ПУБЛИКАЦИИ

08.03.2018

«Манифест коммунистической партии»… от Аристофана

И нынешние и былые ревнители левой идеи «свободы, равенства и братства» то и дело били и биют себя в грудь, что, дескать их «единственно верное» учение отвечает последнему слову всеобщего прогресса и инновационнее ничего нет и более не предвидится. Чтобы это подтвердить обладатели кипящего и пламенеющего Разума под головными уборами постарались уничтожить или понадёжнее спрятать НЕНУЖНЫЕ исторические факты, но к их сожалению не все рукописи горят или вечно пылятся в спецхранах за семью замками…

Итак, перед Вами отрывок из комедии древнегреческого комедиографа Аристофана., которая была также известна под названием «Законодательницы». Поставлено сие действо было на Ленеях аж в 392 году до Р.Х... — во время кризиса афинской демократии (война, разруха, упадок интереса горожан к общим делам города).

Хитро сбежав ночью от мужей, афинянки под предводительством молодой бойкой Праксагоры переодеваются в мужчин и, придя в народное собрание, уговаривают всех вручить власть женщинам.

Получив путём сего нехитрого «заговора» бразды правления, женщины обобществляют имущество и устанавливают новые порядки — отчасти комические (как, например, предписание, согласно которому мужчины должны уделять равное внимание всем женщинам — и молодым, и старым, и красивым, и безобразным), но в целом оказывающиеся благими для Афин и пр.

Итак, чего же в деталях насудили и нарядили идейные «прабабушки» т.т. Люксембург, Цеткин, Коллонтай и Крупской в афинском народном собрании? Читателям вряд ли будет скучен представленный ниже диалог между главной «законодательницей» Проксагорой, её незадачливым старым мужем Хреметом и его соседом Блепиром:

Праксагора

Попрошу не мешать, не перечить ни в чем, не кричать вперемежку, не спорить,

Постараться понять, что хочу я сказать, терпеливо, внимательно слушать.

Утверждаю: все сделаться общим должно и во всем пусть участвует каждый.

Пусть от общего каждый живет, а не так, чтоб на свете богач жил и нищий.

Чтоб один на широкой пахал полосе, а другому земли на могилу

Не нашлось; чтоб у этого – толпы рабов, а другой и слуги не имел бы.

Нет же, общую жизнь мы устроим для всех и для каждого общую участь!

Блепир

Как же, общую участь для всех?

Праксагора

Не спеши, за дерьмо не хватайся, не глядя.

Блепир

И дерьмо будет общим у всех?

Праксагора

Видит Зевс, ты меня перебил слишком рано!

И об этом как раз я хочу говорить. Мы общественной сделаем землю.

Всю для всех, все плоды, что растут на земле, все, чем собственник каждый владеет.

От имущества общего будем кормить вас, мужчин, мы, разумные жены,

Бережливо и мудро хозяйство вести, всенародно отчет отдавая.

Блепир

Как же тот, у кого ни сажени земли, но зато серебро и червонцы

И сокровища скрытые?

Праксагора

Все передать он обязан на общее благо.

Блепир

А когда не отдаст? Поклянется на лжи? Все добро ведь стяжал он неправдой.

Праксагора

Да ведь выгоды больше не будет ему никакой.

Блепир

Почему же не будет?

Праксагора

Никого ни к чему не принудит нужда. Ведь у всех будет все в изобилье:

Хлеб, закуски, венки, виноград, и плащи, и гороховый суп, и лепешки.

Что за польза ему состоянье скрывать? Пораскинь-ка мозгами! Подумай!

Блепир

Разве ж нынче не тот, кто богаче других, вороватее всех и преступней?

Хремет

Так бывало, дружочек мой, прежде, пока по старинным мы жили законам.

А сейчас, когда жизнь будет общей для всех, что за прибыль в обманах и кривде?

Блепир

Если встретишь девчонку веселую вдруг, позабавиться с нею захочешь, –

То при денежках можно девчонку добыть. Ну а так? Баловаться в постели

Дело общее тоже?

Праксагора

Конечно, ведь впредь обнимать будут женщин бесплатно.

Знай, и женщин мы сделаем общим добром, чтоб свободно с мужчинами спали

И детей, по желанью, рожали для них.

Блепир

Что ж получится? Все устремятся

К расчудеснейшей, к той, что красивее всех, с ней одной захотят насладиться.

Праксагора

Но с красивою рядом уродки стоять и старухи курносые будут.

Кто обняться захочет с хорошенькой, тот пусть сперва поласкает дурнушку.

Блепир

Как же нам, пожилым, поступать, если лечь с безобразною нужно сначала?

Изведемся вконец и до точки дойдем, не дорвавшись совсем до красивой.

Праксагора

Право, спорить не будут. Не бойся! Смелей! Никому не захочется спорить.

Блепир

Да о чем же, скажи!

Праксагора

Чтоб с тобой ночевать! Из-за этого спора не выйдет.

Блепир

Да, для вашей сестры в этом выгода есть. Позаботились вы превосходно,

Чтобы щель ни одна не осталась пустой. Только как же с мужчинами будет?

Станут женщины бегать от тех, кто дурен, за красивыми станут гоняться.

Праксагора

Точно так же, как будут красавцев ловить у ворот после пира дурнушки,

Так хорошеньких станут уроды стеречь, и приказано будет в законе,

Чтобы женщинам с теми, кто юн и силен, ночевать дозволялось не прежде,

Чем тщедушных они, мозгляков, стариков позабавят любовною лаской.

Блепир

Вот тогда уже нос задерет Лисикрат пред красавцами и молодыми!

Праксагора

Феб свидетель, народу на пользу пойдет наш закон. Посмеемся над теми,

Кто, надувшись, франтит, у кого на руках перстеньки золотые с печатью.

Подойдет в башмаках деревенских бедняк и на франта прикрикнет: «В сторонку!

Отойди, погоди! Я управлюсь сперва, а тебе корешочки оставлю».

Блепир

Если этак вот будем мы жить сообща, как сумеет детей своих каждый

Различать, расскажи!

Праксагора

А зачем различать? Будут дети своими отцами

Всех считать, кто по возрасту годен в отцы, кто постарше годочков на двадцать.

Блепир

Со спокойною совестью смогут тогда задушить старикашку любого

По неведенью чистому! Разве ж теперь, когда дети родителей знают,

Их не душат они? А не будут и знать, уж, конечно, задушат, и баста!

Праксагора

Колотить не позволит соседа сосед. Если прежде никто о собрате

Не заботился, лупят его или нет, то теперь, кто о драке услышит,

Побоится, не станут ли бить и его, и отважно вмешается в свару.

Блепир

Не бессмысленно вовсе, что ты говоришь. Только вдруг Эпикур с Левколофом

Подойдут и папашей меня назовут – каково это будет услышать?

Хремет

Пострашнее еще приключиться беда, поужаснее может…

Блепир

Какая?

Хремет

Если примет тебя за отца Аристилл и полезет с тобой целоваться.

Блепир

Завопит он тогда и побитым уйдет!

Хремет

Все равно провонял бы ты перцем!

Праксагора

Да на счастье он раньше на свет родился, чем закон обнародован новый,

И тебе не опасен его поцелуй.

Блепир

Это было б чудовищно, право!

Кто же будет возделывать пашню?

Праксагора

Рабы. А твоею всегдашней заботой

Станет вот что: чуть длинная тень упадет, нарядившись, идти на попойку.

Блепир

Позаботится кто ж об одеждах для нас? Ведь спросить и об этом полезно!

Праксагора

Для начала достаточно тех, что на вас, а потом мы вам новые выткем.

Блепир

Об одном лишь спрошу: если пеню суду уплатить обвиняемый должен,

Где достанет он денег? Из общей казны? Это вовсе неправильно будет.

Праксагора

Да ведь исков судебных не станет совсем!

Блепир

Этим словом себя ты погубишь.

Хремет

Ну конечно, погубишь.

Праксагора

Послушай, дружок, для чего же нам будет судиться?

Блепир

Да по многим причинам, свидетель мне Феб! Назову хоть одну для примера.

Отопрется, допустим, от долга должник?

Праксагора

А веритель откуда добудет

Столько денег для ссуды? Ведь общее все.

Очевидно, украл и припрятал.

Хремет

Объясняешь отлично, Деметрой клянусь.

Блепир

Но теперь об одном расскажи мне:

Если пьяный гуляка ударит меня, возвращаясь с попойки, то как же

За бесчестие сможет буян заплатить? Здесь в тупик ты, я думаю, станешь.

Праксагора

Из обеда, которым питается он, будет вычтено. Впроголодь сидя,

Про бесчинства забудет он скоро, поверь, за которые платится брюхом.

Блепир

И совсем уже больше не будет воров?

Праксагора

Все ведь общее, где же здесь воры?

Блепир

И не станут накидок сдирать по ночам?

Хремет

Нет, конечно, коль дома ты дремлешь.

Праксагора

Если спишь на дворе, тоже разницы нет. Ведь у всякого средства найдутся.

Ну, а станут сдирать, и отдай подобру. Для чего тут ругаться и драться –

В кладовую отправившись общую, плащ ты новее и лучше достанешь.

Блепир

Значит, больше не будут в костяшки играть?

Праксагора

А на что же играть тут в костяшки?

Блепир

Ну а как ты устроишь хозяйство?

Праксагора

Для всех будет общим хозяйство. Весь город

Будет домом одним. Все прикажем снести, переборки и стены разрушим,

Чтобы к каждому каждый свободно ходил.

Блепир

Где же будут обедать? Скажи мне!

Праксагора

Где судебный был двор и присутственный дом, там отныне столовые будут.

Блепир

А подмостки на что пригодятся тебе?

Праксагора

Там кувшины расставим, и кружки,

И корчаги. Оттуда в обеденный час хоры мальчиков песнею славить

Будут тех, кто силен и отважен в бою, будут трусов стыдить и бесчестить,

Чтоб с позором ушли они прочь от стола.

Блепир

Феб свидетель, придумано славно!

Где же жребии будут тянуть? Расскажи!

Праксагора

Жеребьевку устроим на рынке,

Где Гармодия памятник. Урну для всех там воздвигнем, и очередь станет.

Получивший жетон побежит второпях в залу ту, что указана буквой.

И воскликнет глашатай: «В Богатую Сень поспешите, кто с буквою бета,

Те, кто с буквою тета, пускай полетят отобедать к Торговому Ряду,

А кто с буквою каппа, стремглав, со всех ног, побеги к Коробейным Лабазам».

Блепир

Чтобы долю урвать?

Праксагора

Всех там кушанья ждут!

Блепир

Ну, а те, кому сытная буква

Не достанется вовсе, им быть без еды, на посмешище всяким обжорам?

Праксагора

Нет, таких огорчений не будет у нас, –

Изобилье и счастье готовим мы всем,

Чтоб в веселом хмелю, нацепивши венок,

Возвращался бы с факелом каждый в руке.

Чтобы в уличках узких, толпясь и теснясь,

Догоняли бы женщины пьяных гуляк

И кричали: «Дружок, заворачивай к нам,

Расчудесная девочка ждет тебя здесь!»

«Нет, сюда заходи! –

Завопят с чердака. – Здесь другая живет,

Всех белее она и прелестнее всех!

Не забудь только прежде, чем с ней поиграть,

Полежать у меня!»

А красавца толпой старики-гниляки

Окружат и заявят: «Постой, не спеши,

Погоди-ка, дружочек, торопишься зря.

Все равно не добьешься ты цели своей.

Нам, курносым, уродам, трухлявым, хромцам,

По закону с девчонками первым лежать.

Подожди-ка ты лучше со смоквой в руке

Во дворе у дверей,

Одинокою страстью сгорая».

Ну что, вам это по сердцу?

Блепир и Хремет

И как еще!

Попытаемся же найти 10 различий с увековеченным и подхваченным в качестве руководства к действию доморощенными искателями «Правды» «Манифестом коммунистической партии» от Маркса-Энгельса. Да, ничего в «поэме» не сказано о погроме культа античных богов, но очень вероятно, что после экспроприации экспроприированного сие стало бы неизбежным логическим продолжением «реформ»…

Заставляет обратить внимание тезис Проксагоры о том, кто же будет обеспечивать материальными благами «свободнейших» граждан, объявивших производительный труд зловещим источником частной собственности. Понятно кто, РАБЫ! Не прообраз ли это крепостных-колхозников и работяг-лагерников минувшего века, обеспечивавших «коммунизм» для менее чем 0.5 % населения страны Советов? А попойки-пирушки «свободнейших», ктоорые также живописала Проксагора, не напоминают ли «лукулловы пиршества» партийных и комсомольских бонз позднего СССР? Как сказал откровенно 40 лет назад Вашему покорному слуге знакомый инструктор райкома комсомола, в комсомоле работают ни руками, ни головой, а ПЕЧЕНЬЮ!

Чем же закончился «законодательный» эксперимент, поставленный прекрасной половиной гордых Афин? Поэт-комедиограф рассказывает далее, что попытка раздачи обобществлённого имущества и всеобщего угощения закончилась большим конфузом и позором для «законодательниц». Это произошло в августе 1991 года и произойдёт с ФАТАЛЬНОЙ неизбежностью при попытке повторения злодеяния столетней давности!

Член общества развития русского исторического просвещения «Двуглавы орёл», заместитель главного редактора информагентства «Наша держава» Евгений Быков

МАСТЕРА СЛОВА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».