ПУБЛИКАЦИИ

01.06.2017

Море, монастырь, корабль… Морской флот Соловецкого монастыря в XVI–XVII столетиях

Средь бурного белого моря

Есть остров красивый на вид.

Купаясь на водном просторе,

Он в тихую пристань манит…

Такими словами начинается знаменитый кант Соловецкой обители. Монастырь, основанный в XV веке на Соловецких островах, в буквальном смысле слова стоит «среди вод».

В XVI столетии трудами игумена Филиппа (бывшего Федора Колычёва, будущего митрополита Московского, причисленного впоследствии к лику святых) и его преемников обитель не только отстраивается в камне, но и обустраивает собственный флот.

Складывание соловецкого флота происходит в конце XV – XVI веках, а своего расцвета он достигнет в первой половине XVII века.

Именно в XVII веке он превращается в один из самых больших морских флотов на Севере России, да и, наверное, во всей допетровской Руси. История его создания и существования удивительно красива. В то же время, она наполнена духом практицизма, как и всё, созданное силами монахов и трудников северной морской обители.

Морской энциклопедический словарь определяет «флот» как «совокупность судов определенного назначения, средств обеспечения их эксплуатации, береговых средств базирования и органов управления их деятельностью…». Авторы статьи при этом подчеркивают, что рассматриваемое слово многозначно «и часто употребляется для определения групп судов одинакового или сходного назначения… принадлежности, находящихся в определенном состоянии… имеющих одинаковые элементы основного оборудования… а также групп судов, отличающихся другими признаками…». Данное определение в полной мере применимо к совокупности судов и морской инфраструктуры Соловецкого монастыря в середине XVI – середине XVIII века. Монастырь строил, приобретал, хранил, ремонтировал морские суда, использовал их в транспортных и торговых целях. Специальная «карбасная служба», по данным на конец XVII века, занималась хранением и обеспечением деятельности монастырских морских судов. Обитель имела целый ряд оборудованных причалов – как на островах, так и на материке.

Количество и типы судов, принадлежащих обители, можно проследить по описям Соловецкого монастыря. Обитель, согласно сведениям приходо-расходных книг, пользовался морскими судами: лодьями, карбасами, реже соймами, шняками.

Согласно самой ранней из дошедших до нашего времени описей монастырского имущества – 1514 года, составленной отводе его от бывшего игумена Евфимия священнику Геласию и соборным старцам, у монастыря было четыре лодьи со снастями, в том числе одна лодья – двинская, и одна – онежская. В описи упомянуты также карбасные паруса, хотя о наличии карбасов в монастыре опись сведений не содержит.

В 1549 году у обители «четыре лодьи со всем запасом, с якори и с парусы, да карбасов больших и малых пятнадцать». В 1570 году, при игумене Варламу, Соловки располагают уже семью лодьями «со всем судовым запасом» и пятнадцатью большими и малыми карбасами. А к концу столетия, по данным 1597 года, обитель располагает восемью лодьями «со всем лодейным запасом», а также больших и малых 20 карбасов. В 1613 году у монастыря было по-прежнему 8 лодей, но уже 30 карбасов.

Таким образом, до 1632 года количество лодей и карбасов, принадлежащих монастырю, увеличивается. В описи 1632 года впервые названы соймы, хотя упоминания о них в монастырских приходо-расходных книгах мы находим с конца XVI века.

Гавань Соловецкого монастыря на Большом Заяцком острове

В 1632 – 1640 годах у монастыря самый большой флот за весь изучаемый период: 23 крупных морских судна – лодьи, 13 соем, 40 карбасов. По понятиям более позднего времени – целая эскадра! Правда не вооруженная.

В бумагах 1632 года впервые говорится о назначении судов: «в тех лодьях привозят с Колмогор в монастырь хлебные и иные всякие монастырьские покупочные запасы», «да 13 соем, а ездят в них из монастыря служебники по промыслам и по всяким монастырским службам».

От 1640 года сохранились те же данные о количестве судов. А к 1645 году флот сокращается, монастырь располагает 20 лодьями, 10 соймами, но карбасов по-прежнему 40.

После подавления раскольнического мятежа (1667—1676 годы) хозяйство монастыря сильно пострадало, в том числе и резко уменьшился морской монастырский флот. По описи, составленной князем В. А. Волконским и дьяком Алмазом Чистым июне 1676 года, у монастыря – всего шесть лодей (с лодейными снастями); восемь карбасов «весновальских», две соймы «с соемною верховою снастью», четыре карбаса «нерполовных с карбасною снастью» и два карбаса «тонны»х. Впервые в этой описи даны специальные названия судов, которые характеризуют их предназначение: карбасы, на которых ходили на веснование (весенний промысел по добыче морского зверя), за нерпами или использовали на тонях для рыбной ловли. В описи 1676 года также впервые оговаривается, что учитываются морские суда не только, находящиеся в данный момент в монастыре на острове, но и ушедшие «в путь»: «Соловецкого ж монастыря шесть лодей. И из них одна в Сумском остроге, другая на Онежском устье».

Свои морские суда были не только в самом монастыре, но и в его многочисленных материковых службах, в усольях, то есть на соляных промыслах, на рыбных промыслах.

Икона из собрания Калужского музея изобразительных искусств «Соловецкая обитель преподобных Зосимы и Савватия». Около 1629 года. Взято с сайта:  http://artmuseum.kaluga.ru/expo/expo_drev/expo_drev_jiv/

В XVII в. в наиболее крупных соляных промыслах были даже свои усольские лодьи, карбасы и речные суда – дощаники. На усольских лодьях и дощаниках отвозили соль из усолий в Курескую волость под Холмогорами, где находилась складская база Соловецкого монастыря. А оттуда на речных судах (насадах и дощаниках) соль везли к Вологде, где был один из самых крупных соляных рынков на Севере.

