что я – генерал КГБ. Но генералом я стал лишь в декабре 1995 года, когда уже КГБ не существовал. И я генерал даже не ФСБ, а Службы внешней разведки. А они так говорят не с целью дискуссии, но как будто лишь для дискредитации. Русский же человек – до того момента, пока не стал отходить от Бога (что, кстати, и привело к революции), – всегда отличался необыкновенной искренностью, честностью, добротой – любовью!

Да, Русский человек был всегда, с одной стороны, дружелюбен, милосерден. Но с другой... Я где-то прочитал про одного деревенского батюшку – он мог, извините, там так написано было, и ущипнуть какую-нибудь молодуху, мог выпить – все прощали. Но как только он допускал что-то против веры, ересь – сажали его в тачку, вывозили и в лужу сбрасывали. Т. е. люди понимали разницу – где простая человеческая слабость, а где – затрагивается стержень, святое. И тут – никаких компромиссов: «Ты извини, батя, давай в лужу». А нам предлагают сейчас духовные компромиссы со всеми – согласиться любить палачей: Иосифа Виссарионовича, Ленина, Дзержинского... «Пойдем на компромисс», «примиримся» – с кем?! Мы, православные, и так по вере своей против насилий и убийств, но согласиться с неправославными взглядами мы не можем. Как мы будем вместе работать, если «соратник» определяет все наши убеждения и усилия как «опиум для народа» и не ставит их ни во что? В чем примирение-то?! Русские всегда были готовы примириться со слабостью, с человеком, но не с преступлением.

– Получается, у нас сейчас проблема в том, что на уровне властей – светских и церков­ных – не поставлены четкие нравственные критерии? Допу­стим, есть жертвы террора, но никто не говорит, что были па­лачи. Т. е. должно быть не примире­ние, а покаяние?

– Конечно, мы же до сих пор не отделили зерна от плевел. Отсюда и непонимание у людей, в какую Россию надо возвращаться, – ведь все смешано. Поэтому мы и предлагаем: давайте отделим добро от зла.

– В книге «Вернуться в Россию» говорится о том, что наше предна­значение – быть Русской Православ­ной цивилизацией. В то же время Вы пишите: «Россия может быть только Империей, иначе она погибнет как цивилизация». И здесь тоже выска­зываются упреки: преемственность от Империи в обход советского прошлого – якобы фантастика. В этом видится чуть ли не призыв к очеред­ной революции – мол, давайте все снова разрушим и на чистом поле воздвигнем...

– Ну, во-первых, не надо забывать, что Советского Союза нет уже 26 лет – все разрушено, разрушать нам нечего! Практически даже не осталось людей, которые прожили всю свою жизнь только в Советском Союзе. Во-вторых, нужно понимать, что Россия развивалась тысячу лет в одном направлении – христианском и монархическом. Тысячу лет! А 70 лет на этом фоне – просто зигзаг, страшная ошибка. Это как если бы человек шел-шел своим путем, потом оступился, упал, ударился головой и какое-то время пролежал в обмороке. А потом медленно-медленно начал бы подниматься и двигаться в прежнем курсе.

Просто люди, которые ратуют за советский период, мыслят категориями: вот, то время, когда я жил, учился – это и есть история. Все, что было до того, не имеет для них значения. Они не понимают, что наша жизнь – 70 лет – это миг, и для государства – тоже миг. И то, что мы некогда упали, не контролировали себя и наломали дров, не должно воспрепятствовать нам вновь встать на свой тысячелетний путь. Тем более что, повторюсь, разрушать уже нечего – нет ни Советского Союза, ни социалистической экономики. Так за что продолжать цепляться, чему сочувствовать?!

А оценки исторические – естественны для каждой страны, для каждой науки, где существенны вопросы происхождения, развития, преодоления допущенных ошибок. Люди смотрят, изучают, исследуют, сопоставляют и делают выводы. А вывод тут только один – советский путь был ошибочным. И для продолжения строительства государства он не нужен, т. к. опять заведет нас в дебри. Поэтому необходимо честно признать, что мы оступились и ударились головой по собственной вине...

– Ну, нам «помогали», конечно, – не без этого...

– Всегда «помогали» и «помогают». Начиная с Киевского княжества, не иссякают, пытаются нам помешать внешние противники. Но, повторюсь, оступились мы сами и потому развалились изнутри. Слава Богу, в 1991-м не вспыхнула гражданская война, хотя и защищать уже было нечего. То, что говорят сейчас о тех днях молодые люди, спишем на их наивность или незнание, но суждения и ностальгия взрослых меня удивляют. Хочется спросить – а что они в 1991 году делали, почему не вышли отстаивать то, о чем ныне ностальгируют, почему не пошли на Дон, Кубань, Терек, как было после свержения Монархии?! Тогда ведь многие свою Россию защищали, пусть кто-то ошибался... А эти чего всполошились спустя 26 лет?! Каждый из них в период развала страны что-то собой представлял, кто-то командовал обкомами, райкомами, горкомами, дивизиями, крейсерами, самолетами – где вы были? Почему молчали?!

Еще хочу сказать – ведь мне уже 70 лет, – я помню 1956 год, XX съезд партии, когда вышел Никита Сергеевич Хрущев и заявил, что Сталин – преступник, много народа убил. Да, прямо на съезде – его знаменитый доклад. Спрашивается: товарищи, война десять лет назад закончилась, а вы все, обкомы, горкомы, дивизии, молодые здоровые фронтовики – что же вы не защищали своего «любимого вождя», который «победил фашизм»?! А когда из мавзолея его вынесли – я уже был юношей, школу заканчивал – кто-нибудь встал, поднял голос? Вынесли – и все, в ночь, закопали – полное молчание. А сейчас ностальгируют: вот, его все так любили... Если бы любили, то защищали бы. Но нет, просто боялись. Вся «любовь» у них была – страх. Я помню ту атмосферу, в которой тогда жили. Моя мама только за два дня до смерти сказала моей сестре: «Ты знаешь, у меня еще одна сестренка была, которая в 37-м году с мужем пропала». Она до 80-го года молчала, боясь навредить мне, старшему сыну. А то, что она – потомственная казачка и ее отец погиб в Первую мировую войну, она так и не открыла.

И теперь от нас требуют, чтобы мы какие-то ностальгические фантазии признали, а на реальные преступления закрыли глаза? Ну, как такое можно объединить с Русским менталитетом, с Русским мировоззрением, мироощущением?! Когда во времена Сталина убивали, ссылали – и детей, и внуков даже, до седьмого колена уничтожали, и фактов тому – миллион. Хотя, если вспомнить – когда Александра Ульянова повесили, Володенька и остальные члены его семьи, сестрички, жили, учились, никаких претензий в Царской России к ним не предъявляли. Вот это было по-нашему, по-Русски. И вот в такую Россию мы предлагаем вернуться.

– Вы говорите, что постараетесь сделать все, чтобы к 2024 году у нас была восстановлена Монархия. Но, опять же, насколько это реально? Что должно произойти в обществе, чтобы случился такой поворот? И ко­го Вы видите Государем? Как отно­ситесь к предложениям некоторых современных монархистов при­близить к полномочиям Царя полномочия президента?

– Те, кто такое предлагает, думают, что Монарх – это человек, который имеет неограниченную власть, и ничего более, ну, номинально еще благословение Церкви. Они не понимают сути, не знакомы, наверное, даже с трудами Л. Тихомирова, не говоря уже о книгах святителя Серафима (Соболева). Для них Царь – просто вождь в короне, что вполне соответствует сегодняшним реалиям. Но это опять будет диктатура, даже тирания.

Понимаете, возвращение к Монархии не означает, что у нас останутся газеты и телевидение только с одной православной программой, исчезнут абсолютно все либералы, коммунисты и проч. Это же смерть общества, которое может развиваться лишь в постоянной интеллектуальной борьбе. Когда нет оппонента – нет и развития. Поэтому мы должны строить наше монархическое общество на основе принципа «соревнования в правде». Мы, православные монархисты, будем сильными, главными, ведущими – только за счет своей крепости в вере и правде, а не благодаря тому, что закроем одних, ликвидируем других. Мы должны стать сильными духом – тогда мы сможем руководить. Тогда враг окажется слабее нас, потому что мы будем по-настоящему верующими людьми. Мы запретим только тех, кто выступает за вооруженное насильственное изменение власти – революцию. Ну, конечно, еще нужно бороться с безнравственностью, аморальностью, богохульством...

Почему многие не «вмещают», не понимают подвиг святого Царя Николая II? Только из-за этого картонного стереотипа – мол, «слабый». Им хотелось бы, чтобы «полковник Романов» возглавил карательный отряд и пошел рубить своих подданных шашкой направо и налево? Причем в той ситуации, когда подданные полностью дезориентированы, потеряны, многие обезверились... Ну, и чьим Царем ты будешь?! Разве что – лишь части народа. Но это ли православный Государь? Такое только Сталина устраивало – он был диктатором, правил частью народа, другую часть отправил – кого сразу на тот свет, кого – по этапам, в лагеря. Разве мы можем сказать о Сталине, а тем более о Ленине, что у них была любовь к нашему народу?! Нет, у них была любовь к мировой революции и идеология ненависти. А у Государя вся идеология – именно любовь... Жаль, что не все, даже среди верующих, это понимают.

Много людей у нас, которые пришли в Церковь, когда рухнула советская власть. Особенно мужчины – ища в этом поддержку. Партии не стало, а вот есть организация похожая, свой глава у них там – генсек-патриарх, сеть разветвленная, и они борются за Россию. Что же, мы, вот, тоже за Россию, – рассудили эти люди, – значит, нам туда. Но они пришли не сердцем, не через любовь. Какое тут покаяние? Ну, требует батюшка покаяться – поисповедовались. Но внутри остались теми же политработниками, сторонниками социализма, правда, уже не столь активными.

А что такое – «Монархия сегодня нереальна»? Почему нереальна? Если бы в 1913 году среднему Русскому человеку, подданному Российской Империи, сказали, что у нас через несколько лет будет республика, он бы принял говорящего за сумасшедшего. То же самое и сейчас. Да, нам вертят пальцем у виска, но мы точно знаем, что в России снова будет Монархия. Потому что это Божий Промысл; у нас есть пророчества, в которые мы верим, – мы же верующие. Все святые, старцы говорили о возрождении Царской власти, причем настоящей, а не бутафорской, конституционной или в виде тирании.

А на тему, кто будет Монархом, наше Общество не рассуждает. Да и как об этом говорить, когда еще так засорены мозги, когда у нас воцерковленные люди составляют не более 10% населения? Необходимо просто работать, надо просто приводить сознание народа в порядок. Но наши оппоненты как раз этому мешают. Почему у нас спор? Потому что они все запутывают, смешивают, смущают, соблазняют людей. Через личность Сталина, например, очерняют Монархию, подменяя Государя фигурой диктатора.

Многие в обществе не понимают разницы между абсолютной Монархией и Русским Самодержавием. Последнее обеспечивало огромную свободу для всех наших людей. Все были духовно свободными. Поэтому творили, и поэтому из маленького княжества создали Империю. Ленин ее разрушил, Сталин ее как бы воссоздал, но на принципах, уничтожающих саму идею и суть Империи: лишил народ веры, страну – единства территорий, поделив ее на национальные республики – и вот, единства уже нет; как ни взывай к справедливости, ты вынужден убивать, потому что одни стоят за Украину, другие за Грузию, и т. д.; при этом государствообразующий народ тиран извел, Русских поставил в униженное положение. А в 1952 году он расстрелял молодых Русских людей, выросших в военное время и ставших руководителями РСФСР, Ленинградской области, председателями Госплана. Молодую Русскую поросль расстрелял – 30 человек – только за то, что они предлагали усилить экономическое развитие РСФСР, не передавая все в национальные республики. Т. е. Сталин нарушил все основные принципы и понятия Империи – поэтому неверно говорить, что Советский Союз был Империей. Потому он и просуществовал всего 70 лет, а не 1100 лет, как Византийская Империя, и не 1000 лет, как Российская.

– Значит, наша цель – во­-первых, верить в восстановление Монархии в чистом, святоотеческом виде и ра­ботать над просвещением народа в этом ключе, а касательно того, как это будет, кого Господь пошлет – по­ложиться на Его волю?

– Да. Вот, говорят, перед нами два варианта. Есть «легитимисты», которые все время ищут каких-то легитимных кандидатов, от Романовых и т. д... Но Романовская династия закончилась, и закончилась блистательно – святыми, не только Царем, но и всей Его Семьей. Это памятник династии на все оставшиеся времена. Что будет дальше? Некоторые еще с надеждой рассматривают ниточки, какие-то веточки от этого рода...

А есть «соборяне», которые за Собор. Но я против слова «выбор», когда дело касается будущего правителя России. Возможно только «обретение». Мы должны Царя обрести, но никак не выбрать, а то опять будем действовать по своей воле, по своей гордыне. Вымолить – другое дело. Все слышали о Земском Соборе 1613 года, но мало кто изучает, как это происходило. Были ведь многомесячные бдения, всеобщее покаяние, молитвы... И, знаете, мы забываем об очень важном моменте – мне об этом всегда говорила любимая ученица владыки Серафима (Соболева), монахиня Серафима (Ливен), – что важно для православного человека, наряду с любовью, иметь еще рассуждение. Поэтому не так: «Устроим Собор, выберем...» Нет, ребята, это процесс непростой, очень долгий, это работа над своим сердцем прежде всего. Обретем! Господь укажет на Царя. А как укажет? Ну, мы же верующие люди, знаем на духовном опыте каждый, как Господь открывает Свою волю по молитвам к Нему...

– Хочется уточнить: Ваша органи­зация сотрудничает с кем-­то из Ро­мановых?

– У нас в руководстве есть Александр Александрович Трубецкой; он – Гедиминович, прямой потомок Гедимина, Великого Князя Литовского, – это признанная в России королевская династия. Мы сотрудничаем также с князем Шаховским из Рюриковичей. В совете у нас есть граф Капнист – но это не княжеские, а выходцы из Греции. Если еще кто-то появится – хорошо, будем смотреть... Мы готовы контактировать со всеми в деле просвещения, но считаем, что ставить сейчас вопрос ребром: кого мы видим во главе монархической России – это та же советская примитивизация.

– Еще один важный вопрос. В ре­золюции собрания «Двуглавого Ор­ла» сказано о необходимости нала­дить тесные взаимоотношения с Русской Православной Церковью. В каком состоянии этот процесс, как вы планируете работать в данном направлении? Возможно, по причи­не того, что нет мощной официаль­ной поддержки, кто-­то побаивается открыто вступать в ваши ряды. Для кого-­то по­-обывательски имеет клю­чевое значение указание «сверху»...

– Ох уж это советское наследие! Конечно, если мы будем отвлекаться на такую, я извиняюсь, болтовню: «Кто будет Царем», «как», «чего», то, понятно, никто из серьезных людей не захочет с нами иметь дело. Но мы занимаемся историческим просвещением, в котором заинтересована и Церковь – ее представители тоже все время об этом говорят. Мы же разоблачаем гонителей Православия, мучителей Новомучеников и Исповедников Российских. И на этой почве у нас уже с целым рядом епархий установлены тесные отношения, мы работаем рука об руку. Вы знаете, что нам прислал приветственное письмо владыка Вениамин Владивостокский и Приморский? В Костромской епархии у нас игумен Петр (Ерышалов) возглавляет отделение, в Ставропольской епархии второй человек, замруководителя – отец Антоний Скрынников. Есть и миряне, которые трудятся в епархиях, руководители отделов, советники архиереев... Многие митрополии нас поддерживают.

С одной стороны – правильно, сами Владыки или священники не должны в массовом порядке действовать в рамках нашего Общества. Но от них нам нужна духовная помощь – мы же православная организация. Поэтому если мы будем просить кого-то – то только стать почетным председателем или председателем попечительского совета, но не исполнителями, не организаторами.

Еще вспоминаю: Господь мне дал счастье быть духовным чадом матушки Серафимы. Поэтому я представляю себе владыку Серафима (Соболева) не только по его замечательной книге «Русская Идеология», которую рекомендую нашим критикам все-таки прочитать. Это книга святого, канонизированного, да и до канонизации десятки лет почитаемого святым, еще при жизни. Подвижника, к которому поток людей не прекращался даже в советское время. В те дни, когда я еще учился в аспирантуре в Болгарии, думал: почему люди постоянно идут к его гробу? Сам еще не понимал ничего... Так вот, насколько мне известно со слов матушки, Владыка не любил состоять в каких-то организациях, сидеть в президиумах, но духовно, молитвенно он очень многие полезные инициативы поддерживал – давал направление, благословение, принимал с вопросами, когда возникали проблемы. И я думаю, что это и есть наш путь в сотрудничестве с Русской Православной Церковью.

– Давайте подведем итог. Полу­чается, все сводится к вере – это и путь, и цель возвращения в настоя­щую Россию?

– Ну, не зря же преподобный Серафим Саровский говорил: «Спасись сам, и тысячи вокруг тебя спасутся». И каждый должен вернуться в Россию сначала в душе своей. А люди, сочувствующие коммунистам, если глубже посмотреть, защищают проект, который был нам навязан для уничтожения Русской цивилизации. Это проект глобалистов. Мировая революция – один из двух глобалистских проектов. Дьявольские силы, так их назовем, никогда не выдвигают одну программу, а всегда две, а то и три. Одна – буржуазно-демократическая, которую мы видим в лице Запада, а вторая – радикальная левая. Это делается для того, чтобы создать между ними накал, чтобы отсюда пошел огонь, на котором глобалисты греют руки. К сожалению, мы их проект с кровью на себя надели и до сих пор не можем снять. И те советские вожди, которые руководили нашей страной, были связаны с этими силами, с этими планами. Не просто так Сталин выбился во власть, не просто так американцы помогали индустриализацию проводить, не просто так они спонсировали нас во время Великой Отечественной и т. п. И сейчас, вольно или невольно, сторонники «монархии»-диктатуры защищают этот глобализационный проект! Они сами обманываются и обманывают всех нас, и опять уводят Россию с ее исторического пути, который определен Господом.

Наша же главная задача – не мощное государство со множеством танков и пушек. Наша миссия от Бога – нести факел Православной веры, который нести больше некому.

Беседовали Анна Самсонова и Анастасия Державина

АНАЛИТИКА, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, МНЕНИЯ, ПЕРЕДОВИЦА, СМИ О НАС , , , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».