Мог ли победить барон Врангель?

Автор:

Алексей Селиванов

4 апреля 1920 года генерал Врангель принимает командование Вооруженными силами Юга России. Гражданская война вступает в свою завершающую фазу.

Гражданская война всегда отличается от войны с внешним врагом. И в каждой гражданской войне на первый план выдвигаются люди, которые в мирное время прозябали бы провинциальными бухгалтерами, а в воюющей регулярной армии никогда не заняли бы должность выше ротного командира.

Это происходит оттого, что гражданская война — это не только соревнование отлаженных военных машин, специалистов генерального штаба и мерный марш колонн. Гражданская война — это соревнование воль, идей и их пропаганды. Соревнование интерпретаций. Когда можно одеть и вооружить полк, но нельзя быть уверенным, как себя поведёт этот полк завтра. Будет ли он вообще сражаться и не перебежит ли этот полк на сторону противника. Или, наоборот, что делать с полками, переходящими на твою сторону.

Гражданская война никогда не начнётся без людей, готовых отстаивать свою сторону в конфликте. Так, ликвидация Советского Союза не вызвала войны. Просто некому оказалось его защищать. Ни миллионы коммунистов и советских офицеров, ни просто граждане-добровольцы в его защиту не встали. Конфликты происходили лишь на национальных окраинах, где этносы начали разбираться между собой.

Разрушение Российской Империи и захват власти большевиками русское общество восприняло совсем по-другому. В октябре-ноябре 1917 в Москве шли бои между сторонниками и противниками большевиков. Тогда и родился термин «Белая гвардия» — так называли гражданских людей, студентов, гимназистов, присоединившихся к офицерам и юнкерам в противостоянии большевистским отрядам «красногвардейцев». Тогда московских белогвардейцев возглавлял командующий округом полковник Рябцев. Просто потому, что он полковник и командующий по должности. По воспоминаниям участников боёв, именно он, своей нерешительностью и стремлением «договариваться», привел восставших к поражению. Гражданское противостояние должно было выдвинуть новых вождей, не по должности, а по сути.

Михаил Алексеев

В эти же дни на Дон прибыл генерал Михаил Алексеев, создатель и организатор будущей Добровольческой армии. 2 ноября им было опубликовано воззвание с призывом спасти Родину. В годы Великой войны генерал Алексеев был  начальником штаба Верховного главнокомандующего, занимал ряд должностей фронтового масштаба. Однако, он не мог стать вождём Белого движения, во многом из-за того, что был участником заговора против Императора.

Русским людям, не принявшим октябрьского переворота, нужен был другой вождь. Достаточно известный и авторитетный. Не просто генерал, а былинный герой. Таким был генерал Корнилов. Его популярность была такова, что люди готовы были пробираться через всю революционную Россию, полную банд погромщиков и насильников, на Дон, чтобы вступить в его армию.

Лавр Корнилов

Под Екатеринодаром Корнилов погиб, и армию возглавил генерал Деникин. Антон Иванович был настоящим русским интеллигентом. С фундаментальными знаниями, широким кругозором, твёрдыми русскими национальными убеждениями (ещё бы, ведь он родился в Польше, а учился в Киеве!). Но и с бесконечной рефлексией, присущей русскому интеллигенту: А право ли было царское правительство? А не обидим ли мы либеральную общественность выдвижением монархических лозунгов?А что нам делать с земельной и рабочей политикой в тылу? И можем ли мы расстреливать офицеров, уклоняющихся от мобилизации, карать тыловиков-спекулянтов, закрывать оппозиционные газеты?..

Именно поэтому на «Очерки русской смуты» Деникина так любят ссылаться ненавистники Исторической России. Антон Иванович, как и все русские писатели-интеллигенты, обращал внимание прежде всего на русские недостатки, но делал это с любовью и болью. Леваки же цитирует Деникина с ненавистью и глумлением.