Так, в Ненокоцком усолье на протяжении 1650-х годов имелись лодья со всею снастью, карбасы, павозок, то есть небольшое судно, на котором возили соль от берега до лодьи.

Из приходо-расходной книги приказного старца Летнерецкого усолья Перфирия (1617–1621/1622) известно, что весной 1620 года «прислали из монастыря к промыслу лодью, цена 28 рублев, дрог [дрог – снасть для поднятия паруса или рея – А. Б.] да завоз [завоз это либо 1) ходовой якорь с длинным канатом, опускаемый впереди судна, использовался для снятия судна с мели; 2) канат для тяги судна завозом – А. Б.], цена 7 рублев…».

Таким образом, в крупных усольях чаще всего была хотя бы одна лодья и различные карбасы – небольшие промысловые суда: «езжалые», «весновальные», «нерполовные», а также павозок, чтобы грузить соль на крупное судно. Обычно за солью, вываренной в том или ином усолье, несколько раз за летний сезон приходили на лодьях старцы из монастыря. Они привозили в усолье хлебные запасы и товары, забирали соль и везли её к Холмогорам. Приказной старец мог сам отправлять один или несколько раз в год соль к Холмогорам на своей усольской лодье или дощанике. В среднем на одну лодью грузили 2000–2400 пудов соли, то есть около 33–39 тонн. Некоторые лодьи могли поднять и больше. Так, в 1663 году из Чупского усолья на Холмогоры на усольской лодье было отправлено 2735 пудов соли, то есть около 45 тонн.

В материковых монастырских службах, где находились рыбные промыслы, имелись небольшие промысловые суда. Так, например, в Кемской службе в 1677 году есть «два карбаса езжалых малых, один карбас новой, а другой ветхой; да карбас весновской ветхой; две соймы ветхие заборные. Да на Килбостров отдано: карбас торасной да 2 карбаса малых езжалых немного подержаны».

По данным на конец XVII века морскими судами занималась в монастыре специальная «карбасная служба». Наиболее ранняя дошедшая до нашего времени докусентация карбасной службы относится к ноябрю 1697 года. Однако есть основания говорить о том, что она существовала уже в начале XVII века. Карбасный старец упомянут под 1610/1611 годом.: «карбасной старец Иосиф дал денег дватцать алтын, что он продал соемной якорь онежанину Богдаше Безрукому». В июле 1642 года карбасной старец Иона дал вкладом 5 рублей. В июле 1645 года в карбасную службу у каргопольца Романа Юрьева купили 14 бочек смолы и семь порозжих смоляных бочек. В описи имущества Соловецкого монастыря 1676 года при описании котельной палаты названы «два котла весом четыре пуда, что взяты у карбасного старца».

В ноябре 1697 года в Соловецком монастыре было 18 лодей, 4 соймы, 5 судов «торосовых», 5 судов «пятинабойных», 22 судна «езжалых», шняка, 7 карбасов. В описи также учитывались не только суда, находившиеся в монастыре на момент составления документа, но и ушедшие «в путь».

В документах карбасной службы 1697 года впервые упомянута шняка и даже сказано о её предназначении: «против Святых ворот судно езжалое, да шняка, что ездят стрелцы в подъезд». Однако шняки использовались в монастыре и раньше, например, в первой половине XVII столетия. Так, в 1616 году в монастыре «продали шняку ветчаную Исаку каргополцу, денег взято 32 алтына 4 денги».

Отводная книга карбасной службы 1697 года содержит сведения, хоть и отрывочные, о строении морских судов. Шняка и судно, «на котором стрельцы в подъезд ездят» оснащены кормовыми и гребными веслами и «сопцом», то есть рулем, торосные суда также с сопцами и веслами. В описи отмечены пять судов пятинабойных, шестинабойный торосовый карбас. Один «архимандричий» карбас – «большей с полубами», а другой – «некрытой весновской», оба со всей деревянною снастью. Видимо, «четыре окончины небольшие слюдные архимандричья судна» были с вышеупомянутого палубного карбаса, но хранились они отдельно – в старом большом амбаре.

В описи Соловецкого монастыря 1705 году, составленной при указу Петра I дьяком архиерейского холмогорского дома Карпом Андреевым, среди прочих монастырских служб описывается и карбасная служба, в том числе говорится о её назначении: «Делают вновь и починивают ветхие карбасы и морские небольшие суды». По описи числилось: «Под монастырем на морской губе и в отпусках в морские рыбные промыслы и в усолья с хлебными запасы и на Двину на вологоцких судах одиннатцать лодей да сойма новых и ветхих со всею лодейною верховою и водяною всякою полною снастью с парусами и с шеимами и с якорями. Две соймы малые со всею ж снастью. Две шлюпки архимандрических, дватцать карбасов больших и малых новых и самых ветхих».

Таким образом, количество крупных морских судов, лодей, росло до 30-х – 40-х годов XVII века, а потом начало снижаться. Резко упало количество лодей (до 6) после разгрома монастыря в 1676 году. К концу XVII века количество морских судов, принадлежащих монастырю, возрастает, но так и не сможет превзойти время расцвета середины века.

Анастасия Богомазова,

ведущий специалист Российского государственного архива древних актов

Фотографии Анастасии Богомазовой.

АНАЛИТИКА, ИСТОРИЯ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».