«Лишали состояния и казнили»: Как в России расправлялись с нарушителями карантина

Автор:

Михаил Смолин.

Неожиданность вводимых ограничений в Москве вызывает множество недовольства. Как всегда, слухи, обвинения и страхи наполняют интернет.

На самом деле, ограничение прав и свобод гражданина прописаны в той самой любимой оппозиционерами Конституции 1993 года, защищать которую от поправок они встали все как один.

В статье 55, пункте 3 записано, что запреты можно вводить совершенно конституционно. Среди прочих пунктов, при которых ограничения возможны, стоит и «здоровье».

Зачем QR-коды при медицинском карантине?

Другой вопрос, как связан карантин с присвоением москвичам QR-кодов, которое проанонсировала мэрия? Где тут сугубо медицинские меры безопасности?

Начнём с технической стороны дела. Как говорят специалисты, за неделю такую систему сделать невозможно. Пока будут делать – карантин уже давно кончится. Нужны служебные смартфоны для чинов правопорядка. Создание особого шифрования, онлайн-базы данных, защищённое подключение и идентификация подключения каждого сотрудника.

Но Бог с ней, с технической составляющей. Зачем вообще нужна такая система контроля за гражданами? А если безудержная административная (а может, и не только) фантазия дойдёт до запрета (а не рекомендации, как сейчас) наличных денег, свободы «торговать и покупать» (по Священному Писанию)?

Всё-таки наличные деньги, свобода продавать и покупать – это больше, чем простые гражданские права, они имеют и значительную удерживающую апокалипсическую составляющую. А с банковскими и муниципальными карточками отключение от всех земных благ становится всё более лёгким предприятием. QR-коды в этой парадигме не вызывают оптимизма.

Будем надеяться, что всё-таки до спецпропусков и QR-кодов дело не дойдёт. Но если это всё же будет введено, то коснётся оно как раз самых законопослушных горожан, тех, до которых городским властям легче всего дотянуться и которые являются самыми неопасными и самыми вменяемыми москвичами.

А как собираются контролировать миллионные толпы мигрантов в городе Москве? И приезжих из других регионов? Как всегда, по остаточному принципу, без всяких кодов и систем.

Карантины в Российской Империи

Эпидемии в нашей стране случаются не впервые. И карантинные системы были не раз апробированы в Российской Империи.

До революции существовал трёхтомный Устав врачебный, входивший в т. XIII Свода законов Российской Империи. Он постоянно пополнялся новыми сведениями и подробно расписывал, как и при какой эпидемии действовать государственным и медицинским служащим.

В его составе находился особый Устав карантинный. Нарушение его пунктов государство карало весьма сурово, поскольку эпидемии чумы, оспы, холеры были мировыми эпидемиями и выкашивали многие тысячи людей.

Например, кто силой сопротивлялся карантинным мерам, карантинной страже и самовольно сжигал карантинные заведения, того лишали всех прав состояния и казнили. За нарушение карантина, за выход самому и выпуске людей из него ловили и ссылали в Сибирь.

При тайном сообщении между собой лиц, состоящих под карантинным надзором, в местах оцепления, внутри карантина или карантинного порта, после выдерживания в карантине также подвергали аресту.

В общем, русское государство всегда строго и внимательно подходило к народным эпидемиям, стараясь своими жёсткими мерами сократить ущерб, наносимый смертельными болезнями.

Современные действия власти

Дореволюционные оппозиционеры, как и современные, похожи как две капли воды. Как в прошлом, так и сейчас они всегда против власти, что бы она ни делала. Не случайно и то, что пафос современных борцов с Путиным объединён лозунгом «борьбы с Самодержавием». И здесь был бы Непутин – боролись бы с Непутиным, как боролись в своё время с русскими Императорами.

Современные принятые меры (кроме призыва не ходить в церкви) – никакая это не «дичь» и не «авторитаризм». Да и принятые меры не имеют никакого отношения к ФКЗ «О чрезвычайном положении», как об этом часто рассуждают. А проведены они согласно закону «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», где в статье 31 разрешается органам власти субъекта Федерации вводить карантин.

Чрезвычайное же положение может быть введено, если карантинные меры не достигнут результата и распространение коронавируса не прекратится. Это, не дай Бог, уже будет компетенция президента и Федерального собрания.

Поделиться ссылкой: