ПУБЛИКАЦИИ

17.07.2018

Михаил Смолин: Царские останки или величайший подлог большевизма

Зачем Следственный комитет торопится с высказыванием своей позиции по «царским останкам»? Совпадут ли генетические исследования и правда Божия?

Следственный комитет РФ, в лице своего официального представителя Светланы Петренко, накануне 100-летия убийства Царственных Страстотерпцев Государя Николая Александровича и Его Семьи, опубликовал на своём сайте сообщение под названием «В Следственном комитете Российской Федерации продолжается расследование уголовного дела об убийстве членов Российского Императорского дома в 1918 году».

В сообщении Следственного комитета, по сути, были подведены итоги повторных экспертиз по останкам, найденным в Поросенковом логу в 1991 и 2007 годах.

Понять главный вывод этого сообщения, о том что «согласно выводам молекулярно-генетической экспертизы 7 из 11 обнаруженных останков соответствуют семейной группе — мать, отец, четыре дочери и сын», — не так просто как может показаться сходу.

Следственному комитету можно пожелать большей скромности и меньшей торопливости в этом сложнейшем вопросе, в котором не ему быть последней инстанцией в установлении истины.

Дают ли генетические исследования 100-процентую гарантию?

Из сообщения неясно, с каким процентом вероятности проведена идентификация. Как утверждают известные генетики, в числе которых  доктор биологических наук, сотрудник Института общей генетики имени Вавилова Л.А. Животовский, даже 99 процентов в таких случаях недостаточно. В ряде штатов США такая степень вероятности в судебной генетике, а именно в 99%, не принимается судом даже в делах по установлению отцовства, не говоря уже о делах, связанных с уголовной ответственностью.

Что означает вся эта «процентность» в вопросе генетической идентификации?

Сошлюсь опять же на мнение того же Л.А. Животовского. В Думских общественных слушаниях по этому вопросу несколько лет назад он сформулировал свою позицию очень четко: «Эта вероятность означает, что каждый сотый человек имеет такие же признаки, как и исследованные у предполагаемых останков царя Николая II Романова. При такой вероятности, к примеру, среди населения Москвы должно быть более ста тысяч лиц с такими признаками, а в России — намного более миллиона. Стало быть, в начале века среди жителей даже одной Екатеринбургской губернии были десятки тысяч лиц с генетическими признаками этих останков. Согласно же мировой судебно-генетической практике, надёжность ДНК-идентификации в уголовных делах должна быть такова, чтобы ни один человек в данном месте (городе, губернии, стране — в зависимости от обстоятельств дела) не имел бы идентификационных признаков опознаваемого лица».

Таким образом, даже если повторные экспертизы дали (а мы этого не знаем) 99,9% положительного результата, то они докажут лишь то, что только «в одной Екатеринбургской губернии» были тысячи лиц «с генетическими признаками этих останков».

И не более того.

При этом одним из главных вопросов к экспертизам, остаётся следующий: Как происходило перемещение образцов взятых у живущих и умерших представителей рода Романовых, а также образцов взятых из останков, найденных в Поросенковом логу от места взятия до места лабораторного исследования? Кто даст 100-процентную гарантию, что в лабораториях сравнивались именно «поросенковские останки» с генетическими материалами представителей Рода Романовых?

Далее. Есть странное противоречие между историческими воспоминаниями, расследованием Николая Алексеевича Соколова в 1918 году (следователя по особо важным делам Омского окружного суда, по поручению Верховного правителя адмирала А.В. Колчака расследовавшего дела об убийстве Царской Семьи и алапаевских мучеников — прим. Царьграда) и расследованием нашего времени по поводу сожжения тел. В воспоминаниях убийц есть свидетельства о том, что они жгли тела, в расследовании Н.А. Соколова есть утверждения о том, что тела сожгли. В современных же материалах об останках найденных в «поросенковом лугу», говорится что кости не подвергались термическому воздействию?! Это более чем странное несовпадение.

Ещё больше странностей со скелетом №4, который идентифицируется следствием с Императором Николаем II. Их суть хорошо передана кандидатом исторических наук Петром Мультатули: «Скелет, который выдают за останки Николая II, не имеет на черепе отметины от удара меча (во время путешествия в Японию на Николая II, тогда ещё наследника, было совершено покушение)».

«Сохранился протокол, составленный сразу после покушения. Из документа следует, что орудием покушения был стандартный полицейский меч катана с длиной лезвия около 58 см. Наследнику были нанесены две раны на правой стороне головы. Одна из них была длиной около 9 см и достаточно глубока, поскольку проникла до кости. Врач русской эскадры (наследник прибыл в Японию по морю) удалил с костной ткани слой площадью приблизительно 7✕3 мм. После такой раны всегда образуется так называемая костная мозоль. Второй врач царской семьи Владимир Деревенко, который выжил и принимал участие в расследовании страшного убийства, говорил, что если останки будут обнаружены, то он узнает череп государя именно по костной мозоли. На черепе из Поросёнкова Лога костной мозоли нет. Также у этого черепа нелеченые зубы. В то время как у царя был личный дантист Сергей Кострицкий. В Александровском дворце у Кострицкого был свой кабинет. Сохранилась и стоматологическая карта государя», — напоминает историк П.В. Мультатули.

Кроме этого есть несколько независимых экспертиз, которые не подтвердили подлинность найденных в 1991 году останков. Уже цитированный ранее профессор Лев Животовский, руководитель Центра ДНК-идентификации человека, в двух американских лабораториях, сравнивал ДНК родной сестры царицы Елизаветы Фёдоровны с останками, приписываемые императрице Александре Федоровне. И получил отрицательный результат. Другая экспертиза была проведена японским специалистом, Тацуо Нагаи, директором отдела судебной экспертизы университета Китасато. Он сравнивал кровь и пот с сюртука, оставшиеся после покушения на него при путешествии по Японии, с одной стороны с кровью Тихона Куликовского–Романова (племянника Императора II), а с другой стороны, с «екатеринбургскими останками». Совпадение с племянником подтвердилось, а с «поросенковым логом» нет.

«Его это останки или нет, должен указать Господь»

В останках, найденных в 1991 году, сомневался Патриарх Алексий II. В захоронении их в Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге, на котором настояла тогдашняя власть, ни Патриарх, ни какой-либо другой епископ не участвовал. И даже при отслуживании, заупокойных служб священниками имена Царя и Его Семьи не были поминаемы. А сам Патриарх Алексий II взял с президента Ельцина обещание, что он не будет во время церемонии захоронения называть останки царскими. Что кстати президент Ельцин и выполнил.

Нынешний Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на проходившей в Сретенском монастыре в прошлом году конференции «Дело об убийстве Царской семьи: новые экспертизы и архивные материалы», сказал, что «мы ищем ответы на судьбоносные вопросы, особенно это чувствуют члены нашей Церкви. Для нас это не просто вопрос о том, как совершено было это убийство, что все это означало, являются ли эти найденные останки останками царской семьи или нет. Это еще и вопрос, связанный с духовной жизнью нашего народа, потому что царская семья канонизирована и почитание ее в народе очень глубокое. Поэтому у нас нет права на ошибку».

Не менее чётко сформулировал позицию Церкви митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл (Наконечный): «Главное в ином: Царь прославлен, в его святости мы убеждены. А его это останки или нет, должен указать Господь. Не следователь, не антрополог, не криминалист и не генетик. Верующие должны это почувствовать».

И очень похоже, что верующие уже давно почувствовали своими сердцами, где правда Божия. Ни в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, ни в Поросенковом логе никто не молится Царственным Страстотерпцам.

Православные давно ходят стотысячными крестными ходами от Храма-Памятника на Крови во имя всех Святых в Екатеринбурге (места убиения Царской Семьи) до Ганиной Ямы. И там молятся Государю Императору Николаю Александровичу и Его Августейшей Семье.

Пока Церковь окончательно не высказалась по поводу «останков», вопрос остаётся столь же неясным, как и ранее. Несмотря ни на какие новые экспертизы. Именно Православная Церковь прославила Николая II и Его Семью как святых. А потому именно ей, Церкви, и давать главный ответ о подлинности или не подлинности останков найденных в 1991 и 2007 годах.

Царские ли это останки или величайший большевистский подлог?

Торопиться с решением этого важного, чисто религиозного вопроса ни по каким светским причинам не стоит.

Надо ждать. Господь обязательно откроет нам правду.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, МАСТЕРА СЛОВА, МНЕНИЯ, Смолин Михаил Борисович, ЦАРСКИЙ ГОД

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».