• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

08.02.2019

Мифы войны на Дальнем Востоке

115 лет назад, 27 января (9 февраля) 1904 года японская эскадра контр-адмирала Уриу Сотокити атаковала на рейде корейского порта Чепульпо русские корабли – крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец». С этого акта, который нельзя назвать как-либо иначе нежели агрессия, началась русско-японская война. События этой локальной войны оказались заслонены последовавшей через 10 лет Первой, а затем и Второй мировыми войнами. А между тем, именно русско-японский конфликт стал знаковым в русской истории. К ней можно отнести практически все, что ранее говорилось о Первой мировой войне: забытая война, история которой практически полностью мифологизирована в угоду политической конъюнктуре. А кроме того, именно война между Великой Японской (Дай Ниппон Тэйкоку) и Российской империями стала тем, что позже военные теоретики назовут «войной нового типа».

Истории русско-японской войны в нашей стране не повезло: лишь небольшой период – с 1905 по 1914 годы – шли хоть какие-то более-менее объективные исследования ее событий. А затем все кардинально поменялось. Не будем говорить о японской или англо-саксонской историографии – они преследуют свои собственные цели и задачи правдивого изложения русской истории им совершенно не близки. С одной стороны она всячески старается оправдать развязывание войны против России, которая выставляется единственно виновной в ней, а с другой, скрыть самую широкую финансовую и военную поддержку, оказанную микадо правящими кругами США и Великобритании. Тем более что и там время от времени появляются вполне достойный произведения. Советская же историография упорно и последовательно создавала заведомо ложный образ русско-японской войны, основу которого заложил еще В.И. Ленин. У него вся война уложилась в несколько строк: он «определил царизм как гнилую, реакционную силу, не совместимую с интересами русского народа, с интересами общественного развития страны». Сам вождь большевиков определил эту войну как результат бездарной политики Самодержавия, «которое своей глупой и преступной колониальной авантюрой завело себя в такой тупик, из которого может высвободиться только сам народ и только ценой разрушения царизма».

Восторги Ленина и большевиков по поводу неудач русской армии были понятны, так как именно большевики не стеснялись брать деньги от японских спецслужб для своей революционной деятельности. Ленинская трактовка войны, в которой по утверждению советских историков «русский царизм… потерпел жестокое поражение», вошла и в школьные учебники. В результате были извращены причины этого противостояния, цели России в войне, ход военных действий, причины преждевременного мира с Японией. До сих пор имеют место мифы о «ненужности» этой войны для нашего Отечества и о «страшном поражении», якобы полученного им от японцев. К сожалению, устоявшийся миф чрезвычайно живуч и актуален в наши дни. И, в общем-то, никого не интересуют уже давным-давно опубликованные факты, что в самой якобы победившей Японии завершивший войну Портсмутский мир был расценен обществом как мир унизительный!

Мифов о русско-японской войны великой множество, нет практически ни одного сюжета, который не был «творчески переработан». Но главных – два. Первый, это, что агрессивная Россия развязала войну на Дальнем Востоке с пусть и стремительно расширяющей свои пределы, но в общем миролюбивой, Японией. В последние десятилетия этот тезис получил новое развитие, поскольку стал составной частью раскручиваемого либералами уже универсального мифа о том, что Россия по своей сути государство агрессивное независимо от государственного устройства. Аргументы: в ХХ веке все войны, которые она вела, она сама и развязала, начиная с той самой русско-японской, включая и Первую (Германия была вынуждена начать войну чтобы упредили Россию) и Вторую (которую СССР пактом Молотова–Риббентропа, якобы, спровоцировал) мировые войны.

Что же было на самом деле? Конечно, причиной войны стала не абстрактная «агрессивная сущность» России, во многом она стала результатом активнейшего противодействия Японии, Великобритании и США попыткам реализовать Большую Азиатскую программу императора Николай II, который старался переориентировать свою внешнюю политику на Восток, и тем самым разрядить ситуацию в Европе и предотвратить грядущую войну. (Другой причиной принятия Большой Азиатской программы было и продвижение православия в восточные народы – духовная миссия русского народа.) Да и реализация программы расширения русского влияние в регионе была далека от агрессивной: именно для этого и создавалась Восточно-Азиатская компания по типу английской Ост-Индийской, которая контролировала экономику и имела бы возможность разместить в районах концессии собственный (формально не государственный) воинский контингент.

Эти действия «безобразовской клики» (по имени одного из инициаторов создания компании статс-секретаря А. М. Безобразова) были объявлены чуть ли не главной причиной войны – и этот миф жив до сих пор. Интересно, что он появился уже в те годы и его автором был знаменитый С. Ю. Витте, которому действия компании подрывали работу контролировавшегося им Русско-Китайского банка и угрожали его личным финансовым интересам.

Япония же, где в 1901 году  к власти пришли убежденные сторонники экспансии, была обуреваемая идеей создания «Великой Японии», которая должна была включить в свой состав Курильские острова, Сахалин, Камчатку, Тайвань, Корею, Маньчжурию и большую часть Восточной Сибири. В этом Япония находила поддержку Великобритании, которая в 1902 году заключила с ней военный союз направленный по существу против России. В Туманном Альбионе крайне ревниво следили за действиями России на Дальнем Востоке, поскольку ни на минуту не забывали сказанные в 1885 году слова своего премьер-министра маркиза Солсбери: «Держава, которая сможет лучше всех укрепиться в Китае, получит преобладание в мировой политике». Без финансовой поддержки Лондона и Вашингтона Япония просто не имела возможности перевооружить армию и обновить свой флот, корабли для которого в значительной степени строились на британских верфях.

Но что же «агрессивная Россия»? Еще 28 марта 1903 года на совещании с министрами, Николай II заявил: «Надо избегать повода к ссоре с Японией, война с ней совершенно нежелательна». В январе 1904 годна он вновь подтвердил свою позицию телеграфировав наместнику на Дальнем Востоке адмиралу Е. И. Алексееву: «Желаю, чтобы переговоры с Японией продолжались в дружественной форме». А менее чем за сутки до выстрела японского броненосного крейсера «Асама» у Чемульпо –26 января (8 февраля) – император разрешил русскому послу в Лондоне графу А. К. Бенкендорфу обратиться к британскому статс-секретарю по иностранным делам Г. Петти-Фицморису маркизу Лансдауну с просьбой о посредничестве для предотвращения конфликта…

Второй главный миф о русско-японской войне превратился уже в аксиому. Он звучит следующим образом: в русско-японской войне Россия («царизм») потерпела сокрушительное поражение. Огромная империя – колосс на глиняных ногах – оказалась не в силах совладать с одиноким маленьким островным государством! Понятно, что такая страна обречена, и социалистическая революция уже не за горами. В нескольких строках опровергнуть его сложно: надо подробно разбирать планы русского командования, ход сражений, изучать панические отчеты японского командования и министров, предупреждающих микадо о грядущей катастрофе. И тогда можно будет уже удивляться тому, что взявший Порт-Артур национальный герой генерал Ноги Марэсукэ обратился к микадо с просьбой совершить сэппуку (ритуальное самоубийство), чтобы искупить свою вину за большие потери. Станет ясно, почему «победоносная Япония» в тайне обращается к президенту США Теодору Рузвельту с нижайшей просьбой как можно скорее инициировать мирные переговоры с Россией, но слезно просит сохранить ее обращение в полной тайне, чтобы русские не узнали о том, что страна находится на грани экономического коллапса, а японская армия давно исчерпала все возможные резервы. И тогда, наконец, наполнятся истинным смыслом строки подписанного 18 августа 1905 года Государем Манифеста об окончании войны с Японией: «Японское правительство уступило по всем предъявленным нами условиям и настаивало лишь на возвращение ему той захваченной японскими войсками южной части острова Сахалина…  По долгу совести Моей перед Богом и перед лицом всей России Я не признал возможным подвергать испытанные доблестные войска мои и дорогую нам Родину, бесконечным ужасам и жертвам войны, ради сохранения части отдаленного острова, уступленного нам Японией в 1875 году, особенно ввиду обязательств, которые японское правительство взяло на себя по отношению этого острова».

Константин Залесский

ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *