ПУБЛИКАЦИИ

29.07.2018

Михаил Смолин: Советская борьба с «великодержавным шовинизмом». Часть 3

Заключительная часть статьи Михаила Смолина о большевистской национальной политике в работах Сталина.

Во всех речах по национальному вопросу на съездах партии — с X по XVI - Джугашвили (Сталин) объявлял борьбу с «великорусским шовинизмом» главной целью для большевиков. Красный вождь утверждал на протяжении многих лет, что «решительная борьба с пережитками великорусского шовинизма является первой очередной задачей нашей партии». Этот «великорусский шовинизм» и разжигал инородческие национализмы (которые, по мнению Сталина, были только «ответной реакцией»), и мешал строительству Союза.

«Великорусский шовинизм» был для большевиков универсальным злом. И уж они с ним боролись не на жизнь, а на смерть. К чему сами и пришли в конце концов.

Джугашвили (Сталин) взывал об опасности, как мог: «мы ввели так называемый нэп, а в связи с этим национализм русский стал нарастать, усиливаться, родилась идея сменовеховства, бродят желания устроить в мирном порядке то, чего не удалось устроить Деникину, т.е. создать так называемую «единую и неделимую». (Сталин И.В. Cочинения. Т. 5. М., 1947. С. 238).

Вот уж действительно, создание «единой и неделимой» России — форменное несчастье для большевиков.

Русское великодержавие, по Сталину, спит и видит, как уничтожить всё нерусское. «Основная опасность, отсюда проистекающая, — говорил он,  опасность, проистекающая от того, что в связи с нэпом у нас растет не по дням, а по часам великодержавный шовинизм, самый заскорузлый национализм, старающийся стереть все нерусское, собрать все нити управления вокруг русского начала и придавить нерусское».

Как это русское великодержавие не уничтожило нерусских грузин, из которых выросло такое счастье для всех народов, как Джугашвили? Оно, это великодержавие, пыталось дать ему образование, обучило русскому языку, терпело, не расстреливая его, долгие годы, когда он занимался кровавыми эксами на Кавказе и другой подрывной работой.

Почему в СССР не было русской компартии?

А потому, что специалист в национальных вопросах Джугашвили (Сталин) считал, что это вредно. Опасался проявления «великорусского шовинизма», а потому крупнейшая нация в СССР не имела ни своей Академии Наук, ни своего гимна, ни своей столицы, ни своей партии, не имела она и своей национальной территории и своей государственности.

Сталин рассуждал на эту тему в следующих выражениях: «Может показаться, что целесообразнее было бы войти в Союз Республик не РСФСР, как целостному федеральному образованию, а отдельными республиками, входящими в состав РСФСР, очевидно, разложив предварительно РСФСР на составные части… идя по этому неправильному пути, мы пришли бы к такому положению, в силу которого нам пришлось бы, кроме восьми автономных республик, выделить еще из РСФСР специальный русский ВЦИК и русский Совнарком, что повело бы к большой организационной перетряске, совершенно ненужной теперь и вредной, и что не требуется ни в какой мере ни внутренней, ни внешней обстановкой». (Об объединении советских республик: Доклад на Х Всероссийском съезде Советов. 26 декабря 1922 г. Сталин И.В. Cочинения. Т. 5. М., 1947. С.150-151).

Это размышление лучше чем что-либо другое показывает, что РСФСР в задумках большевистских идеологов не была республикой русского народа, а была федерацией разных народов, проживающих на её территории, без образования специальной русской республики и её управленческих структур. Русская нация в советской стране не обладала национальным суверенитетом ни в каком объеме и не была ровней ни одной нации, которая обладала либо союзной, либо автономной республикой.

Интересно, что когда партия переименовывалась из Российской во Всесоюзную, то вставал совершенно естественный вопрос об образовании русской компартии, по тому же принципу, по которому были образованы национальные партии в других союзных республиках. Но 15 декабря 1925 года на Пленуме ЦК РКП(б) это резонное для обычной страны предложение в идеологических русофобских реалиях СССР было заблокировано, на том основании, что «могло бы привести к возрождению национальных предрассудков у рабочих и крестьян преобладающей нации».

Вот у всех других наций образование компартий то ли не приводит «к возрождению национальных предрассудков», то ли для страны Советов и было нужно, чтобы «национальные предрассудки» возродились у этих наций. А вот у русских, единственных в Союзе, этого не должно случиться, так как партия борется с его «великодержавным шовинизмом» и хочет, чтобы русские находились в приниженном состоянии.

Идея создать русскую компартию и русский ВЦИК была заблокирована и далее в ноябре 1926 года на совещании ВЦИК и ЦИК СССР по тем же самым опасениям из-за усиления великорусского шовинизма и из-за того, что «оставшиеся в национальных республиках русские элементы будут стремиться во что бы то ни стало воссоединиться с выделенным ядром и раздирать государственно и территориально организм национальных республик». То есть коммунисты опасались опять возврата к единой и неделимой России, которую они разделили по национальным республикам.

Джугашвили (Сталин) писал к Тезисах к XII съезду РКП(б), что «необходимо еще преодолеть те препятствия, которые переданы нам в наследство пройденным периодом национального гнёта», которое состоит «во-первых, в пережитках великодержавного шовинизма, являющегося отражением былого привилегированного положения великоруссов… они получают подкрепление в виде «новых» сменовеховских великорусско-шовинистских веяний… Многонациональное Советское государство может стать действительно прочным… если эти пережитки будут вытравлены в практике наших государственных учреждений решительно и бесповоротно. Поэтому решительная борьба с пережитками великорусского шовинизма является первой очередной задачей нашей партии».

А «во-вторых, в фактическом, т. е. хозяйственном и культурном неравенстве национальностей Союза Республик… Ряд республик и народов… не в состоянии подняться на высшую ступень развития и догнать, таким образом, ушедшие вперёд национальности без действительной и длительной помощи извне. Причины этого фактического неравенства кроются не только в истории этих народов, но и в политике царизма и русской буржуазии, стремившихся превратить окраины в исключительно сырьевые районы, эксплуатируемые промышленно-развитыми центральными районами… преодолеть его можно лишь путём действительной и длительной помощи русского пролетариата отсталым народам Союза в деле их хозяйственного и культурного преуспеяния…» (Сталин. Национальные моменты в партийном и государственном строительстве.Тезисы к XII съезду РКП(б), одобренные ЦК партии, «Правда» № 65, 24 марта 1923 г.).

Первоочередной задачей интернационалистов-большевиков в национальном вопросе стала борьба с «великорусским шовинизмом», которым именовалось любое проявление русскости в Советском Союзе. И второй задачей большевики в национальной политике ставили «действенную и длительную» безвозмездную, безропотную, недобровольную помощь русских другим национальностям.

Если это не многолетняя эксплуатация одной нации во имя других, то что это тогда такое? Риторический вопрос.

Большевиков волновали совсем другие вопросы. Так, в тех же тезисах Джугашвили (Сталин) пишет, что «великорусский шовинизм» проявляется в том, что «Союз Республик расценивается значительной частью советских чиновников в центре и на местах не как союз равноправных государственных единиц,... а как шаг к ликвидации этих республик, как начало образования так называемого «единого-неделимого». Осуждая такое понимание как антипролетарское и реакционное, съезд призывает членов партии зорко следить за тем, чтобы объединение республик и слияние комиссариатов не было использовано шовинистически настроенными советскими чиновниками как прикрытие их попыток игнорировать хозяйственные и культурные нужды национальных республик… обращая внимание членов партии на особый вред и особую опасность уклона к великорусскому шовинизму» (Сталин. Национальные моменты в партийном и государственном строительстве).

То есть Джугашвили (Сталин) призывал партийцев следить, чтобы любые нужды национальных республик сразу же осуществлялись за счет русских хозяйственных и культурных расходов. Всякое препятствование этим «нуждам» есть, по Сталину, уклон «к великорусскому шовинизму».

С ужасом думаешь, в каких тоталитарных невыносимых условиях жили наши русские предки.

Воинствующий атеизм гнал русское христианство, воинствующий классовый подход убивал высшие классы Русского мира, а воинствующий интернационализм отжимал жизненные соки у остальной русской массы населения, для развития других наций и народностей. Тех наций, которые затем и поучаствовали своими национализмами и разыгравшимися аппетитами в развале СССР.

Коммунисты просчитались, как всегда: не «великорусский шовинизм», мерещившийся им на каждом шагу, а взращенные на русские средства элиты в национальных республиках уничтожили «цитадель социализма».

Любая русофобия в России, либеральная или коммунистическая, — это путь к уничтожению государственности, к смуте и общественной погибели. Потому что никто, кроме русских, не способен на евразийском пространстве содержать великое государство, быть державной нацией. И всякий подрыв этой русской национальной почвы, всякое её истощение во имя своих социальных экспериментов или интернационалистских эксплуатаций, есть преступление, наказуемое общественным крахом. Можно подтачивать силы у Русских атлантов, держащих стены и своды нашего государства, но тогда нужно поминутно бояться, что громада этого здания может в любой момент рухнуть и раздавить всякого, находящегося в этом государственном здании под названием Россия.

АНАЛИТИКА, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, МАСТЕРА СЛОВА, Смолин Михаил Борисович, ЦАРСКИЙ ГОД

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».