Антон Деникин

Деникин был талантливым полководцем. Но он так и не смог навести порядок в тылу. Беспорядочный тыл был определяющим фактором поражения, в отличие от временных недоразумений с союзниками или с руководством казачьих войск. Неопределённость политики в тылу подточила героическое остриё белой армии – закаленные в боях, но малочисленные части добровольцев в октябре 1919-го не смогли закрепить достигнутый на московском направлении успех.Огромный ущерб тылу белых нанёс ещё один феномен гражданской войны – повстанческая армия Нестора Махно. В условиях гражданской войны любой успех многократно усиливает порыв, а неудача, наоборот, ослабляет. Поэтому при отступлении части Деникина не смогли закрепиться на обозначенных им рубежах – на берегах рек Дон и Маныч, затем на берегу Кубани. Всё закончилось трагической Новороссийской эвакуацией в Крым.

Крым защищал ещё один самородок Гражданской — Яков Слащёв-Крымский, который воевал не по классическим канонам войны и умел громить и Нестора Махно. Во многом именно благодаря умелым действиям Слащёва, Белая армия смогла собраться в Крыму. Но победный дух и энтузиазм были уже во многом подорваны. А вина за любое поражение (как и заслуга за победу) лежит на руководителе. И 4 апреля 1920 года Военный совет Вооружённых сил Юга России принимает решение рекомендовать генералу Деникину передать командование генералу Врангелю.

У Петра Николаевича Врангеля за плечами – выдающийся и героический опыт Первой Мировой войны, командование дивизией, корпусом и Кавказской добровольческой армией в Гражданскую, и… критика «Московской директивы» Деникина. Врангель считал, что нужно идти не на Москву, а на Царицын, пробивая путь к объединению двух главных белых фронтов — Южного и Восточного, которым командовал Верховный правитель России адмирал Колчак.

Пётр Врангель

Врангель не был академиком Генерального штаба, как Деникин. Но он обладал качествами, более актуальными для Гражданской войны. Аристократ, гвардеец, кавалерист, он отличался храбростью и решительностью. Первый офицерский Георгий во всей армии в Первую мировую был им заслужен за лихую атаку в конном строю на вражескую батарею. Так воевал Пётр Николаевич и в Гражданскую, собирая конницу в кулак и бросая в рейды. Освобождение Кубани, Ставрополья и Кавказа во многом именно его заслуга.

Уже в середине апреля 1920-го Врангель, маневрируя белыми частями, отбил запланированный красными штурм Крыма, чем поднял дух армии. Недолгая история Врангеля-Главнокомандующего является великолепной и потрясающей. Один из первых шагов (тоже в апреле!) – переименование Вооружённых сил Юга России в Русскую Армию. Принятие долгожданных земельного и рабочего законодательства. Проведение «левой политики правыми руками». Дружественное отношение к различным национальным и социальным группам. Достаточно сказать, что генералу удалось склонить к сотрудничеству всех «зелёных» атаманов, кроме Нестора Махно, иррационально ненавидевшего русских офицеров.

Ленин и Троцкий не скрывали страха перед объединением «офицерской» и «кулацкой» контрреволюции. Интеллигентные белые вожди и простые офицеры, которые в большинстве были представителями такой же городской русской интеллигенции, не смогли донести крестьянам и рабочим привлекательность и правду своей позиции. Но Врангелю в Крыму это удалось. «Чёрный барон» навёл порядок в тылу, положив конец некоторым негативным явлениям. Врангель привлекал к работе представителей разных политических сил, хотя и не скрывал свой монархизм. Чего стоит только его обращение «Помогите мне, русские люди, спасти Родину!».

В Крыму Врангель сделал то, что, будь оно сделано раньше, принесло бы белым победу. И сохранило бы Историческую Россию. Генерал Врангель мог победить. Мог… И обязательно победил бы, не окажись он к этому времени

Русский исход

вместе с армией заперт в Крыму. Мобилизационный ресурс и размеры промышленного потенциала были несопоставимы с возможностями всей остальной территории России, занятой красными. Предательство британцев лишило Армию даже возможности приобретать боеприпасы. Поэтому Петру Николаевичу было суждено завершить борьбу лишь одним, но очень важным для Вечной России действием. Врангель блистательно провёл эвакуацию Белой России, её Исход. Без потерь приведя её в Зарубежье и сделав всё, чтобы сохранить людей, дух и реликвии Исторической России. Чтобы помочь людям выжить и устроиться на чужбине. Чтобы они, их потомки и их память могли к нам вернуться сегодня. И в этой своей главной битве Главнокомандующий, генерал барон Пётр Николаевич Врангель, безусловно, победил.

Поделиться ссылкой: